Бизнес

«Стратегия экономической безопасности напоминает творение Франкенштейна»

Новый документ, подписанный президентом РФ, вызвал недоумение у экспертов.

15:46, 19.05.2017 // Росбалт, Бизнес

СС0 Public Domain

На этой неделе вступила в силу «Стратегия экономической безопасности на период до 2030 года» — документ «стратегического планирования», разработанный «в целях реализации стратегических национальных интересов Российской Федерации». Помимо прочего, в стратегии прописаны основные угрозы для российской экономики, среди которых названы «ограничение доступа к иностранным финансовым ресурсам и современным технологиям», а также «изменения структуры мирового спроса на энергоресурсы и развитие „зеленых“ технологий».

«Росбалт» попросил экспертов прокомментировать ключевые моменты новой стратегии, а также оценить, насколько адекватен список перечисленных в ней вызовов.

Никита Кричевский, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН:

Фото с сайта krichevsky.ru

«„Стратегия экономической безопасности на период до 2030 года“ — это грамотно скомпилированная вода, взятая из новостных лент. Документ свидетельствует о том, что, с одной стороны, наши экономисты и прочие гуманитарии еще не разучились писать умные тексты, но в то же время экономическая наука и российская власть живут сами по себе, совершенно независимо друг от друга. 

Мне откровенно не понравилось, что среди множества перечисленных показателей успешности стратегии экономической безопасности отсутствует такой пункт, как рост реальных денежных доходов населения. Да, в документе упоминается о „повышении уровня качества жизни“. Но, по сути, эта строка ни о чем. Это некий комплексный показатель, под которым можно понимать очень многое — от обеспечения бытовой безопасности до улучшения экологической обстановки.

Угрозы экономической безопасности, обозначенные в стратегии, и вовсе выписаны на уровне рефератов студентов старших курсов экономического вуза. Реальные вызовы, которые стоят сегодня перед Россией, не названы. Очень странно и прискорбно, что те люди, которые составляли стратегию, не посчитали возможным заострить свое внимание на цифровой экономике, распространении альтернативных валют или коренном переломе в международной конкуренции. На двадцати страницах мы не видим никакой конкретики. Таким образом этот документ — не более чем пустой звук.

Кроме того, на грустные размышления наводит еще один факт. Известие о вступлении стратегии в силу пришло в понедельник, а буквально на следующий день появилась новость о том, что Россия увеличила вложения в американские ценные бумаги до $100 млрд. Получается, что, с одной стороны, мы говорим об экономической безопасности, то есть о независимости от внешних сил, а с другой, — продолжаем рыть себе яму. Ведь если, предположим, администрация США захочет завтра заморозить наши вложения, то она это сделает без каких-либо проблем. Для этого будет достаточно отправить буквально одно сообщение в американское казначейство. Приблизительно то же самое было сделано в свое время с Ираном».

Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy:

Фото из личного архива Михаила Крутихина

«В „Стратегии экономической безопасности на период до 2030 года“ есть откровенно нелогичные моменты — например, заявление, что к угрозам для российской экономики относится возобновляемая и альтернативная энергетика. Я не понимаю, как можно было „записать во враги“ общемировую тенденцию, которую нужно только приветствовать.

Что касается ограничения доступа к международным финансовым ресурсам и современным технологиям, то эта угроза вызвана исключительно самоизоляцией России и политическим авантюризмом нашей власти. Никаких других причин здесь нет. Все эти угрозы возникают по воле руководства страны, а не наоборот.

По большому счету, мы видели уже очень много подобных документов. Главный смысл этой стратегии состоит в том, чтобы кто-то распилил бюджет, выделенный на ее составление. Так что это просто пустая бумажка, а обозначенные в ней основные цели и направления государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности — не более чем красивые формулировки.

Никто не собирается эти цели выполнять. Во-первых, абсолютно непонятна сама модель и цель развития нашей экономики. Во-вторых, неясно, кто именно будет реализовывать эту стратегию, какая будет мотивация для работы и в какую цену все обойдется. Все эти моменты остаются за рамками документа».

