eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Бизнес

ТоАЗ и «Уралхим» встретятся в суде

Судебные разбирательства лишь мешают химическому гиганту из Тольятти развиваться эффективнее и быстрее.

15:59, 07.06.2018 // Росбалт, Бизнес

Фото пресс-службы ТоАЗа

В пятницу 8 июня по уголовному делу в отношении экс-руководителей комбината «Тольяттиазот» пройдет очередное заседание Комсомольского районного суда г. Тольятти. Несмотря на то, что на самом предприятии не раз заявляли, что не имеют претензий к обвиняемым, судебное противостояние продолжается, а уровень аргументации представителей обвинения по-прежнему вызывает вопросы у экспертов. Так, как сообщает «Российская газета», в ходе майских заседаний представитель принадлежащего Дмитрию Мазепину «Уралхима» так и не сообщил, почему обычную продажу продукции нужно считать хищением.

Судебный процесс по ч. 4 ст. 159 УК РФ начался в феврале 2018 года и во многом основывается на показаниях предварительному следствию заместителя юридического директора ОАО «ОХК «Уралхим» Андрея Ермизина. Как пишет «РГ», показания, которые Ермизин дал на заседаниях суда, позволяют полагать о том, что с аргументацией у «Уралхима» снова есть определенные проблемы.

Напомним, интересы ТоАЗа и «Уралхима» схлестнулись около десяти лет назад — тогда «Уралхим» приобрел около 10% акций тольяттинского предприятия. А пять лет назад  показания представителей «Уралхима» легли в основу уголовного дела против юристов «Тольяттиазота», однако оно прекратилось за отсутствием в действиях последних состава преступления.

Сейчас бывших руководителей предприятия вместе с владельцем компании Ameropa AG  Андреасом Циви и директором компании Nitrochem Distribution AG  Беат Рупрехт (обе компании из Швейцарии) обвиняют в хищении продукции ТоАЗа. Обвинение предполагает, что само хищение на 85 млрд рублей совершила в 2008—2011 гг. Nitrochem Distribution AG. Хотя, как гласит заявление «Тольяттиазота», приобщенное следствием к материалам уголовного дела, за эту якобы похищенную продукцию на счета завода было официально уплачено более 65,5 млрд рублей.

Вопросы и недоумение у ряда наблюдателей вызывает невнятная аргументация обвинения, которое по-прежнему не может объяснить, почему суд должен считать хищением рядовой случай купли-продажи продукции предприятия, за которую перечислена соразмерная оплата? Прояснить ситуацию так и не удалось, представители обвинения  лишь скупо сослались на то, что указанный миноритарный акционер может быть собственником продукции ТоАЗа. Однако звучит все это как минимум спорно — известно, что миноритарий не может считать продукцию предприятия своей собственностью, а значит, не мог понести и убыток.

К тому же на суде удалось установить, что из этих 65,5 млрд «Уралхим» как миноритарный акционер  получил почти 400 млн рублей. «Копейки», как выразился, по информации СМИ, тот же Ермизин. Также оказалось, что в 2009—2010 гг. «Уралхим»  9,73% акций «Тольяттиазота» передал в собственность по договору РЕПО «Сбербанку». Получается, что для продолжения судебных противостояний компания Мазепина не чурается считать чужие деньги за тот период.

Так как РЕПО — это сделка купли-продажи ценной бумаги с обязательством обратной продажи-покупки через определенное время по заранее оговоренной цене, в 2009—2010 годах собственником акций тольяттинского завода был совсем не «Уралхим», а «Сбербанк», купивший пакет на это время. Да и в общих собраниях акционеров ТоАЗа тогда участвовал не «Уралхим», а именно «Сбербанк».

Получается, чтобы увидеть в этой ситуации хищение и ущерб, причиненный  «Уралхиму», нужно обладать очень богатой фантазией.

«Дело в том, что к деньгам компании миноритарные акционеры никакого отношения не имеют, — говорит юрист управляющий партнер адвокатского бюро «Забейда и партнеры» Александр Забейда. — Они вправе рассчитывать только на получение дивидендов, если таковые распределяются, а деньгами компании они распоряжаться не могут: это не их деньги — это деньги компании. Зная, что в такой ситуации арбитражные суды никогда не встают на сторону миноритариев, те нередко используют свой административный ресурс, если таковой имеется, и инициируют возбуждение уголовных дел. По их мнению, это может способствовать усилению их переговорной позиции в корпоративном споре».

Вероятно, здесь просто имеет место случай «усиления позиции», о чем говорит не только почти десятилетняя история конфликта, но и прошлое уголовное дело в отношении юристов ТОАЗ, также инициированное по показаниям «Уралхима». Его  прекратили не просто за отсутствием состава преступления, а даже с однозначной формулировкой.

«Следствие выяснило, что возбуждение дела по ст. 185.4 УК РФ стало возможным лишь после того, как заинтересованные лица «Уралхима» поняли, что для этого необходимо наличие крупного ущерба, и приняли все меры для создания видимости такового, действуя в нарушение законодательства. Следствием установлен факт, что сотрудники «Уралхима» фактически сфабриковали доказательства против юристов «Тольяттиазота» по указанному уголовному делу», — отмечал тогда адвокат «ТоАЗа» Андрей Московский.

Но именно из того уголовного дела юристов «ТоАЗа» проистекает уголовное дело, которое сейчас рассматривается в Комсомольском районном суде г. Тольятти. По данным СМИ, «Уралхим» как минимум участвовал в подготовке обвинительного заключения.

Стоит отметить, что  сам «ТоАЗ» был признан потерпевшим лишь на предварительном слушании, а не во время следствия. И в деле нет заявления предприятия о претензиях к обвиняемым. Более того, на самом комбинате не раз заявляли об отсутствии таких претензий. На «ТоАЗе» убеждены, что любые судебные разбирательства лишь мешают заводу развиваться эффективно и более быстрыми темпами. Также, по мнению представителей стратегического предприятия, подобные действия «Уралхима» по уголовному делу, можно расценивать как очередную  безуспешную попытку рейдерского захвата одного из крупнейших в мире производителей аммиака.

Сергей Петров

 

Меньше слов — в нашем Instagram

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 9°, облачно
Санкт-Петербург: 6°, облачно