eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Пять фактов о «бойне в Газе»

Израильские новости в мире обсуждают с такой степенью информированности и компетентности, как будто речь идет о событиях на Луне.

12:13, 18.05.2018 // Росбалт, Блогосфера

Фото с сайта <a href=&quot;http://www.idf.il/&quot;>ЦАХАЛ</a>

События, произошедшие 14 мая на границе Израиля с сектором Газа, продолжают широко освещаться и обсуждаться в СМИ, соцсетях, европейских парламентах и ООН. Причем с такой степенью информированности и компетентности, как будто речь идет о случившемся на Луне: увидеть произошедшее можно только в телескоп, не различая деталей и не ощущая тамошней почвы и климата.

Общая картина складывается такая.

Возмущенные открытием посольства США в Иерусалиме палестинцы вышли на демонстрацию протеста. Эту мирную демонстрацию оккупационная израильская армия (ЦАХАЛ) расстреляла прицельным огнем по толпе. Результат — более 60 погибших и тысячи раненых. Дипломатическая провокация США и невиданная жестокость израильской военщины может привести к новой войне на Ближнем Востоке.

Разве не так? Вот документальные кадры, вот статистика, вот заголовки — что на русском, что на английском, вот высказывания обозревателей и политиков разных стран и рангов, вот официальные документы национальных правительств и международных организаций, вот посты в соцсетях.

Но поскольку все происходило все-таки не на Луне, есть возможность проверить телескопическое изображение очевидными и общеизвестными фактами.

Факт первый. Это не про посольство

Трамп объявил о переводе посольства в Иерусалим (во исполнение решения Конгресса 1995 года) 6 декабря 2017 года. Массовые акции протеста с выводом многотысячных толп на штурм границы с Израилем ХАМАС, властвующий в секторе Газа, начал в канун главного еврейского праздника Песах — в пятницу, 30 марта 2018 года.

Без всякой связи с открытием посольства в Иерусалиме, до которого оставалось полтора месяца, и точной даты еще никто не знал. Акции проводились регулярно, каждую пятницу, в течение всех семи недель. Почему легко посчитать по неделям — потому что между Песахом и другим еврейским праздником, Шавуот (что в буквальном переводе и означает «недели»), который начинается в нынешнюю пятницу, как раз семь недель. (В православной традиции этот праздник называется Пятидесятница, и отмечается он тоже на 50-й день после Пасхи.)

На понедельник, 14 мая, был назначен главный штурм, с самым большим привлечением народа. Но не в честь открытия посольства, а по совершенно другому, более важному и традиционному поводу — Дню «накбы», то есть Катастрофы. Так палестинцы называют и каждый год отмечают — демонстрациями, протестами, а повезет — и терактами основание еврейского государства 14 мая 1948 года по григорианскому календарю (израильтяне празднуют эту дату по еврейскому календарю).

И да, действительно, на этот раз ХАМАСу удалось вывести на штурм границы самую многочисленную толпу за все семь недель акции — более 40 тысяч человек. Обещали сто тысяч (и тогда жертв было бы, вероятно, в два раза больше) — но сколько смогли.

Однако к открытию посольства это не имело никакого отношения, и сами лидеры ХАМАСа его даже не упоминали.

Те, кто называют перенос посольства причиной «протеста», либо не знают, что происходит (а это вряд ли — журналисты, работающие здесь, все прекрасно знают, и большинство из них освещало предыдущие подобные акции хамасовского сериала), либо просто врут.

Делать это можно только по двум соображениям. Первое: чтобы обелить ХАМАС, придумывая легитимный повод его убийственной для собственного населения провокации. Второе: чтобы привязать к этой вспышке насилия США и Дональда Трампа, чье решение о переносе посольства действительно вызвало недовольство у многих, а ожидаемых народных протестов не вызвало.

То есть опять же — просто лгут и подтасовывают факты.

