eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Бизнес

Власти потянуло к земле

Эксперты предрекают увеличение роли сельского хозяйства в мировой экономике - уже в ближайшее время продукты питания потеснят нефть. Российские чиновники тоже это понимают и пытаются делать ставку на АПК - впрочем, довольно неуклюже.

16:10, 24.01.2013 // Росбалт, Бизнес

Фото Александра Калинина

Россия - «крупнейшая потенциальная аграрная держава в мире», заявил премьер-министр Дмитрий Медведев на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Впрочем, откуда такой оптимизм — не очень понятно.

«Я думал, что умру от старости. Но когда Россия, кормившая всю Европу хлебом, стала закупать зерно, я понял, что умру от смеха». Эту фразу приписывают премьеру Великобритании Уинстону Черчиллю, якобы произнесшему ее после того, как в начале 1960-х годов СССР впервые был вынужден закупать пшеницу за рубежом. В современной российской продовольственной ситуации выдающийся британский политик, доживи он до наших дней, тоже нашел бы немало поводов для смеха.

По различным оценкам, в последние годы Россия потребляет около 40% импортного продовольствия. Более того, после вступления в ВТО доля импорта продовольствия будет только возрастать - вследствие обязательств по снижению уровня таможенно-тарифной защиты.

Стратегический документ

Разумеется, в такой ситуации, кто так или иначе связан с отечественным АПК, ожидают от государства конкретных мер, направленных на защиту и развитие отрасли. В правительстве на этот счет преисполнены больших надежд. Николай Федоров, сменивший Елену Скрынник на посту министра сельского хозяйства, уверен, что уже в ближайшие 4-5 лет мы можем вплотную подойти к полному обеспечению внутреннего рынка отечественным продовольствием и стать одним из самых серьезных мировых игроков.

Подобное заявление он сделал вскоре после того, как в первый рабочий день 2013 года начала действовать государственная программа развития сельского хозяйства на 2013-2020 годы. Она призвана повысить конкурентоспособность российских сельхозпродуктов на внутреннем и мировом рынках, а также добиться импортозамещения и роста сельхозэкспорта.

Так, согласно документу, до 2020 года включительно планируется увеличить производство продукции сельского хозяйства на 20,8% по сравнению с 2012 годом (в том числе, в растениеводстве – на 21,2%, в животноводстве – на 20,2%), а пищевых продуктов – на 35%. При этом ежегодный темп роста сельхозпроизводства должен составлять не менее 2,4-2,5%, а пищевых продуктов – 3,5-5%. Ожидается, что за эти годы существенно увеличится доля сельхозпродуктов российского производства в общих ресурсах, в том числе, зерна – до 99,7%, мяса и мясопродуктов — до 88,3%, молока и молокопродуктов— до 90,2%. Средняя заработная плата работников отрасли должна увеличиться более чем вдвое (правда, абсолютные цифры выглядят гораздо скромнее – с нынешних 13 с небольшим тысяч в месяц до 22,5 тысячи).

Для решения этих и ряда других задач предполагается обеспечить ежегодный прирост инвестиций в АПК в размере 4,5% и создать условия для достижения уровня рентабельности в сельскохозяйственных организациях не менее 10-15% с учетом субсидий. Кроме того, начиная с этого года должны заработать такие механизмы, как субсидирование товарного молока на литр и погектарные выплаты.

Всего же до 2020 года из федерального бюджета на развитие сельского хозяйства собираются выделить 1,5 трлн рублей. Еще 777,6 млрд рублей должны добавить региональные власти. С одной стороны, что особо подчеркнул Николай Федоров, ежегодный объем финансирования увеличился. Однако по сравнению с первоначальным вариантом программы он сократился на целых 40% - ранее предполагалось, что развитие сельского хозяйства в ближайшие 8 лет обойдется бюджету в 2,49 трлн рублей.

Ряд экспертов обращает внимание также и на несоответствие заложенного в программу ежегодного объема финансирования сельскохозяйственной отрасли принятым в рамках вступления в ВТО обязательствам по максимальному размеру поддержки сельского хозяйства. При среднем курсе 32 рубля за доллар США в 2013 году правительство РФ вправе выделить на сельское хозяйство страны 288 млрд рублей. Согласно госпрограмме, финансирование в нынешнем году составит 159 млрд рублей, а к 2020 году - уже 218 млрд, в то время как ВТО установила к этому году планку в 141 млрд рублей. То есть в то время, когда правила ВТО позволяют российскому правительству максимальный уровень поддержки сельскохозяйственной отрасли, цифры, указанные в госпрограмме, гораздо ниже. А когда те же правила ВТО предписывают снизить финансирование, госпрограмма, напротив, его увеличивает. Впору задуматься о несогласованности действий различных ведомств, чему, в принципе, в современной действительности уже никто не удивляется. Официальных комментариев и разъяснений по этому поводу пока нет.

Желаемое и возможное

Специалисты вообще достаточно осторожно оценивают госпрограмму по развитию АПК. «На самом деле потенциал и необходимость увеличения продукции гораздо больший. Мы можем больше производить, чем обозначено в программе, и потребность в этом огромная», - отмечает директор Агрофизического НИИ Россельхозакадемии, академик Виктор Якушев. По его мнению, темпы роста отрасли, заложенные в документе, вполне выполнимы. «Но для нашей страны они неудовлетворительны, нам нужно по 5-8%, а лучше по 10% в год, и потенциал российского агропромышленного комплекса на реализацию таких показателей пока имеется, - утверждает эксперт. - С теми же темпами, которые заложены в программе, ни о каком импортозамещении говорить не приходится».

