eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Фанта — собака из Припяти

Фанта — ирландский сеттер, забытый, или по какой-то причине оставленный прежними владельцами в Припяти после аварии на ЧАЭС. Солдаты нашли собаку, когда она уже почти не могла передвигаться.

18:04, 26.04.2016 // Росбалт, Блогосфера

Фото из личного архива Сергея Гуляева
30 лет назад произошла авария на Чернобыльской атомной электростанции. Ликвидаторы Сергей Гуляев и Владислав Виноградов поделились своими воспоминаниями.
 
«Огненно-рыжая, с блестящей под солнцем шелковистой шерстью, она несется по земле, притоптанной тяжелыми сапогами, и пожухлой траве. Бесполезно посвистывать, пытаясь ее подозвать, приманивать даже неотразимой на вид и вкус сахарной мозговой косточкой. И ухом не поведет, пролетит мимо. Все понятно: из зоны в палаточный лагерь с работ по дезактивации возвращается батальон майора Шараева. Фанта встречает хозяина. Фанта — ирландский сеттер, забытый, или по какой-то причине оставленный прежними владельцами в Припяти. Солдаты нашли собаку, когда она уже почти не могла передвигаться и пластом лежала у дверей одной из девятиэтажек. Равнодушная ко всему, кроме мух (только на них клацала зубами, с трудом отрывая голову от пола), позволила себя перенести в БТР, и в его грохочущем железном нутре была доставлена к палатке медиков.
 

Милейший доктор Александр Демьянович Сиденко в растерянности пригладил короткий ежик седеющих волос. Дай бог разобраться бы с неотложными делами: еще не улеглась пыль, поднятая „санитаркой“, умчавшейся по срочному вызову в соседнюю деревню, а тут эта. Собака. Безымянная и слабая, она поднялась на дрожащих лапах, и все отвели глаза: шерсть на суставах вылезла, беззащитно белела гладкая розовая кожа…

„Она же голодная! — догадался кто-то. — Первым делом накормить надо!“ И уже доброхоты подхватились бежать в столовую, где вернувшиеся из Припяти оставили „расход“, но врач их остановил. „Нет. Первым делом животное нужно вымыть. Эльбрус Казбекович, — повернулся к старшему лейтенанту медслужбы Газданову. — Принеси прибор, проверим нашу красавицу“. Газданов нырнул в тень маскировочной сети, растянутой на шестах.

Когда Газданов вернулся, расстегивая футляр ДП-5, вокруг сеттера разгорелись страсти. На полусерьезное подогнать АРС, чтобы долго с мытьем не мучиться, возмущенно отозвалось сразу несколько голосов:

 — С нее не только шерсть, но и шкура слезет!

 — Кто там такой умный? Зверь в стрессе, на ногах не стоит, а его под струю! Смоет — и не найдем…

 — Готовься, собачина, к санобработке!

Но шутки смолкли, едва капитан медслужбы Сиденко опустил штангу, и датчик на ее конце слегка взъерошил спутанную рыжую шерсть. Сразу несколько голов склонились над панелью прибора: стрелку зашкалило. В тишине прозвучало дружное „Ого“! Сиденко щелкнул тумблером, переключая диапазон. Стрелка опять качнулась вправо, хоть и не так решительно. Но все равно выходило многовато.

Рядом кто-то присвистнул: — Да на ней рентгенов, как на сучке блох!

 — Она, между прочим, в том не виновата, — майор Шараев присел рядом с собакой, осторожно потрепал по загривку. — Пойдем со мной?

 — Александр Васильевич, — сказал вслед ему врач, — воды не пожалейте! Грязь и пыль дают такой высокий фон. А потом ко мне на прием!

 — Добро, — обернулся майор. — Спасибо. Не отставай… Фанта!

Так Фанта обрела новое имя и нового хозяина: жизнь налаживалась! И это была совсем другая жизнь, тоже новая и не похожая на прежнее существование в четырех стенах городской квартиры… Отдохнув, откормившись на офицерском доппайке хозяина, Фанта перестала дичиться — ее можно было погладить, почесать за лопушистыми ушами, — но всерьез она признавала только Шараева. Провожала по утрам и встречала вечером на совещаниях — благо, проводились они под открытым небом, тихо-чинно сидела в ногах и даже кинофильмы смотрела вместе с ним.