Факт второй. Это не мирная демонстрация

Все происходит не «на оккупированной территории сектора Газа», как миру внушают из каждого утюга. Сектор Газа вообще не является оккупированной территорией. Это единственный палестинский анклав, где поставлен чистый эксперимент: израильтяне сами, добровольно, в одностороннем порядке (и вопреки протестам значительной части собственного населения) полностью вышли оттуда в 2005 году, ликвидировали цветущие еврейские поселения и вывели войска — до последнего солдата. До последнего сантиметра отступили к границам 1967 года, чтобы (как считалось) исчерпать конфликт, хотя бы здесь.

То есть сделали то, чего добиваются от Израиля палестинцы, арабы и мировое сообщество вот уже более полувека.

Где находятся молодые люди, которых вы видите на экранах своих телевизоров и компьютеров, — с замотанными платками лицами, горящими автопокрышками под ногами, пращами в руках, воздушными змеями над головами, на многих из которых нарисованы свастики или привязаны бутылки с коктейлем Молотова, чтобы поджигать израильские поля? Они находятся на своей территории — в секторе Газа, у границы с Израилем.

Чем они занимаются? Пытаются прорвать границу, чтобы проникнуть на израильскую территорию — суверенную, никем не оспариваемую территорию чужого государства.

Как вы думаете — зачем? Брататься, дарить цветы? Нет, чтобы устроить там погромы. Ближайшие еврейские поселки находятся в нескольких десятках метров от пограничного забора.

Можете представить, что будет, если эти веселые ребята туда прорвутся?

Никакая аналогия с протестными митингами в той же России, о чем поминают не раз, здесь неуместна.

Идет целенаправленный и массовый прорыв границы агрессивными погромщиками. А израильская армия их не пускает. Защищает мирную жизнь страны и неприкосновенность ее территории, что и является задачей любой армии. Израильская — не исключение, как бы ни пытались со всех сторон утверждать обратное.

Это, собственно, все, что следует знать о происходящем «в Газе». Но есть и подробности.

Факт третий. Это не стихийный протест

Происходящее усиленно подают как спонтанное возмущение доведенных до отчаяния жителей страдающей Газы. Это очередная ложь.

Хотя жители сектора действительно доведены до отчаяния. Но довел их до него властвующий в Газе ХАМАС (организация, признанная террористической рядом стран, в том числе Израилем, США и Евросоюзом, — «Росбалт»).

Анклав был передан под власть палестинцев сразу после заключения «соглашений в Осло» 1993 года — еще Ясиру Арафату. В 2005-м, как уже было сказано, израильтяне оттуда ушли полностью. В 2007-м ХАМАС выгнал из сектора палестинскую администрацию «умеренного» ФАТХа, при этом многих его представителей попросту сбросили с крыш многоэтажек.

Все это время ХАМАС в Газе занимается только подготовкой к войне с Израилем и военными столкновениями с ним. На это тратятся все средства. Ничего не остается на поддержание и развитие экономики, коммунального хозяйства, инфраструктуры.

Острая нехватка воды, электричество подается несколько часов в день, водные источники загажены, канализация не действует, безработица около 50%, больницы без лекарств.

Но и в своей основной задаче ХАМАС не преуспел. 260 млн долларов потрачены только в 2017 году на производство ракет и прокладку террористических тоннелей. Эти деньги оказались выброшенными. Во время последней войны с Израилем — в 2014 году — выяснилось, что израильская система ПРО «Железный купол» почти полностью нейтрализует ракетные обстрелы. ХАМАС бросил все силы на свое новое стратегическое оружие — рытье тоннелей. Но оказалось — у Израиля появилась технология их обнаружения и уничтожения (подробнее читайте здесь). А деньги потрачены — закопаны в землю.

ХАМАС оказался полным банкротом — по всем статьям. «Дружественная» палестинская администрация ФАТХа в Рамалле поспешила добавить проблем — и сократила вдвое перечисление в Газу средств международной помощи палестинцам.

Чтобы отвести от себя ответственность и грядущее народное возмущение, руководство ХАМАСа выдало новую спасительную идею: «Великий марш возвращения». Так называется эта акция, начатая 30 марта и достигшая апогея 14 мая.

У нас здесь невозможно жить, все загажено, никто с нами не хочет иметь дело, денег нет и нет оружия против главного врага. А что вы будете делать, когда мы все пойдем к вам?