Николай Пашинский, директор одного из крупнейшего сельхозпроизводителя на Северо-Западе - ассоциации «Ленплодоовощ», в которую входит 37 предприятий и организаций, и вовсе полагает, что госпрограмма совершенно не предусматривает созидание и развитие АПК. «Рост, который намечен в программе, в лучшем случае будет покрывать затраты на кредитование. На само производство почти ничего не останется, - утверждает он.– Предполагаемые же выплаты на гектар – это и вовсе кошкины слезы».

Рассчитывать на данный механизм производителям действительно особо не приходится. В 2013 году на «погектарные» выплаты государство собирается потратить 15 млрд рублей. Если учесть, что общая посевная площадь в России равняется приблизительно 75 млн гектаров, то получается 200 рублей на гектар. При этом, по оценкам экспертов, во многих регионах для эффективной работы необходима в разы большая сумма.

О том, что в сельском хозяйстве необходимы серьезные перемены, специалисты говорят уже многие годы. Для обеспечения продовольственной независимости критической планкой считается 20% импорта — она уже давно преодолена. А в крупных городах, таких как Москва и Петербург, речь идет уже о более чем 70% импортного продовольствия.

В итоге на сегодняшний день складывается довольно печальная картина. Учитывая не самый благоприятный климат, себестоимость многих российских сельхозпродуктов выше, чем иностранных. Демпинговые цены на импортные продукты мешают отечественным производителям более-менее успешно конкурировать на рынке. Ситуация усугубляется тем, что значительная доля импорта приводит к снижению закупочной цены (при этом на полках магазинов цена товаров выше в разы), и ряду производителей, учитывая незначительность поддержки государства, в лучшем случае удается перекрыть издержки. Как следствие – многие отечественные сельхозпредприятия практически не имеют ресурса для развития, становятся нерентабельными и неспособными обеспечить население достаточным количеством продуктов питания. А значит, увеличивается потребность в импорте. Получается бег по кругу.

Не нефтью единой

Вместе с тем, большинство экономистов предрекают увеличение роли сельского хозяйства в мировой экономике. Осенью прошлого годы эксперты банка Goldman Sachs опубликовали результаты исследования, согласно которому уже в обозримом будущем мировой рынок сырья ждут значительные изменения. При этом для стран, экономика которых ориентирована на экспорт углеводородов, перемены эти окажутся далеко не к лучшему: по мнению аналитиков, в ближайшие годы продукты питания потеснят нефть на мировом сырьевом рынке. Именно еда, вода и земля станут новым золотом.

Эксперты Goldman Sachs указывают, что в зоне повышенного риска, в первую очередь, находятся Россия и страны Ближнего Востока. Эти государства занимают на мировом рынке нефти и газа примерно по 10-15%, а вот доля энергоресурсов в их общем экспорте больше 60%. Следовательно, экономика этих стран зависима от рынка энергоресурсов в гораздо большей степени, чем рынок от них, и в случае значительных изменений в глобальной экономике они могут понести значительные потери.

В выигрыше же в первую очередь окажутся США и страны Латинской Америки, экспортирующие продукты питания. К примеру, доля американского экспорта в мировой торговле кукурузой и бобами составляет более 40%, пшеницы – около 20%. При этом доля этих товаров во всем экспорте США - меньше 2%. Это значит, что американцы получают хорошую прибыль на этом рынке, и в то же время их экономика не понесет серьезных потерь в случае его возможного обвала.

Интересно, что ближайшим соседом Штатов в таблице по соотношению доли сельхозтоваров в экспорте страны к ее доле в глобальной торговле аграрной продукцией является Бразилия. Для России этот факт имеет значение по двум причинам. Во-первых, бразильская экономика имеет схожие черты с российской по многим показателям, в том числе по объему ВВП, уровню человеческого развития, земельным и природным ресурсам. А во-вторых, именно Бразилия является одним из лидеров по экспорту продуктов питания в Россию. Далекое тропическое государство занимает первое место в российском импорте мяса рогатого скота, свиного мяса и сахара-сырца. По импорту куриного мяса Бразилия удерживает прочное второе место после США. Всего же, по оценкам Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, аграрный потенциал Бразилии позволяет прокормить 1 млрд человек, причем без особого экологического ущерба.

Продовольственный потенциал постепенно будет становиться все более значимым геополитическим фактором, и если российское сельское хозяйство будет топтаться на месте, то последствия будут существенными не только для отдельной отрасли, но и могут оказать заметное влияние на экономику в целом. Эксперты бьют тревогу уже давно, указывая на то, что ситуация близка к критической. Большинство из них видят решение в переходе к регулированию сельскохозяйственного рынка. Надо отметить, эта практика имеет место во многих рыночных экономиках. Самый яркий пример – Евросоюз, который, кстати, тратит на развитие сельского хозяйства более 45% своего общего бюджета.

Пока же российские специалисты АПК с сожалением заявляют, что политики не особо прислушиваются к их мнению и опыту, в том числе при составлении таких стратегических документов, как госпрограмма развития АПК. Разумеется, документ еще только вступил в силу, и судить о его эффективности, возможно, слишком рано. Но велики опасения, что предусмотренные в нем меры и средства недостаточны для достижения поставленных амбициозных целей. А ведь ситуация, когда страна, на долю которой приходится почти половина мирового чернозема, вынуждена закупать чуть ли не 50% продовольствия за рубежом, чтобы прокормить свое население, является просто абсурдной.

Татьяна Хрулева

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 23°
Санкт-Петербург: 19°