eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Сколько сидеть в яме

Когда российскому руководству нечего сказать по существу насчет удручающих последствий его политики, в ход идут жалобы на «лихие девяностые».

19:20, 06.12.2018 // Росбалт, Блогосфера

СС0 Public Domain

Замечено, что когда российскому руководству нечего сказать по существу насчет удручающих демографических последствий его политики, в ход идут жалобы на пресловутую «демографическую яму 1990-х годов». Как бы в подтверждение этого наблюдения вице-премьер российского правительства Татьяна Голикова назвала «ожидаемой» убыль населения России, которая, по данным Росстата, по итогам девяти месяцев текущего года составила 173,4 тыс. человек.

Причиной возобновившейся убыли населения вице-премьер назвала ситуацию, вызванную «демографическими последствиями 1990-х годов». Иными словами, той самой «ямой лихих девяностых». Предлагаю разобраться, так ли это.

Вначале небольшой прогноз, точность которого очень скоро можно будет проверить. Уже приходилось отмечать, что по итогам 2018 года естественная убыль населения Российской Федерации с большой долей вероятности превысит 200 тыс. человек, или будет близка к этим цифрам. Подсчитать это не сложно, если учесть, что среднемесячная убыль за девять месяцев текущего года составила 19,2 тыс. человек.

Тут я напомню, что в течение двадцати лет — с 1992 по 2012 годы — в России ежегодно фиксировалась естественная убыль населения, которая в отдельные периоды превышала отметку в 900 тыс. и даже 950 тыс. человек в год. Затем в течение трех лет — с 2013 по 2015 год включительно, был отмечен небольшой рост населения, который колебался в это время в районе 24 тыс. — 32 тыс. человек в год. Такой «рост» правильней было бы назвать стагнацией, поскольку он, конечно, не компенсировал предыдущие огромные человеческие потери, но по сравнению с демографической катастрофой предшествовавших 20 лет это казалось почти прогрессом.

И вот, похоже, все возвращается на круги своя. С 2016 года в России возобновилась масштабная убыль. Причем сокращение численности населения идет нарастающими темпами. Если в 2016 году убыль составила всего около 2,3 тыс. человек, то в 2017 этот показатель «скаканул» почти до 136 тыс. человек, то есть на три порядка… Если же мы сравним имеющиеся на сегодня цифры за девять месяцев 2018 и 2017 годов, то увидим, что за тот же период прошлого года убыль составила 106,2 тыс. человек, а за девять месяцев текущего года население страны уменьшилось, как было отмечено, уже на 173,4 тыс. человек. Причем ухудшаются оба значения, на основе которых и формируется такой показатель как прирост/убыль населения — рождаемость падает, а смертность растет.

Теперь попытаемся понять, в чем причины такого положения дел. Итак, правительство в лице Татьяны Голиковой, указывает нам на «демографические последствия 1990-х годов». Разберемся, соответствует это реальности или нет. Тут нужно напомнить, что поколенческий лаг составляет примерно 20 лет. То есть резкий спад рождаемости должен был наступить примерно с 2012 года, поскольку первая масштабная убыль была зафиксирована в 1992 году (население РФ тогда уменьшилось почти на 220 тыс. человек, в 2013 уже на 750 тыс. и так далее).

Соответственно, в «демографическую яму» мы должны были попасть в 2012—2015 годах. То есть именно тогда, когда в РФ впервые за двадцать предыдущих лет была зафиксирована не убыль, а прирост населения. Таким образом, теория, обвиняющая «лихие девяностые», не выдерживает критики.

Яма тогда, в последнее десятилетие ХХ века, конечно, была. Однако демографические последствия реставрации капитализма в то время были в значительной степени компенсированы миллионами новых россиян, приехавшими в Россию из бывших союзных республик. Так что объяснять нынешнее сокращение численности российского населения «демографической ямой» 1990-х это, как минимум, ошибка. То есть, яма сегодня есть, но она не столько демографическая, сколько социально-экономическая.

Последнее доказывается тем, что прирост населения страны в 2013—2015 годах удивительным образом совпадает (с естественным отставанием примерно на год) с пиковыми значениями мировых цен на нефть. Именно в 2011—2014 годы они колебались в среднем в районе 110 долларов за баррель, периодически поднимаясь в это время до 130 даже до 140 долларов.

И наоборот. Нынешнее сокращение населения России примерно (с тем же годовым лагом) совпадает с падением нефтяных цен, начавшемся в конце 2014 года.

Приходится констатировать, что состояние демографии зависит не столько от «демографических ям», сколько от показателей социально-экономического развития страны и государственных мер, направляемых на поощрение рождаемости и сокращение смертности.

Проблема в том, что в нынешней России все это напрямую зависит от состояния нефтяных цен на мировом рынке. Высокие цены на черное золото — людям что-то перепадет. Низкие — получат традиционные ценности, духовные скрепы и… пусть выкручивается, как знают.

В итоге мы действительно в яме. Но не только демографической, но и социально-экономической, внешнеполитической, внутриполитической, всякой… И как из них вылезать, пока не очень понятно.

Есть, конечно, испытанный метод борьбы с плохой статистикой — ее можно слегка «подкрутить», в чем Росстат уже был замечен. Например, экономист Игорь Николаев на основе данных самого Росстата недавно поймал статистическое ведомство за руку, когда оно уверяло, что в России сейчас промышленный рост в районе 7,4%, в то время как в основных отраслях ничего подобного нет.

Автор этих строк также недавно отмечал, что данные статистической службы по показателям смертности безосновательно оптимистичны. Ну не бывает так, что объективных условий для сокращения смертности нет (например, улучшения системы здравоохранения и/или роста уровня жизни населения), но умирают люди, если верить официальным цифрам, все реже и реже… За счет чего?

Александр Желенин

Меньше слов — в нашем Instagram

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: -2°, снег
Санкт-Петербург: -2°, пасмурно