eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Бизнес

Банковские махинации «в узких улочках Риги»

Далеко не все латвийские банки на деле оказываются надежными. К тому же не стоит забывать, что незнание зарубежных законов не освобождает от ответственности.

20:15, 20.05.2019 // Росбалт, Бизнес

Фото ИА «Росбалт»

Многие еще помнят, как в советские времена любимым местом отдыха для жителей СССР, наряду с Крымом и Сочи, была Прибалтика. Но сегодня россиян влечет сюда не только бархатный песок пляжей Юрмалы и Паланги. Немало наших сограждан едут в Прибалтику, чтобы вести там бизнес. Понять их можно, как ни как — Евросоюз! Здесь и законы чтут лучше, чем в России, а значит бюрократии и коррупции поменьше. Но так ли все позитивно в бывших советских республиках? В большей степени со знаком плюс можно говорить об Эстонии, а вот Латвию и Литву периодически лихорадит то от политических, то от экономических скандалов. Особенно последнее касается банковской сферы деятельности.

Насколько надежны латвийские и литовские банки? На этот вопрос можно ответить, оглянувшись на несколько лет назад. В ряду обанкротившихся банков обнаруживаем такой известный в Прибалтике как «Траст Комерцбанк», в котором был объявлен процесс неплатежеспособности в августе 2017 года. Еще раньше — в 2010 году, прекратил существование один из крупнейших банков Латвии «ParexBanka» с филиалами в Берлине, Стокгольме, Токио и даже в Москве. 

В Литве в двухтысячные «благополучно схлопнулись» банки «Snoras» и «Ukiobankas», причем со скандалом. Так, например, генпрокуратура Литвы закончила досудебное расследование о крупных хищениях в банке «Snoras», но подозреваемые экс-владельцы скрываются от литовского правосудия. Говорят, что в России. 

И наконец, самый свежий пример из Латвии: в 2018 году прекратил существование, входивший в тройку крупнейших латвийских банков — «ABLVBank». Финансовому учреждению был предъявлен целый набор обвинений, включая отмывание денег (что вполне закономерно, ведь в банке было открыто немало счетов нерезидентов из России), и осенью 2018 года, согласно латвийским законам, банк был ликвидирован. И это только примеры банкротств, широко освещавшиеся в европейских СМИ…

«Эка невидаль! Банки регулярно лопаются и у нас, — резонно возразит читатель и добавит с завистью, — зато у них процент по кредитам гораздо ниже». С этим утверждением можно легко поспорить. Да, для резидентов процентные ставки, особенно по потребительским кредитам, действительно минимальные:  от 0,5 до 2 процентов годовых. Но это только, как говорится, «для своих», а вот к россиянам — особый подход… Чтобы не быть голословным, расскажем почти детективную историю русского бизнесмена, взявшего кредит для развития собственного бизнеса в Латвии.

Петербуржец Евгений Колесов владел небольшой судоходной компанией, зарегистрированной в Риге. Три сухогруза «бегали» по Балтике и Средиземке, принося судовладельцу приличный доход, до тех пор, пока он не решил расширить свой бизнес. Приобретя по дешевке в России старый танкер (больше смахивающий на груду металлолома), Колесов для его капитального ремонта взял кредит в латвийском банке АО «Регионала инвестицию банка» (в дальнейшем будем называть его просто Банк), учредителями которого являются украинский банк «Pivdenniy» и украинские граждане из Одессы. 

Сумма кредита составила около трех миллионов долларов, сроком на пять лет, с процентной ставкой …9,5% годовых. Да-да, не удивляйтесь, именно девять с половиной процентов. Где же пресловутые 1-2-3 процента? А ведь именно такие ставки предлагают европейские банки для развития бизнеса. Они, как сказано выше, «для своих», а русские и под более высокий процент возьмут. И Колесов взял. Заключив кредитный договор, предоставил в залог Банку свои суда, включая танкер… 

Опустим длинную и непростую историю взаимоотношений Банка и господина Колесова и лишь проследим хронологию событий. Одно судно (в дальнейшем — судно № 1) летом 2014 года встало на плановый ремонт. Второй сухогруз Колесов был вынужден спешно продать в июне 2015 года и все вырученные средства (более двух миллионов долларов) были поделены между образовавшимися кредиторами (в частности, накопились долги по зарплате морякам). Кое-что досталось и Банку в счет погашения кредита. 

В компании Колесова осталось лишь одно рабочее судно (в дальнейшем — судно № 3). Прибыль от его деятельности полностью уходила на погашение процентов по кредиту. При этом ремонт судна № 1 не осуществлялся, и оно уже более года простаивало на судоверфи в Варне (Болгария). Выход из создавшейся кризисной ситуации был только один: оперативно отремонтировать первое судно, заимствовав дополнительные средства.