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа:

Фото ИА «Росбалт»

«Это документ из разряда „лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным“. В нем перечислено много правильных и более чем очевидных вещей. Но в то же время в стратегии не отмечены очень важные моменты. Например, в списке угроз явно не хватает упоминания о недостаточном уровне конкуренции в российской экономике. А ведь именно эта особенность объясняет многие наши проблемы: и почему в России не идут инновации, и отчего динамика экономического роста оставляет желать лучшего. Если нет высокой конкуренции, то нет и должных стимулов. Это крайне тяжелая проблема, которая так быстро не решится. Но в стратегии ее обошли стороной.

В то же время некоторые угрозы из списка вызывают у меня большие вопросы. Например, в перечне оказалась несбалансированность национальной бюджетной системы. У меня такое впечатление, что люди, которые составляли стратегию, не очень хорошо понимают этот термин. Ведь если бюджет дефицитный, то вовсе не значит, что бюджетная система не сбалансирована. Главное, чтобы были источники покрытия этого дефицита. Поэтому в настоящее время я бы не стал относить этот фактор к угрозам нашей экономической безопасности.

Кроме того, среди вызовов обозначено истощение ресурсной базы сырьевых отраслей. Но такой угрозы сейчас тоже нет. Речь ведь идет об обозримом будущем, до 2030 года. Ладно, если бы мы говорили о том, что будет через пятьдесят лет…

Таким документам, как эта стратегия, не хватает стыковки с реальностью. Например, каждый месяц Росстат проводит опрос среди представителей бизнеса, какие факторы, с их точки зрения, в наибольшей степени препятствуют предпринимательской активности. В этот перечень попадают высокая налоговая нагрузка, неопределенность экономической ситуации, недостаточный внутренний спрос. Но в стратегии экономической безопасности эти моменты также не обозначены. Так что в итоге в списке угроз и вызовов есть то, чего не должно быть, и нет того, что хотелось бы там видеть. Получается, что в стратегии изложены вроде бы и правильные мысли, но они серьезно расходятся с действительностью».

Вадим Жартун, директор консалтинговой компании Nova Team:

Фото из личного архива Вадима Жартуна

«То, что изложено в этом документе, вызывает больше вопросов, чем дает ответов. Он вообще очень мало похож на стратегию в общепринятом понимании. Ведь стратегия — это, прежде всего, документ прямого действия, который дает четкое представление: где мы, куда идем и что нам нужно делать.

Отправная точка — список угроз — объединяет в себе вещи, которые сейчас не важны принципиально и абсолютно разновелики по своему масштабу. Непонятно, в связи с чем выбраны именно они и зачем расположены конкретно в таком порядке. Неясно даже, почему многие из них в принципе называются угрозами или вызовами. Например, нестабильность на рынке энергоресурсов или недостаточность трудовых ресурсов — это не вызовы, а реальность, в которой мы живем.

Вместо формулировки задач мы видим только общие фразы: „повысить“, „добиться“, „улучшить“ рядом со списком контрольных показателей, которые можно применить куда угодно. Получается не стратегия, а набор из составленных странным образом благопожеланий в духе „мы за все хорошее против всего плохого“. Эти случайным образом собранные и грубо соединенные на живую нитку осколки из разных блоков больше напоминают творение Франкенштейна, нежели серьезный документ.

Интересно, что на планирование и разработку нормативно-правовой базы для реализации поставленных задач в стратегии отводится целых два года, а все остальное должно быть сделано и вовсе до 2030 года. Это очень напоминает историю про ишака и халифа — за это время кто-то из них точно сдохнет. Совершенно очевидно, что при смене первого лица в России произойдут кардинальные изменения, требующие пересмотра стратегии, поэтому документ сам по себе мертворожденный. Глядя на него, я не могу понять, что происходит со страной, к чему готовиться бизнесу, на что имеет смысл обратить внимание, как на актуальный тренд. Это просто набор банальностей, о которых говорят уже много лет и с которыми поэтому сложно не согласиться. Но, увы, стратегия не дает нам ответа на вопрос, как же мы пришли к такой ситуации за годы «стабильности», и не разъясняет, что и как надо делать, чтобы ее исправить».

Татьяна Хрулева

По теме

Статьи

Новости

Все новости^

Погода

Москва: +13..+22, малооблачно
Санкт-Петербург: +11..+17