eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Марс наш

СССР распался, советская космическая программа деградировала, но мы-то никуда не делись. Более того, нет сейчас на нашей планете другой нации, более подходящей для массовой колонизации Марса, чем русские, ведь мы всю свою жизнь только к этому и готовимся.

18:10, 08.08.2018 // Росбалт, Блогосфера

Фото с сайта Европейского космического агентства

Редкий советский мальчишка не мечтал стать космонавтом. А чему удивляться, если нам с первого класса вдалбливали, что мечтать нужно именно об этом? В моем букваре 1984 года издания так и было написано: «Мне уже семь лет. У меня большая мечта — быть космонавтом» и «Вырастет Вера и станет строителем. Слава и Лариса станут трактористами. [.] А Павлик — космонавтом. Он полетит на Луну, Венеру и на Марс» — и картинка с улыбающимся Гагариным.

Прошли годы, и мы стали совсем не космонавтами. На 300 миллионов жителей бывшего СССР их всего-то около 120 человек (включая 33 уже умерших). Только одному из более чем двух миллионов удалось реализовать мечту о космосе.

СССР распался, советская космическая программа деградировала, но мы-то никуда не делись. Более того, нет сейчас на нашей планете другой нации, более подходящей для массовой колонизации Марса, чем русские, ведь мы всю свою жизнь только к этому и готовимся.

Вот пригласит, к примеру, условный Илон Маск условного Ваню из российской глубинки лететь на Марс, а тот ему:

 — Какие вопросы, Илон Эрролович, конечно, полечу!

 — А не сдрейфишь, Ваня? Лететь долго, а вокруг лишь тысячи километров ледяной пустоты космического пространства!

 — Окститесь, Илон Эрролович, это вы по трассе Красноярск-Иркутск зимой не ездили на старой девятке.

 — А на Марсе и вовсе дорог нет.

 — Повторяю, Илон Эрролович, это вы у нас не ездили. У меня друг в луже у дома машину недавно утопил. Ниву. По крышу ушла.

 — В космосе, Ваня, радиация!

 — Это как у нас под Кыштымом и на 300 км от него в северо-восточном направлении, что ли? Ничего, не впервой.

 — Ну, мы предупреждаем, что ожидаемая средняя продолжительность жизни из-за этого снижается на 10%.

 — Это до скольки, Илон Эрролович?

 — До 71.

 — Как в РФ сейчас. Хотя у нас в семье никто из мужиков до 60 не доживал, кого знаю. Вредные производства, алкашка, безнадега.

 — Врачи, разумеется, в миссии будут, МРТ, медикаменты, не беспокойся.

 — Ого! У нас только в областных центрах врачи нормальные есть, хотя к специалисту еще попасть надо.

 — Каюта в корабле 2 на 2 метра. На двоих.

 — Всего на двоих? Мы в однушке живем с женой, тремя детьми, ее мамой, собакой и двумя котами. В тесноте, да не в обиде, как говорится.

 — С едой будет не очень — консервы, суррогаты, сам понимаешь, Ваня.

 — А вы, Илон Эрролович, доширак пробовали? Или сыр из пальмового масла? Или сосиски наши дешевые из сои пополам с глутаматом? Я в фильме видел, что у вас там картоху можно выращивать. Проживем!

 — С водой на Марсе сам понимаешь как. Экономить придется.

 — Привычные мы. Летом, когда воду отключают, у нас одного чайника всей семье помыться хватает.

 — Ну, а воздух, Ваня? Атмосфера разреженная, один CO2.

 — Зато у нас, как с КрАЗа ветер подует — смог, хоть топор вешай, и в нем — вся таблица Менделеева, так что еще вопрос — что хуже.

 — А холод? Средняя температура на Марсе -40 °C.

 — У нас, когда теплотрассу прошлой зимой прорвало, примерно столько же было. Норм. Только спать в шапках ложились, чтобы голова не мерзла.

 — А еще с развлечениями на первых порах будет плохо. Ни театров, ни музеев, ни картинных галерей.

 — В поселке, где я родился, из развлечений был клуб нефтянника, который закрыли, еще когда я в школе учился, поселковый совет и два магазина. И ничего, весело жили. Дружно.

 — А еще у нас в колонии…

 — В колонии, ха! Говорила мне мамка, что не миновать мне ее. Как в воду глядела. На роду мне написано к вам на Марс, Илон Эрролович. Семейная традиция. У нас почти все через колонии прошли.

 — Еще там Интернет будет медленный и с задержкой большой. Ничего?

 — С «задержкой» и у нас не слабо. Запостил картинку ВКонтакте с патриархом, оглянуться не успел — бац, и задержали. СОБР, мордой в пол, суд, колония. Почти как у вас, Илон Эрролович.

 — Что, Ваня, у вас там тоже космонавты?

 — На митингах у нас «космонавты». Да не те, что летают, а те, что в оцеплении стоят. Долго, в общем, объяснять, не берите в голову.

Потом они оба внезапно замолчат, задумавшись каждый о своем. Затем Ваня поднимет голову и спросит: а мы, русские, точно с этой планеты? Вроде как тысяча лет России уже, а жизнь все никак наладить не можем…

Вадим Жартун

Прочитать оригинал поста можно здесь.

Статьи

Чувство антиамериканизма

Истоки истерического нынешнего антиамериканизма ясны и понятны до боли. Чувство благодарности — самое тяжелое чувство для рядового человека, его почти невозможно выносить. Особенно, если «отблагодарить» нечем — слишком неравны возможности и силы.

Новости

Все новости

Погода

Москва: 16°, облачно
Санкт-Петербург: 21°, ясно