В сентябре 2015 года Банк «расщедрился», несмотря на огромную задолженность Колесова, и предоставил ему дополнительный кредит — более 400 тысяч долларов, также под 9,5% годовых. Кредит был целевой и предназначался на ремонт судна № 1. Средства должны были выдаваться предприятию Колесова частями, по мере предоставления счетов поэтапного ремонта, и Банк был обязан контролировать все расходы. Все эти положения подробно прописаны в Дополнительном соглашении к основному кредитному договору. 

Что же получилось в результате?

Деньги якобы на ремонт судна Банк, в нарушение договора, перевел предприятию Колесова, по всей видимости, все сразу. Но в Болгарию на судоремонтный завод они не поступили. Поэтому судно № 1 до сих пор (почти пять лет) стоит без движения.

Неприятности случились и на судне № 3. Во время рейса в Средиземном море в январе 2016 года произошла поломка, и оно было отбуксировано в греческий порт Перама. Его судьбу предугадать не сложно — также не дождавшись от судовладельца средств на ремонт, оно было продано весной 2018 года в Греции с аукциона. Банк, у которого находилось в залоге судно № 3, не получил от этой продажи ни цента. Как, впрочем, с большой долей вероятности, не получит и от вынужденной в ближайшее время продажи судна № 1. 

Ведь в первую очередь вырученные средства пойдут на погашение других накопившихся за пять лет долгов. Кстати, забегая вперед, нужно сказать, что и танкер, который был в залоге у банка, и в ремонт которого Колесов вложил якобы немалые средства, также продали в Риге с аукциона в 2017 году за цену дешевле металлолома. На металлолом он и был порезан. И здесь Банк опять оказался «в полном пролете», потеряв залог.

Фото ИА «Росбалт»

Впрочем, уже изначально, предоставляя огромный целевой кредит, банкиры не озаботились тщательно изучить состояние танкера румынского производства 1991 года выпуска, доставленного из России в Латвию на буксире. 

В таком случае возникает естественный вопрос: каким образом Колесову удалось получить дополнительный кредит? Все просто: Банк выделил средстватолько после предоставления дополнительных залогов. Заемщик Колесов заложил свои две квартиры и дорогой автомобиль. Но этого Банку было недостаточно. И тогда Колесов обратился со столь деликатной просьбой к своему петербургскому товарищу.

Передать свою квартиру в залог Банку, притом, что ты не увидишь ни цента кредитных денег, — решение, мягко говоря, непростое. Но Колесов умел уговаривать. Он убеждал, что гасить кредит есть с чего и в подтверждение показывал неосведомленному другу фрахтовые договоры, в которых действительно были обозначены высокие доходы. Также он предъявил Соглашение между своим предприятием и Банком, в котором было прописано на латышском и русском языках: «дополнительная сумма кредита предназначается для оплаты расходов в связи с запуском работы судна № 1» (в Соглашении конкретное название). И наконец, Колесов клялся здоровьем своих детей, что в любом случае, если что-то пойдет не так, сам выкупит заложенную квартиру. 

Весомыми доводами и клятвами Евгений Колесов убедил своего товарища, что благодаря отремонтированному судну кредит будет погашен, в чем кровно заинтересован Банк. Как тут не поверишь в благие намерения и заемщика, и Банка! И друг поверил. Подписал договор ипотеки… 

Результат этой истории плачевный: Колесов кредит не выплатил и, потеряв все свои материальные активы (четыре судна), остался должен Банку астрономическую сумму. И это при том, что квартиры и автомобиль Колесова Банк все же забрал. А вот чтобы спасти залоговые суда, не предпринял никаких усилий. Но самое печальное ждало колесовского товарища — под угрозой потери оказалась его питерская квартира. Чтобы заполучить ее, латвийский Банк подал иск в российский суд. 

С июня 2018 года дело рассматривалось в Петроградском районном суде Санкт-Петербурга. «Без вины виноватый» собственник квартиры становится Ответчиком. Спасая свою недвижимость, он подает встречный иск к Банку «О расторжении договора ипотеки». Ответчик был уверен, что суд объективно и по существу рассмотрит его иск и даст ему справедливую оценку, ведь нарушение кредитного договора, а значит и договора ипотеки, налицо: Банк полностью не выполнил своих прямых обязательств, взятых на себя по условиям Дополнительного соглашения. 