Но и в этом не преуспели. Объявили «марш миллиона», а собирать удавалось по несколько десятков тысяч. Вывести к границе сумели только своих боевиков, активистов и служащих на зарплате, заставляли приводить семьи. Ввели поощрительные выплаты — 100 долларов на семью за участие, 500 за ранение, 3000 — за смерть. Но и при этом в день тотальной мобилизации, 14 мая, удалось вместо планируемых ста тысяч собрать меньше 50. Нет массового желания лезть под пули!

Если у кого-то оставались сомнения в приказном характере «народной стихии», они должны были развеяться тогда же — 14 мая.

Решающий штурм был назначен на 4 часа дня. Примерно в это же время за лидером ХАМАСа Исмаилом Ханией прибыл вертолет из Египта. Вождя срочно вызвал на ковер начальник египетской разведки Аббас Камель. Это было предложение, от которого нельзя отказаться — Хания полетел.

Генерал подержал его в приемной, а когда допустил к себе, стал на него орать, и в ходе выволочки предупредил: Израиль готов возобновить точечные ликвидации хамасовской верхушки. Если Хания немедленно не отведет толпу от израильской границы, Египет умоет руки — и даст израильтянам сделать, что они хотят.

У египтян, естественно, не очень болит душа за Израиль. Но если в Газе начнется хаос, те же толпы, оказавшиеся не в состоянии взять штурмом израильскую границу, перекинутся на египетскую. Здесь с ними, конечно, чикаться не будут — встретят пулеметами, как уже бывало, когда Египет в течение 19 лет оккупировал Газу. Но сейчас у египтян своя война с террористами — на Синае, и нет никакого желания открывать второй фронт.

У Хании был резон принять предупреждения Камеля со всей серьезностью и отнести их непосредственно на свой счет. На исходе прошлой военной операции в Газе нынешний министр обороны Авигдор Либерман, возглавлявший тогда МИД, заявил, что будь он во главе оборонного ведомства, Хания не прожил бы дольше 48 часов после отказа отдать останки двух погибших израильтян.

Когда Либерман почти два года назад все же стал министром обороны, кто только ни поминал ему это обещание, забывая, что оно было дано во время войны, а вызывать новую войну ликвидацией хамасовского вождя посреди перемирия — для политика довольно опрометчиво. Теперь же, когда сам Хания развязывает фактическую войну, у Либермана есть все основания снять перчатки. Он, как и Трамп, хорошо помнит все свои обещания. И Хания не забыл.

В 5 часов вечера — то есть менее чем через час после получения лидером ХАМАСа точечного предупреждения — народный гнев на границе внезапно угас, и беснующиеся толпы спокойно разошлись по домам. Как по приказу. Который, разумеется, был: одно дело подставлять под израильские пули подчиненное стадо, другое — собственную голову. Вот и вся цена неуправляемой стихии.

Факт четвертый. Это не расстрел невиновных

Никакой «стрельбы по толпе» (прочитал это у телекритика МК Александра Мельмана в его страстном посте «Моя страна убивает людей» на «Эхе Москвы») не было. Он (как и многие, которых слышу в российских же ток-шоу) понимает, о чем говорит? Будь это так, количество жертв каждый день акции исчислялось бы сотнями.

Стрельба велась только снайперами. Рядом с каждым из них находился офицер, и приказ на открытия огня отдавал он в каждом конкретном случае. Это была взвешенная, профессиональная, ювелирная работа. Даже палестинские официальные источники подтверждают, что подавляющее большинство огнестрельных ранений — в ноги.

Огонь на поражение открывали только по тем, кто пытался преодолеть пограничный забор, разрушить его, заложить взрывчатку. Это не были люди из толпы. Они к забору не приближались.

Из 16 убитых в первый день акции 12 были опознаны армией и разведкой как известные террористы (все снимается и идентифицируется).

14 мая (в день той самой «бойни в Газе») погиб 61 человек. 23 из них армия определила как боевиков ХАМАСа и «Исламского джихада». Но один из главарей ХАМАСа Салах аль-Бардауиль обиженно поправил: среди убитых — 50 активистов его организации. Остальные, вероятно, — из конкурирующего «джихада».

