Москва

Хорошие учебники оказались "за бортом"

В новый федеральный перечень школьных учебников, который должно утвердить Минобрнауки, не вошло множество популярных, известных и проверенных временем пособий, что вызвало резкое недовольство в учительской и родительской среде.

23:03, 28.03.2014 // Росбалт, Москва

vesti.ru

На прошлой неделе завершилось общественное обсуждение федерального перечня школьных учебников, который в начале апреля должно утвердить министерство образования и науки РФ. В него не вошло множество популярных, известных и проверенных временем учебников,  что спровоцировало резкое недовольство в учительской и родительской среде. Самый красноречивый пример — решение научно-методического совета при Минобрнауки исключить из списка учебник по математике Людмилы Петерсон из-за того, что его содержание «не способствует формированию патриотизма». И этот случай далеко не единственный. Учителя, издатели и родители в один голос заявляют: если Минобрнауки не вмешается в ситуацию, российскому школьному образованию будет нанесен непоправимый удар.

В октябре 2013 года министерством образования и науки был издан приказ №1047, который регламентировал новый порядок формирования федерального перечня учебников, рекомендуемых к использованию в школах. Формат, когда проводилось лишь две экспертизы — Академии наук и Академии образования — и затем учебник включался ведомством в список, был заменен на более сложный. К имеющимся стадиям проверки качества добавилось согласование общественной экспертизы и научно-методического совета при министерстве, за которым в свою очередь закрепилось право выносить решающий вердикт. Как отмечает первый зампред комитета Госдумы по образованию Олег Смолин, прошлогодний перечень насчитывал почти 3 тыс. учебников, рекомендованных ведомством. В нынешний включено в два раза меньше — всего около 1,5 тыс. И это уже говорит о многом.

«Часть издательств сами не подали какое-то количество учебников на экспертизу, часть не прошла ее. Но самое удивительное началось после. Издательства должны были сдать учебники, прошедшие все экспертизы в министерство, однако многим в приеме учебников отказывалось. Затем, на научно-техническом совете, более 300 учебников было исключено из перечня по абсолютно формальным обоснованиям: где-то заявлялось, что вместо подлинников экспертного заключения давались копии (хотя раньше это позволялось самим министерством), где-то – что издательство прошло общественную экспертизу и другие проверки одновременно, а нужно было последовательно. При этом сроки, которые были установлены для проведения все экспертиз, были буквально спринтерские», - сетует Олег Смолин.

Он подчеркнул, что не раз обращался к руководству министерства с вопросом, почему столь пристальное внимание при проверке уделяется соблюдению формальных условий, тогда как основной задачей новой технологии фильтра Минобрнауки заявило повышение качества учебников. Однако в ответ депутату было сказано, что менять решение совета поздно

В Интернете родители и учителя собрали уже свыше 50 тысяч подписей под петицией против исключения востребованных и качественных учебников целого ряда издательств («Мнемозина», «Баллас», «Титул», «Федоров») из перечня. «История с учебником Петерсон — самая известная, но она отнюдь не единственная. Если министерством была поставлена задача улучшить качество, то не надо ее искусственно подменять другой  - сокращением количества учебников!», - возмущается Олег Смолин.

«То, что произошло с федеральным перечнем — это катастрофа для страны. Она сравнима с Чернобыльской аварией, так как скажется на нашем образовании только через несколько лет», - говорит автор учебников по русскому языку и директор издательства «Баллас» Рустэм Бунеев. По его словам, учебники, исключенные из федерального перечня в этом году, «не просто учебники, а результат 20-летней работы в образовании». «Все они написаны лауреатами государственных премий. Они позволяют ребенку развиваться, социализироваться и способствовать формированию гражданского общества», - добавляет Бунеев.

Специалист уверен: государство не получит никакой выгоды от исключения пособий из списка, а напротив, только потеряет. «Новый перечень не только не облегчит бюджет, но и обойдется государству как минимум в 45 млрд рублей. Потому что половина учебников будет заменена, половине учителей придется перестраиваться на другие методики. В результате изменений мы потеряем целые научно-методические направления в российской школе и науке. Те направления, которые активно начали использовать и на Западе. Из школы уйдет большое количество талантливых педагогов», - говорит Бунеев. В соответствии с системой развивающего обучения советского академика, психолога Леонида Занкова, на основе которой создана значительная часть исключенных из перечня учебников, выстраивают учебный процесс в начальной школе педагоги из разных регионов.

По данным, приведенным Рустэмом Бунеевым, в республике Коми по этой системе обучается 60% детей, в Башкортостане — 56%, в Удмуртии — 55%, в Калининграде — 15%, в Новосибирске — 34%.