Пытаясь прояснить судьбу исчезнувших в неизвестном направлении кредитных средств, Ответчик вместе с иском подал в суд соответствующие ходатайства. Но суд безосновательно отклонил их. Соответственно, Банк не представил сведений, подтверждающих расходование целевых средств, что было ему только на руку. А ведь Банк не просто имел возможность (у заемщика здесь был открыт счет), а был обязан по условиям допсоглашения контролировать и согласовывать все платежи. 

По всей видимости, Банк изначально, предоставляя сомнительный кредит, не был заинтересован в успешной деятельности предприятия-заемщика, что и подтверждают многие факты (например, безответственная потеря залогов). Отсюда, можно предположить, что и предоставление допкредита на ремонт конкретного судна, имело совсем иную цель, а именно — получение ликвидных материальных залогов в виде квартир Колесова и Ответчика. 

Выделенные же кредитные средства, с помощью мошеннических схем, вполне могли вернуться на счета Банка. Не исключено и то, что сотни тысяч долларов «проплыли» мимо болгарского судоремонтного завода в сторону какого-нибудь заморского оффшора. В любом варианте подобные «мероприятия» можно было провернуть только в сговоре с самим заемщиком Колесовым. 

Причины откровенного нарушения Банком условий допсоглашения к кредитному договору должен был выяснить суд. Но, увы, ответа на главный вопрос: «Куда пропали целевые кредитные средства, предназначенные для ремонта судов?» Ответчик не смог получить ни в латвийском Банке, ни в Петроградском районном суде… 

18 декабря минувшего года суд вынес решение: «Обратить взыскание на заложенное имущество», то есть, иск иностранного Банка удовлетворить «путем продажи квартиры с публичных торгов». Получается, по мнению суда, целевой кредит — это фикция, формальность и, заимствуя средства на конкретные цели, кредитор может их тратить как угодно, не отчитываясь перед Банком. И если правосудие смотрит на такие факты сквозь пальцы, то не является ли оно невольным покровителем мошенников?

Неужели судье для принятия решения, нарушающего права российского гражданина, оказалось достаточным лишь то, что заемщик Колесов не выплатил иностранному Банку свой основной кредит? Кстати, сумма кредита, после начисления процентов и штрафов за несколько лет, выросла до гигантских размеров. Колесов не просто добровольно сунул голову в кредитную петлю, но и сам «намылил веревку». Банк же, утратив все права на залоги в виде судов, потерял возможность погасить весь кредит за счет их реализации. Он предпочитает отсуживать квартиры. 

При этом стоит еще раз напомнить, что Ответчик фактически не имел никакого отношения к данному кредиту и к «загадочным» взаимоотношениям латвийского банка АО «Регионала инвестицию банка» с российским бизнесменом Евгением Колесовым.

Как вам скажет любой опытный юрист, это дело объективно подпадает под юрисдикцию первой части статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу. В действиях Банка, точнее сказать — в бездействии, а еще точнее — в сговоре Банка с Колесовым, отчетливо просматривается вред, умышленно причиненный Ответчику. Как материальный, так и моральный. 

Увы, районный суд почему-то не пожелал рассмотреть дело досконально и справедливо, однозначно приняв сторону банкиров. Может быть, это просто юридическая некомпетентность? Или желание как можно скорее завершить затянувшееся дело, поставив «плюсик» в отчете, закрывающем уходящий год? В любом случае, все эти предположения и вопросы, главный из которых «Куда пропал целевой кредит?», остаются пока без ответов, которые Ответчик все же надеется получить в апелляционной инстанции в Городском суде Санкт-Петербурга.

По слухам из Риги, из АО «Регионала инвестицию банка» со скандалом уволен менеджмент, способствовавший уводу из Банка денег вкладчиков посредством сомнительных кредитов подобных колесовскому. Да, возможно произошла кадровая чистка, вот только российскому гражданину от этого не легче — Банк продолжает требовать квартиру у «без вины виноватого». Ведь в нашем случае Ответчик, виноват лишь перед своей семьей, но никак не перед законом, в отличие от Юрия Деточкина — борца-одиночки с ворами, из культового фильма «Берегись автомобиля». 

Поучительная история, не правда ли? Делать из нее выводы должен каждый, кто желает начать рискованный бизнес за пределами России, в том числе в бывших советских республиках, таких как Украина и Латвия. Как выясняется, мошенников хватает и там. И российский бизнесмен, попав в правовое поле зарубежной юрисдикции, должен понимать насколько высоки риски, а незнание их законов, как и у нас, не освобождает от ответственности. 

Игорь Заболотний

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 20°
Санкт-Петербург: 23°