eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Бизнес

Падение рубля уже не остановить

Спекулятивный механизм, который создавал иллюзию прочности российской валюты, подорван и, вероятно, будет вовсе демонтирован, полагает экономист Игорь Николаев.

21:51, 10.09.2018 // Росбалт, Бизнес

Фото ИА «Росбалт»

Падение курса российской национальной валюты до психологически важных уровней в 70 рублей за доллар и 80 рублей за евро заставляет задуматься о причинах этой ситуации и нарастании негативных тенденций в российской экономике. Характерно, что проседание рубля по отношению к основным мировым валютам происходит на фоне достаточно высокой цены на нефть. О причинах происходящего и о приближении мирового экономического кризиса обозревателю «Росбалта» рассказал директор Института стратегического анализа Игорь Николаев.

— Чем вы объясняете тот факт, что рубль сдал психологически важные рубежи по отношению и к доллару, и к евро?

 — Сразу хочу заметить, что впереди и другие «психологически важные уровни»…

— Вы считаете, что падение рубля продолжится?

 — Да. Когда анализируешь эту ситуацию, то понимаешь, что это результат тех факторов, которые уже действуют и продолжат свое воздействие на нее и в ближайшем будущем. По этой причине оснований для оптимизма мало.

— О каких факторах вы говорите?

 — Прежде всего, речь идет о санкционном давлении. Для инвесторов становится все более очевидным, что самые неприятные для российского рубля санкции в отношении суверенного долга будут введены. Точно так же, как после недавних событий стало известно, что второй пакет санкций, связанных с делом Скрипалей, после обнародования дополнительных данных, также вряд ли будет «для галочки». Могут быть включены очень серьезные меры, которые будут подразумевать, например, ограничения по экспорту-импорту.

Но все же, самые неприятные для рубля ограничения это те, которые будут касаться суверенного долга России. Прежде всего, запрет на покупку российских гособлигаций, поскольку до недавнего прошлого это был основной спекулятивный механизм поддержания курса рубля.

Схема кэрри-трейд (carry trade — стратегия получения прибыли на валютном рынке за счет разницы в процентных ставках, — «Росбалт») работала как раз, в том числе, и здесь, на рынке российских облигаций. Недаром доля нерезидентов на нашем рынке этой весной достигла 34%. После введения в апреле американских санкций она стала уменьшаться и сейчас составляет где-то 26%-27%, что является серьезным сокращением. При этом доля иностранных инвесторов будет снижаться и дальше.

Таким образом, тот спекулятивный механизм, который создавал иллюзию прочности российской валюты, сейчас подорван и вероятно будет демонтирован если не полностью, то процентов на девяносто уже в этом году. Инвесторы это понимают и это ключевой фактор падения курса рубля. Плюс есть и другие. Например, бегство инвесторов с развивающихся рынков, что мы наблюдаем не только в России, но и в других странах. Курсы национальных валют падают в Турции, ЮАР, Аргентине, Индии.

— Какие еще факторы действуют сегодня на рубль?

 — Мировая экономика сейчас в целом стоит накануне очередного кризиса циклического характера. Похоже, что спусковой крючок этого кризиса был невольно найден в виде торговых войн, прежде всего, между США и Китаем.

— Очередное падение рубля произошло при довольно высоком уровне мировых цен на нефть. Как вы это объясните?

 — Да, цены на нефть сейчас действительно на достаточно высоком уровне, но рубль они уже не спасают. Не успели мы порадоваться, что рубль отвязался от нефти, как произошло его падение…

В общем, сейчас сложилась целая система факторов, которые и предопределили нынешнюю тенденцию, причем перелома этого тренда не только в краткосрочной, но даже в обозримой перспективе пока не видно — рубль продолжит падение. Иными словами, нынешние проблемы, это, с одной стороны, индикатор, а с другой, стимулятор развития кризисных явлений российской экономики.

— Вы говорите, что спусковым крючком нового мирового циклического кризиса могут стать торговые войны между США и Китаем, но насколько я понимаю, президент США Дональд Трамп начал их не для того, чтобы раскрутить мировой кризис?

 — Нет, конечно! Я думаю, что если разразится новая рецессия, у нас наверняка найдутся те, кто скажут, что американцы специально так устроили, чтобы нам было плохо. Но очевидно, что Трамп предпринимает определенные меры в отношении китайского импорта не чтобы нарочно навредить, а из лучших побуждений. В духе его лозунга «Америка прежде всего».

К сожалению, он не задумывается над тем, что мировая экономика глобальна, что тот же Китай уже достойный партнер и может ответить. Это мы не можем ответить Соединенным Штатам зеркально, а экономика КНР сопоставима с американской. Но хуже становится всем.

То, что американская экономика еще растет — это иллюзия. Какое-то время американцы еще будут чувствовать себя неплохо, но потом, полагаю, будет явное замедление.

— Вернемся к нашему рублю. Как сильно он еще может упасть по отношению к основным мировым валютам? Мы ведь помним, что в 2014 году видели на табло обменников курс в 100 рублей за евро…

 — Думаю, что в этом году он вряд ли упадет до таких значений. Мой прогноз: 80 рублей за доллар и 90 рублей за евро. Это то, что мы увидим еще до конца текущего года.

Нравится это кому-то или нет, но в рыночной системе курс национальной валюты — хороший индикатор состояния экономики. Если курс рубля падает, это крайне неблагоприятно сказывается на настроениях и инвесторов, и потребителей. Социологи еще во время кризиса 2008—2009 годов обратили внимание на то, что для россиян кризис ассоциируется с состоянием рубля. Рубль падает — кризис есть. И, наоборот, рубль стабилен — значит, кризиса нет.

Современная экономика — экономика настроений. Если национальная валюта падает, естественно, предпринимательская активность тоже замирает. А это еще более усугубляет кризис…

— Когда, по-вашему, может начаться полноценный мировой кризис?

 — Я прогнозирую, что для российской экономики следующий 2019 год будет минусовым. В 2017-2018 была некоторая иллюзия небольшого роста, но теперь мы вновь уходим в минус, и одним 2019 годом это не ограничится, потому что санкции — это надолго. А они здесь ключевой фактор. Плюс нестабильность на нефтяном рынке.

Кроме того, начнется постепенное втягивание (российской экономики) в мировой экономический кризис, который начнется, однако, не с 1 января 2019 года. Острая его фаза, на мой взгляд, будет в 2020—2021 годах.

Беседовал Александр Желенин

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 11°, дождь
Санкт-Петербург: 10°, небольшая облачность