Верность вызывает уважение. Фанта поселилась не только под парусиновыми скатами шараевской палатки, она нашла уголок и в сердцах его солдат. Но вот однажды разведчики, возвратившись из очередного маршрута в зону, вместе с данными о радиационной обстановке привезли и такую новость: Фанта душит в деревне цыплят! Верить не хотелось, к чему бы Фанте эти приключения?

Маловероятное предложение, что повара жмотничают, было тут же с негодованием отвергнуто: — Еще и остается в миске, Фанта мало ест!

— Теперь понятно почему. Цыплята повкуснее будут. Когда она только успевает? Вроде, целый день у палатки дремала.

Но разведчики твердо стояли на своем. Своими глазами видели метнувшуюся через улицу в кусты рыжую собаку. А перед тем слышали истошное кудахтанье. Когда подогнали БРДМ поближе, то заметили во дворе слипшиеся от крови перышки. Черная курица обмирала от страха, прикрыв уцелевших цыплят.

— Вот здесь все это было, — уткнувшись в точку на карте палец с обломанным ногтем, уже как бы и на документальном основании, пригвождал Фанту к позорному столбу.

Против свидетелей обвинения выступила защита: — Фанта, друзья, охотничья псина. Инстинкт проснулся, можно понять. Молодая еще, кровь играет!

В конце концов прозвучал и еще один довод в оправдание Фанты: „Радиация на Фанте так сказывается, вот что!“ За консультацией обратились все к тому же Александру Демьяновичу. Он без долгих слов послал спорщиков с их вопросом куда подальше. В Академию наук, например! Но вдруг остановился, вспомнив: в тот час, когда привезли Фанту, лейтенант Курочкин с ефрейтором Кутузовым умчались в деревню помочь пасечнику, искусанному собственными пчелами. У него была сильнейшая аллергическая реакция и не менее сильное удивление случившимся: „Впервые такое, бес, что ли, в пчел вселился“? А что если действительно воздействие радиации?

История начала обретать характер чертовщины.

 — Да ерунда все это. Фанта не трогала цыплят, — прозвучал, как и тогда, в тишине, знакомый голос.

Хорошо, что есть такие голоса. И такие люди. Шараев увел собаку, и спор и страсти вокруг всего этого сразу стихли. Действительно, могли же разведчики обознаться? Там, в зоне, жара, пот заливает глаза, пыль запорашивает триплексы. Да и мало ли на свете рыжих собак! Как выяснилось позже, разведчики видели вовсе и не собаку. Когда пришла очередь дезактивировать ту самую деревню, цыплят в ней уже не осталось. Зато в курятнике обнаружился разжиревший лис. К усам пристали перышки…

Рядом с бедой, оказывается, неплохо можно жить. И даже пытаться нажить на ней какие ни есть дивиденды — с недовольным тявканьем лис убрался в кусты, едва волоча в пыли набитое брюхо. Такая вот история про Фанту и лиса, чья рыжая тень едва не бросила пятно на репутацию преданного сеттера. И теперь мы, как будто, подошли к ее завершению.

Положив морду на лапы, Фанта лежит в тени от палатки. Осторожно глажу ее огненную шерсть, и кажется, что погружаю пальцы в дремлющее пламя. Пора ставить точку, но жаль расставаться с Фантой. Это мне-то жаль, а каково Шараеву?

 — Я возьму ее с собой, — говорит Александр Васильевич.

 — Если…

 — Что, если?

 — Мы поздно нашли Фанту. Я посчитал — доза облучения слишком велика.

В число тех знаменитых собак, которым поставлены памятники, Фанта, понятно, не войдет. Не увековечат ее не гранит, ни бронза. Но где-нибудь у реки или в поле, в разливе солнца и тишины, легкое дуновение напомнит ее, летящую во всю прыть преданного сердца, огненно-рыжей стрелой, оперенной ветром…»

Сергей Гуляев,

Оригинал поста автора.

Другие заметки автора о ликвидации аварии читайте здесь и здесь.

По теме

Статьи

Основной сюжет «пенсионной реформы»

Средняя продолжительность жизни мужчины в России 67 лет. А на пенсию он выйдет в 65. Осталось совсем немного подтянуть статистику, и в идеальной России будущего люди будут платить государству социальные отчисления всю жизнь, а потом умирать, не дожив до пенсии.

Новости

Все новости

Погода

Москва: 29°, облачно
Санкт-Петербург: 17°, облачно