eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Как я выбирался в губернаторы

Сейчас становится очевидной тактика врио губернатора Ленобласти Александра Дрозденко. Ему не нужны открытые, честные, свободные, а тем более шумные выборы. Роли в предстоящей кампании, похоже, уже расписали.

23:58, 29.07.2015 // Росбалт, Блогосфера

Полагаю, что 29 июля моя кампания кандидата в губернаторы Ленинградской области закончится, так и не успев по-настоящему начаться. До 18 часов этого дня надо было предоставить 161 подпись для преодоления фильтра. Несмотря на героические усилия моей небольшой команды и мои собственные потуги найти в Ленинградской области необходимое число независимых, свободных, смелых муниципальных депутатов, готовых поддержать оппозиционного политика, таковых набралось всего несколько десятков человек. Ну что ж, спасибо им за поддержку, за то, что не дали окончательно разочароваться в институте муниципальной власти!

Из того, что успел сделать за эти шесть недель: объехал десятки муниципальных образований области, встретился с сотнями жителей, участвовал в собраниях, митингах, пикетах, с невероятными усилиями довелось даже встретиться и пообщаться с живыми муниципальными депутатами. Последнее – самое яркое впечатление этого месяца.

В силу моей журналистской работы мне много приходится общаться с разными людьми – с бизнесменами, госслужащими, пенсионерами, с теми, кого обидела власть, с теми, кто за президента и кто против него. Люди давно уже свободно рассказывают анекдоты про власть, не боятся признаваться в нелюбви к правительству, не скрывают своих политических симпатий и антипатий, как-то привыкли не оглядываться по сторонам, обсуждая того или иного чиновника или функционера.

Поездив по муниципалитетам Ленинградской области, общаясь с депутатами поселений и районов, пришел в полное недоумение от того, до чего довели некогда милых и приятных людей! Более сконцентрированного страха и осторожности я не встречал в людях с доперестроечных времен. Не то чтобы они боялись говорить, они, кажется, при мне даже мыслить боялись, чтобы, не дай бог, на лице не промелькнула предательская эмоция!

В голове у меня крутилось: «Боже, ну ведь не 37-й же год, откуда этот страх, раболепство перед начальством, до чего нужно было довести людей, чтобы простое действо – выдать кандидату пропуск в следующий тур, по сути - выполнить свою конституционную обязанность и требование закона - облекалось для них в тихий ужас, в муки и душевные терзания»?

Все эти муниципальные дядечки и тетечки, мэры и «бургомистры» чуть ли не хором убеждали меня, что у нас уже есть кандидат, и что другого нам не надо. Слегка перефразируя Евгения Шварца, это было примерно так:

- Кто вас просит соперничать с губернатором?

- Вся область этого хочет.

- Да? Посмотрите в окно. Лучшие люди области прибежали просить вас, чтобы вы убирались прочь!

- Где они?

- Вон, жмутся у стен, подойдите ближе, друзья мои!

- И это народ?

- Это - хуже народа, лучшие люди области!

- Почему ваши муниципалы идут на цыпочках?

- Чтобы не действовать мне на нервы. Друзья, скажите, что вы от него хотите. Ну!

Муниципальные депутаты (хором): "Уезжайте прочь от нас! Скорее! Сегодня же!"

- Я понимаю, почему они прибежали сюда на цыпочках. Чтобы не разбудить настоящих людей!

Гениальный Евгений Шварц 70 лет назад прекрасно описал эту породу людей, пресмыкающихся перед любой властью, кто бы там ни сидел в кресле Дракона – вор, убийца, подонок, коррупционер. Драконовская вертикаль, соответственно, выстраивается ими под себя – из людей послушных и преданных дракону: «когда тебе тепло и мягко, мудрее дремать и помалкивать, чем копаться в неприятном будущем»!

Милейшая женщина-врач, муниципальный депутат Галина Васильевна после нашей полуторачасовой беседы обо всем: об убийстве Немцова, о Крыме, о демократии, о ситуации в стране и на востоке Украины – все же соглашается, наконец, что оппозиция должна участвовать в выборах, и обещает посоветоваться насчет моей поддержки с мужем-юристом. На всякий случай! А на утро сообщает мне, что она - член партии «Единая Россия» и не может дать мне подпись, так как она "государственный человек»! Этого «государственного человека» только что, по сути, вынудили оставить пост главврача районной больницы (из-за того, что она не смогла к выборам губернатора принять построенную, но совершенно недоделанную поликлинику). Она хороший заслуженный врач, все понимающий человек. Но…

Командир воинской части, муниципальный депутат, тепло принимает меня как коллегу – офицера, но показывает пальцем в потолок и признается, что армия как бы вне политики, и потому он не может поддерживать оппозицию!

Хозяин автомастерской - местный депутат, признается, что и не прочь бы поддержать меня, но у него бизнес, да к тому же члены семьи работают в администрации Дрозденко.

