eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Перенаселение нам больше не грозит

История роста человеческой популяции до нынешних масштабов была историей того, что мы сейчас назвали бы насилием над женщинами.

20:40, 07.02.2019 // Росбалт, Блогосфера

CC0

Вы когда-нибудь задумывались о том, почему планете грозит перенаселение, если современные женщины обычно не в восторге от идеи быть многодетными матерями и рожать по ребенку каждые два года? Предполагается, что последний тезис распространяется только на развитый мир, а вот в остальных частях света женщины счастливы перманентным радостям материнства. Но благодаря интернету и урбанизации это уже не так: рожать больше не хотят нигде.

Политический ученый Даррел Брикер и журналист Джон Иббитсон опубликовали книгу Empty Planet: The Shock of Global Population Decline. Основной тезис этой книги прост: сценарий перенаселения планеты, о котором говорят со времен Мальтуса и особенно много в последние десятилетия, не учитывает единственного ключевого фактора, а именно — распространения образования среди женщин.

Это в очередной раз история о том, как социальные науки деформированы гендерными стереотипами. Индивидуальный выбор женщин и стратегии их адаптации к рынку труда и жизни в больших городах никогда не учитывался при составлении демографических прогнозов.

Как только мы начинаем видеть ситуацию с демографией с точки зрения выбора женщин, угроза глобального перенаселения сменяется угрозой глобальной депопуляции. И это касается не только развитых стран. Темпы рождаемости в развивающихся странах падают беспрецедентно быстро. Для примера Брикер и Иббитсон приводят Филиппины, где коэффициент рождаемости за последние пятнадцать лет упал с 3,7 до 2,7. В США аналогичное снижение рождаемости было зафиксировано за целые полтора века, начиная с 1800-х годов и заканчивая эпохой после Второй мировой.

В идеальных условиях для воспроизводства популяции нужно, чтобы средняя женщина рожала в течение своей жизни двоих детей или, точнее, чуть больше, так чтобы коэффициент рождаемости составлял 2,1. В реальных условиях с учетом детской смертности этот показатель составляет 2,3 или даже больше. Иными словами, при сохранении нынешней динамики рождаемости Филиппины уже в ближайшее время столкнутся с так называемым демографическим кризисом.

Похожий обвал рождаемости фиксируется повсюду от Индии до Латинской Америки. Старая сказка про то, что развитый мир рухнет из-за своей демографии, в реальности выглядит совсем иначе: женщины по всему миру больше не хотят делать деторождение главным делом своей жизни. И действительно, как вы заставите образованную женщину рожать троих детей, мотивируя ее «борьбой за демографию» и прочими абстрактными идеями, если она этого не хочет?

Стоит заметить, что речь идет не о радикальной позиции чайлдфри, которая никогда не станет массовой, но о современной установке на то, что 1-2 ребенка в семье — это достаточно. Если большая часть человечества выберет этот сценарий, популяция планеты начнет падать. Брикер и Иббитсон заявляют, что как только достаточное количество женщин получит образование и право выбора, эта тенденция на «вымирание» станет необратимой. Статистические данные в их тексте подтверждается интервью с молодыми женщинами из 27 стран, большинство из которых не считает идею посвятить свою жизнь материнству естественной или единственно возможной.

Отсюда можно сделать три вывода. Во-первых, получается, что история роста человеческой популяции до нынешних масштабов была историей того, что мы сейчас назвали бы насилием над женщинами. За счет религии, патриархальной культуры и прямого физического принуждения в рамках «законного брака» их заставляли иметь 3-4 и больше ребенка в течение жизни, причем шансов отказаться не было.

Во-вторых, единственный эффективный инструмент принуждения к репродуктивной активности по-прежнему связан с мистикой и религией, со всеми этими утверждениями о том, что «женщина должна» и «бог этого хочет». Возможно, нынешний рост религиозности по всему миру имеет экологическую природу: в популяции людей активируются культурные механизмы, направленные на трансляцию генов в следующие поколения и борьбу со снижающимся коэффициентом рождаемости. Тема «отказа женщин от своих обязанностей» становится глобальной, недавно на этот счет высказался, например, японский вице-премьер Таро Асо, заявивший, что женщины виновны в японской депопуляции. Сценарий романа и сериала «Рассказ служанки» в этом контексте перестает быть социальной фантастикой и становится в лучшем случае метафорой происходящего уже сейчас.

Наконец, я до конца не понимаю смысла аргумента о том, что «мы должны бороться с демографическим кризисом» и с трудом представляю себе человека, который заводит детей из абстрактной любви к народному счастью и в помощь государству. Финальная этическая дилемма, которую здесь придется разрешать, связана с тем, хотите ли вы бороться с вымиранием ценой принуждения женщин к деторождению.

Что важнее индивидуальная свобода и право выбора конкретной личности или интересы человечества в целом? Для меня выбор очевиден, и он совсем не в пользу человечества. Относительно радикальные идеи вроде деонтологического либертарианства Нозика становятся вдруг нашей единственной защитой от рассуждений о «пользе для всех», которые сведутся к тому, чтобы свобода конкретных людей была произвольно ограничена.

А до технологического решения этой этической проблемы еще далеко, вымирать, если расчеты коэффициента рождаемости верны, начнем раньше.

Кирилл Мартынов

Прочитать оригинал поста можно здесь.

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°
Санкт-Петербург: 0°