eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Бизнес

«Транснефть» потеряла деньги не из-за «волков»

Юристы поддерживают решение апелляционной инстанции в пользу «Сбербанка», указав на риски для финансового рынка России в случае вынесения иного вердикта.

14:30, 07.09.2017 // Росбалт, Бизнес

CC0

Юристы и участники рынка продолжают комментировать решение Девятого арбитражного апелляционного суда Москвы, который в конце августа в споре «Транснефти» со «Сбербанком» на сумму 66,5 млрд рублей поддержал кредитную организацию.

Напомним, что спор между «Транснефтью» и «Сбербанком» возник вокруг сделки с производными финансовыми инструментами, которую стороны заключили в 2014 году. «Транснефть» захотела применить сложный финансовый инструмент для снижения стоимости обслуживания ее облигационного долга. Сделка предполагала определенное условие  — «потолок» курса доллара к рублю. Если бы курс доллара к рублю не пробил этот потолок, госкомпания получила бы от банка большую премию (около 1,4 млрд рублей).  Но из-за резкого скачка курса доллара в конце 2014 года операция с производными инструментами, наоборот, принесла компании серьезные убытки. Согласно международным стандартам финансовой отчетности, речь идет о сумме в 75,3 млрд рублей. При этом подобные сделки изначально предполагают риски обеих сторон и «Транснефть», согласно материалам судебного процесса, подписывала соответствующую декларацию о рисках, а в целом в документах по сделке указывалась, в том числе, вероятность резкого скачка курса.

В январе 2017 года, спустя три года после закрытия сделки, «Транснефть» обратилась с иском в суд. Спустя почти полгода, 8 июня, Арбитражный суд Москвы признал сделку со «Сбербанком» недействительной и заявил, что банк действовал недобросовестно. «Сбербанку» удалось это решение оспорить: 5 сентября Девятый арбитражный суд Москвы признал сделку законной.

Юристы, опрошенные «Росбалтом», нашли решение апелляционного суда справедливым.  

«Соглашусь с позицией „Сбербанка“. Постановление апелляционной инстанции более верно отражает картину нашей правовой реальности. Когда у доллара был нормальный курс и экономическая ситуация была стабильной, клиенты зарабатывали на этих сделках, и все были довольны», — заявил партнер юридической фирмы Lidings Степан Гузей.

«Решение суда первой инстанции виделось прецедентным для рынка. Если бы его оставили в силе, это сильно повлияло бы на рынок деривативов как таковой», — заметил партнер юридической компании Orrick Константин Кролль.

Партнер АБ «ЕМПП» Мерген Дораев согласился с коллегой: «Решение апелляционной инстанции по этому делу было закономерным, потому что в ином случае оно явно негативно сказалось бы на рынке производных финансовых инструментов России в целом». «Если бы апелляционный суд оставил в силе решение суда первой инстанции, это повлияло бы не только на текущую сделку „Транснефти“ со „Сбербанком“, но на иные деривативные сделки, заключенные другими компаниями с другими банками. По некоторым из них сроки исковой давности еще не вышли. В любом случае это могло повлечь пересмотр других дел», — отметил Дораев. Собеседник «Росбалта» добавил, что деривативные сделки всегда были рискованными, это известно всем сторонам. «Рынок деривативов один раз у нас уже обрушился в 1998 году. Ухудшать рынок сейчас никто не решился», — отметил он.

«Компания „Транснефть“ заявляет, что их ввели в заблуждение, добросовестно не сообщили о потенциальных рисках. Но информация была представлена клиенту, апелляционный суд на это указал. Считать решение суда несправедливым нет оснований», — заключил Дораев.

Такой же позиции придерживается директор Юридического института «М-Логос» Артем Карапетов. «Чисто юридически постановление апелляционной инстанции кажется обоснованным и правомерным. По сути, истец пытался вместо применения специальных правил по оспариванию сделки аннулировать ее, используя правила о ничтожности сделки. Тем самым он хотел обойти укороченные сроки исковой давности, что является некорректным чисто юридически, даже не погружаясь в содержание дела. Таким образом, первая инстанция, которая пошла на поводу у истца, обошла специальные нормы за счет использования общего правила о добросовестности, что некорректно. Тем самым были искажены правила об исковой давности и не применено правило п. 2 ст. 166 о подтверждении оспоримой сделки», — заметил Карапетов.

По его словам, в постановлении апелляционной инстанции есть убедительные юридические аргументы. «Даже если допустить, что „Транснефть“ ввели в заблуждение, по правилам Гражданского кодекса такая сделка является оспоримой. То есть „Транснефть“ должна была подавать иск об оспаривании в течение года — таков срок исковой давности. „Транснефть“ же исполняла сделку достаточно долго, сама подтверждала ее действительность, что повлекло в итоге истечение срока исковой давности на оспаривание. Исполнение самой сделки согласно п. 2 ст. 166 ГК лишило „Транснефть“ права на оспаривание, потому что она подтвердила действительность сделки. Чтобы не применять эти правила, которые мешали „Транснефти“ аннулировать сделку, она пошла другим путем — попыталась признать сделку ничтожной со ссылкой на злоупотребление правом. Это юридически неправильно — обход специальных правил через общие противоречит базовым правилам Гражданского кодекса, согласно которому специальные правила исключают действие общих правил. Абсурдно предполагать, что одна и та же сделка может быть и ничтожной, и оспоримой. Если сделка совершена в результате обмана, то она является действительной, пока не оспорена. Она не может быть одновременно ничтожной. Такое дублирование ничего, кроме бардака в правоприменении, внести не может. На этом основании решение апелляционного суда представляется мне более корректным», — заключил собеседник «Росбалта».

В свою очередь Сергей Савельев из «Савельев, Батанов и партнеры» заметил, что «сейчас у „Транснефти“ есть право пойти в кассацию и оспорить решение, если она с ним не согласна».

Вместе с тем, у экспертов вызвал недоумение недавний, выдержанный в резком тоне пресс-релиз «Транснефти», в котором компания заявила, что «апелляционный суд своим решением развязал руки „Волкам с Вавилова-стрит“. Руководство „Сбербанка“ трубопроводная компания сравнила в нем с героями фильма „Волк с Уолл-стрит“. В пресс-релизе говорится, что решение суда второй инстанции сводится к тому, что „банки и иные финансовые учреждения вправе навязывать своим клиентам неподходящие и ненужные им инструменты, манипулируя интересами клиента под прикрытием ‚благой цели‘, ‚не несут ответственности за свои профессиональные советы клиенту, если перед подписанием объемного документа между строк упомянут, что не выступают в качестве их консультанта‘.

Партнер АБ ‚ЕМПП‘ Мерген Дораев считает, что цитировать фильм ‚Волк с Уолл-стрит‘ в отношении ситуации некорректно. ‚Если ситуация повернулась бы иначе, неужели ‚Транснефть‘ отказалась бы получать деньги от ‚Сбербанка‘, потому что тот не смог предугадать рыночную конъюнктуру? Не думаю. Заявление ‚Транснефти‘ заканчивается тем, что своим решением суд развязал руки ‚Волкам с Вавилова-стрит‘. Но ведь никто не привязывал руководство ‚Транснефти‘ к ‚Сбербанку‘, не заставлял их заключать деривативную сделку. Они точно такие же инструменты используют, в том числе, для хеджирования рисков цен на нефть. Это делают все. Говорить: мы не знали, что доллар мог вырасти, в такой ситуации странно“, — заключил собеседник „Росбалта“.

Анна Семенец

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 0..+3
Санкт-Петербург: +2..+5, среднеоблачно