Директор Научно-исследовательского Центра им. Л.В.Занкова Светлана Яковлева сетует на то, что у научно-методического совета попросту не было времени как следует ознакомиться с представленными учебниками, а уж тем более не хватило времени издательствам — для того, чтобы собрать необходимые документы. «Судьбоносное решение о включении в федеральный перечень учебников принималось в катастрофически короткий срок. 24 февраля был подписан приказ о научно-методическом совете, а уже 28 февраля этот совет состоялся», - подчеркивает эксперт.

Экспертное сообщество опасается: под угрозой принцип преемственности школьного образования. «Например, учебники двукратного лауреата премии правительства РФ Генриетты Граник включены в перечень для 1-4 класса. Но 5-9 классы выброшены. О какой преемственности мы говорим, когда уничтожается целый курс? Другой пример: учебники Мордкович по математике с 5 по 9 класс включены в перечень а, начальная школа — нет. Как таким образом строить преемственность программ?», - настаивает редактор издательства «Мнемозина» Виктория Костюк.

«Подобными решениями, которые сейчас исповедует Министерство образования и науки, получается, что перечеркивается ФГОС (Федеральные государственные образовательные стандарты - «Росбалт»). Под ФГОС были скорректированы все учебники. При этом все эти учебники были в перечне. Что изменилось, если ФГОС не менялся, учебники не менялись, а наоборот модернизировались? Может быть, дело в процедуре проверки? Таким решением унижены все участники образовательного процесса: и ученики, и родители, и учителя», - возмущается автор учебников по английскому языку “Enjoy English” Мерем Биболетова.

Качество учебника невозможно проверить на  комиссии — уверяет автор учебников по химии Лилия Кузнецова. «Учебник — не простая книга. Это застывший учебный процесс. Он не проверяется чтением, даже профессионалов. Нужно обязательно проверять в учебном процессе - как разворачивается учебный процесс, как идет усвоение материала и так далее», - отметила она.

«Первый пункт положения о создании научно-методического совета по учебникам говорит о том, что он необходим для повышения качества учебников. Если провести дальше  логическую цепочку — для повышения качества образования. Повысить планировалось путем совершенствования экспертизы. Но в итоге оказалось, что экспертные заключения научно-методическому совету не очень нужны», - говорит директор издательства «Федоров» Андрей Власов.

Он рассказал, как шесть лет назад Россию посещала специальная делегация из Японии — в рамках исследования системы образования в передовых (на их взгляд) державах. Учебниками издательства «Федоров», которые обучают детей по системе Занкова, японцы заинтересовались и забрали на родину несколько образцов. В результате с тех пор в Японии были переведены все труды советского психолога, да и к тому же учреждено три университета, специализирующихся на его теории.  Более того, пример образовательной системы переняли и в Китае. А результатами экспериментальных школ Норвегии, взявших за основу учение Занкова, чуть ли не восторгается руководство страны. А вот России учебники с данной методикой оказались вне перечня. «Не хотелось бы, чтобы через некоторое время мы перенимали передовой педагогический опыт у Азии и Скандинавии. Я надеюсь, что вместе с Минобрнауки мы найдем решение проблемы», - заключил Власов.

Учитель, выбирая тот или иной учебник, не руководствуется принципом «нравится — не нравится», а определяет целую методическую систему — поясняет заведующая лабораторией дидактики русского языка Института содержания и методов обучения РАО Юлия Гостева. Эксперт уверяет: он отдает предпочтение той программе, которая будет удобна и интересна как ему самому, так и его ученикам.

«Что бы вы сказали о враче, который, желая добиться понижения массы тела, предложил бы пациенту, помимо диеты, удалить один из органов? Вот именно это сейчас и происходит. Мы всегда говорим, что в России должна восторжествовать философия живого образования, и если мертвое образование отсекает творческое направление в педагогике и учебном книгоиздании, то это неправильно», - первый зампред комитета Госдумы по образованию Олег Смолин. Парламентарий призвал министра образования Дмитрия Ливанова принять личное решение о включении в федеральный перечень всех учебников, которые получили положительную экспертизу, но были удалены из него, либо повторно созвать научно-методический совет и пересмотреть прежнее решение.

«Сложившаяся ситуация может привести к резкому ухудшению качества школьного образования. Как говорил Черномырдин: «Никогда такого не было, и вот опять то же самое». Очень не хочется, чтобы было «то же самое», - резюмировал Смолин.

Денис Гольдман

По теме

Статьи

Новости

Все новости^

Погода

Москва: +5..+10, облачно
Санкт-Петербург: +9..+14