Но эти еще хотя бы как-то объясняют свой отказ. А вот председатель Кузьмоловского муниципального совета Анна Николаева в простоте своей заявила, что у нее весь совет как один уже отдали свои голоса действующему губернатору. На мое замечание, что врио губернатора только накануне уведомил избирком о выдвижении, она, ничуть не смутившись, заметила – ну и что, мы все равно все за него, и не надо вносить раздрай в наши стройные ряды!

Наш главный избиркомовский функционер Чуров намедни похвалил ход губернаторской избирательной кампании в Ленинградской области, объявив ее чуть ли не эталонной, и заявил, что нужно будет тиражировать этот опыт в других регионах. Ну что ж, внесу в эту копилку опыта свои наблюдения, которые остались за кадром. (Хотя, возможно, именно это как раз и собирается неформально тиражировать Чуров!)

Прохождение муниципального фильтра в Ленобласти было под тотальным административным контролем. Одним из кураторов процесса от областной администрации был советник врио губернатора Дрозденко - Андрей Танер, на местах, в районах, процесс лично контролировали главы районов, а начальники орготделов районных администраций, как правило, непосредственно контролировали всю штабную работу. Вот лишь один пример. Приезжаю в один из муниципалитетов Всеволожского района, сообщаю, что прибыл по поводу губернаторских выборов.

Меня еще в лицо не знают, и, очевидно, спутав с дрозденковским клерком, сходу рапортуют: «А у нас все хорошо - мы уже всех депутатов отправили к нотариусам, как и было спущено из орготдела, четко по времени и месту!» О как! Уточняю на всякий случай: «Это по спискам от Илавской?» (начальник отдела по организационной работе и взаимодействию с органами госвласти и местного самоуправления Всеволожской районной администрации).

- Да, от Ирины Борисовны!

В другом муниципальном совете в том же районе на всякий случай сразу уточняю, получили ли списки от Илавской. «Да, - подтверждают, - и уже отработали»! Встреченный мною там же депутат подтвердил, что уже отдал свой голос, только что вернулся от нотариуса.

- И как все прошло? – спрашиваю.

- Да все четко – распределили, кто за кого подписывает. Полчаса - и свободны!

Из разговоров с депутатами выяснилось, что у нотариуса роли между подписантами распределяли два представителя штаба Дрозденко (или «Единой России», по разным версиям, но что, собственно, один черт!) – кто из муниципалов расписывается за кандидата от ЛДПР, кто за КПРФ, кто за представителей «справедливоросов» и «Гражданской платформы»!

Смысл этого так называемого муниципального фильтра в Ленинградской области состоял в том, чтобы действующий губернатор соревновался на выборах с «техническими», заранее оговоренными спойлерами, а всех неугодных кандидатов, тем более оппозиционеров, можно было снять с дистанции.

В общем, это напомнило комедийный фильм Саши Барона Коэна «Диктатор», где офигевший от безнаказанности глава государства, чтобы выиграть чемпионат страны по бегу, стреляет соперникам по ногам прямо на беговой дорожке и первым приходит к финишу!

Что по этому поводу хочется сказать господину Дрозденко? Браво, Александр Юрьевич, вы уже, считай, финишировали! С победой вас!

То, что врио губернатора трусит, я, в общем, и не сомневался. Но насколько нужно быть не уверенным в себе чиновником, каким реальным рейтингом обладать, чтобы не допустить на выборы даже такого оппонента, как я – человека жителям области почти неизвестного. Понять его, конечно, можно - участвовать в реальных открытых дебатах на телевидении с оппозиционером не то же самое, что с договорными игроками. Это вещь опасная. Конечно же, я спросил бы его и про портовой бизнес в Усть-Луге, и про другие бизнес-интересы его жены и родственников - успешных предпринимателей. Уточнил бы, как он писал свою кандидатскую диссертацию, про связи с бизнес-группировками и влияние на губернатора со стороны олигархов, и еще задал бы массу неприятных вопросов.

Этот спектакль с регистрацией заведомо удобных кандидатов, разыгранный губернатором Дрозденко, с самого начала носил характер водевиля. В качестве оправдания досрочной отставки он заявил, что хочет заручиться доверием жителей области. А разве утверждавшие его на должности три года назад представители жителей этой области – депутаты Законодательного собрания - не передали ему это доверие? Работай еще два года, оправдывай доверие, зачем тратить бюджетные средства на досрочные выборы? Зачем отвлекать весь административный аппарат, людей в районах от важных дел на организацию праймериз, сбор подписей для своих кандидатов, на досрочное голосование (о котором чуть ниже). Это все равно как молодой муж заявляет: "Давай разведемся, чтобы я вновь попробовал завоевать твое сердце и доверие, а потом ты опять выйдешь за меня, и еще раз на свадьбе погуляем!" Но свадьба требует гораздо меньше трат, чем плебисцит в огромной области.