Не причислять же к жертвам израильской военщины восьмимесячную девочку Лайлу Ануар аль-Гандур, якобы отравившеюся слезоточивым газом, смерть которой с возмущением оплакивал весь интернет и телевизор два безутешных дня. Даже самая смелая восьмимесячная палестинка не могла бы сама сбежать от мамы на протестную демонстрацию. Трудно представить и мать, потащившую грудного младенца в пекло, где горят автопокрышки, летят камни, гранаты со слезоточивым газом и идет стрельба. Но мать к такому безрассудному поступку и не причастна. У Лайлы был врожденный порок сердца, она умерла в больнице в Газе. Функционеры ХАМАСа предложили несчастной матери разыграть спектакль перед СМИ, чтобы получить компенсацию в 3000 долларов за смерть ребенка от рук израильтян. В Газе это очень большие деньги.

То есть отстреливали исключительно боевиков и отморозков. Это по ним стоит такой плач по всему миру.

Факт пятый. Это не приведет к войне, это ее предотвратило

Говорят: а зачем вообще было открывать стрельбу? Почему нельзя было обойтись обычными полицейскими средствами для разгона демонстрантов — использовать водяные пушки, например?

Потому, во-первых, что это, как уже сказано, не была демонстрация. Это был диверсионный штурм границы.

Потому, во-вторых, что нельзя было дать ХАМАСу шанс на победу и оставить у него в руках это выбранное им новое оружие. ХАМАС бы счел себя победителем, если бы на акцию действительно поднялись громадные массы, на которые он рассчитывал; если бы погибло гораздо больше людей (что неизбежно произошло при увеличении численности участников беспорядков); если бы границу удалось прорвать; если бы ХАМАСу удалось втянуть Израиль в войну на истощение, которая к тому же давала мировым СМИ красивую телевизионную картинку в течение долгого времени.

Все это у него получилось бы, если бы границу охраняли брандспойтами. Веселое приключение с обливанием водой привлекло бы на хепенинг у забора новые толпы — всех-то дел, что обсушиться, не под пули же лезть. И выглядело бы это красиво. И водой не удалось бы удержать границу от прожженных боевиков. Ее бы прорвали.

И главное — в-третьих. Ну-ка представьте, если бы они прорвались. Хоть малая группа, хоть несколько. Какую бойню они устроили бы, добравшись до ближайшего кибуца. Какими силами им бы пришлось оттуда вычищать. Тут снайперским точечным огнем не обойтись. Вошли бы войска — с пулеметами и танками, авиацией.

Конечно, погибло бы немало израильтян, что наверняка несколько утешило мировое сообщество, сейчас обеспокоенное сухим счетом столкновения в их пользу. Но и палестинцев полегло бы без счету. В том числе действительно мирных жителей. Началась бы новая война в Газе.

Отстрел боевиков на границе предотвратил ее. И тысячи новых жертв.

Израиль давно себя так не вел. Со времен «соглашений Осло» политика государства все больше сводилась к ограничению применения силы. Это почувствовали его враги и научились пользоваться. Самая умелая и профессиональная армия на Ближнем Востоке постоянно действовала со связанными руками. В этой операции ей впервые их развязали — и оказалось, что это самый гуманный и эффективный метод.

Многие местные обозреватели связывают произошедшее с новой оборонной стратегией, которую ввел нынешний министр обороны Авигдор Либерман. Для него это была первая большая военная операция против ХАМАСа в сегодняшней должности. Ему удалось провести ее решительно, взвешенно и результативно — без введения войск в сектор, который обернулся бы неизбежными жертвами и в армии, и среди жителей Газы, без напряжения тыла, что привело бы к огромным экономическим потерям.

А мировое сообщество пускай скорбит по убитым боевикам и сочувствует проигравшему ХАМАСу под видом сопереживания жителям Газы. Как видим, речь шла совсем не о них.

Владимир Бейдер, Иерусалим

Меньше слов — в нашем Instagram

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 8°, пасмурно
Санкт-Петербург: 6°, облачно