Потратить из областного бюджета в разгар экономического кризиса в стране 100 млн рублей на досрочные выборы, для того чтобы с помощью подобного чудовищного выборного фарса через три месяца вернуться в губернаторское кресло – это чудовищный провал! Неужели для того и возвращали прямые выборы губернаторов, чтобы превратить эту процедуру в подобное убогое зрелище?

Во времена моей курсантской молодости вырваться из военного училища в увольнение на выходные всегда было большой проблемой, мы обходили этот запрет с помощью организованных культпоходов в театр, в кино, куда, как правило, не доходили. Командиры все это быстро просекли, и в очередной раз ротный нам объявил: «А желающих идти в театр назначу сам»!

Что-то мне напомнило моего ротного в том, как поступает Дрозденко: «Желающих баллотироваться в губернаторы назначу сам»! В самом деле, не муниципальные же депутаты (списки которых на прошлых муниципальных выборах, говорят, утверждал лично губернатор) принимают решение, за кого отдать голос. За очень редким исключением.

Как где-то подметил один из главных политтехнологов Дрозденко некий Ломов (правда, по поводу других выборов): «Даже если вы поднимаете шум, все как будто бы в вату уходит. Есть выражение "сушить выборы". И сейчас информация о выборах в Ленобласти именно засушена».

Сейчас становится очевидной выборная тактика врио губернатора. Ему, действительно, не нужны открытые, честные, свободные, а тем более шумные выборы, власти хотят засушить эту кампанию, по-тихому провести операцию технического переназначения Дрозденко. Роли в предстоящей кампании выборов губернатора, похоже, уже расписали.

Вице-губернаторское кресло за участие в этом фарсе обещано кандидату от КПРФ Кузьмину – это мне по секрету рассказали в штабе коммунистов. Более того, они надеются, что «Дрозденко продержится не более года, а затем кремлевские кураторы выведут его из-под грядущих уголовных дел куда-нибудь в теплое пенсионное место - депутатом Госдумы или сенатором. И тогда вице-губернатор Кузьмин может пойти на повышение»! Вот так!

Наверняка не останутся без поощрения и другие кандидаты-спойлеры губернатора. Запасаемся попкорном, следим за грядущим распределением ролей!

В истории с возвращением прямых губернаторских выборов в России (в ходе личного участия в этом процессе) мне вспоминался старый анекдот про Полкана и Шарика:

- Полкан, вот все говорят: демократия-демократия, а что это такое?

- Ну, это - свобода, Шарик!

- Да ты же на цепи сидишь, какая тут свобода?

- Цепь-то, смотри, длиннее сделали!

- О, это хорошо!

- Да не очень, на самом деле… Миску-то тоже аж в два раза дальше отодвинули!

Стоило ли участвовать в этом фарсе? Думаю, да! Предсказывая подобное развитие событий, мы готовили доказательную базу того, что муниципальный фильтр никакой, на самом деле, не муниципальный. Какой угодно – кремлевский (говорят, по моему участию в выборах аж два раза совещались в администрации президента!) или губернаторский – по тому, как в итоге отсеяли неугодных кандидатов, или, обобщенно, - Драконовский. Когда тебе для боя предлагают вместо щита и меча выдать «скрепя сердце, медный подносик цирюльника и бумажное копье».

Я отправил более 600 писем депутатам муниципальных советов, я записал сотни файлов общения с различными чиновниками и депутатами, я, наконец, сам, наверное, один из всех кандидатов ездил по муниципалитетам, нотариусам, местным советам, пытаясь собрать подписи. Тут есть над чем подумать, обобщить и бороться за отмену так называемого фильтра если не в российской юрисдикции, так хоть в ЕСПЧ.

Сейчас у команды Дрозденко новая задача. Муниципальные советы, местные администрации напрягают, чтобы срочно предоставили списки тех, кто будет голосовать досрочно. Это, полагаю, необходимо для того, чтобы хоть как-то повысить процент явки на этом фарсе и, чтобы не получилось, как в истории в Петербурге с «недовыборами» Полтавченко, когда в одном из центральных районов Питера, по рассказу одного из членов комиссии, на избирательные участки в день голосования пришли всего около 4% избирателей.

P.S. Я вот все думаю, чего они так нас боятся? У них же все в руках – и административный ресурс, и проверенные не одними выборами бессловесные бюджетники, и послушные, тщательно отфильтрованные избирательные комиссии, и прошедшие личный отбор губернатора муниципальные депутаты! Так какого рожна вы так переполошились, ребята, что ставите преграду единственному несистемно-оппозиционному кандидату, известность которого в области ничтожно мала? Они, похоже, точно что-то знают про свой реальный уровень поддержки.

Экс-кандидат в губернаторы Ленинградской области Сергей Гуляев

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: -8°, легкий снег
Санкт-Петербург: -6°, легкий снег