Москва

Каждый третий россиянин станет москвичом?

Через 10-15 лет вокруг столицы может сконцентрироваться более 30% населения страны, полагает директор Института общественных наук РАНХиГС Сергей Зуев.

23:59, 18.05.2017 // Росбалт, Москва

Фото пресс-службы ИОН РАНХиГС

Эсперты прогнозируют значительное увеличение населения Москвы. Откуда возьмутся «новые москвичи» и каковы возможные пути развития агломераций-миллионеров, рассуждает директор Института общественных наук РАНХиГС, координатор экспертной группы по разработке проекта социально-экономического развития Москвы до 2025 года, член комиссии по региональному развитию при президенте РФ Сергей Зуев.

— По оценкам экспертов, которые фигурируют в СМИ, в результате реновации в столице добавится еще четыре миллиона жителей. Мэр Москвы Сергей Собянин недавно заявил, что прирост будет существенно меньше — в пределах 500 тысяч. Какова ваша оценка?

 — Слишком много неясностей в отношении проекта, чтобы о нем можно было говорить в прогностическом ключе. Вопрос ведь даже не в увеличении количества жителей, а в том, в какой мере проект реновации будет способствовать изменению Москвы как пространства для жизни. Когда я говорю о современных технологиях, я имею в виду, что строительство жилья не существует в отрыве от модернизации инфраструктуры: социальной, инженерной, транспортной, публичных пространств, зеленых пятен.

Одна из составляющих всего этого — инфраструктура смарт-сити, основанная на зеленых технологиях, замене привычных способов регулирования инженерии на другие, начиная от вертикального озеленения, электрического транспорта, другого принципа энергопотребления, биобактерий, которые разбираются с мусором вместо мусоросжигательных заводов.

Помимо умного города существует множество других вещей, которые можно отнести к понятию современная инфраструктура. Новый тип школьного образования, медицинского обслуживания, основанный на системе телеметрии. И повернутый под определенным углом проект реновации способен запустить такие процессы.

— Давайте вернемся к увеличению населения…

— Если говорить о старой Москве, без учета ТиНАО, уже сейчас плотность населения здесь почти такая же, как в Гонконге. Но само по себе это ни хорошо, и не плохо, ведь в крупных мегаполисах плотность заселения — стимулирующий фактор для развития новых видов производств, новой экономики. То есть, количество людей на квадратный километр может и расти, но при условии, что это будет играть на развитие. Высокую плотность могут себе позволить города с совершенно иной социальной и общественной инфраструктурой, которые надо развивать. Проще говоря, если просто построить посреди Москвы еще какое-то количество новых квадратных метров, то да, это приведет к росту нагрузки на инфраструктуру и объективному ухудшению качества жизни.

— Но очевидно же, что реновация займет не один день. По разным оценкам, на это уйдет лет 10-15. То есть, этот процесс в любом случае будет плавным, постепенным. Хотелось бы понять, а в естественных условиях города, которые активно развиваются, какими темпами растут?

 — Резкие скачки населения Москва уже видела. После 1991 года произошел довольно быстрый рост — за 10 лет порядка 4,5 млн человек. Тогда это был миграционный поток русскоязычного населения из вновь появившихся на политической карте стран. Тогда это были люди с действительно высоким уровнем образования, с какими-то профессиональными навыками и так далее. Сейчас это наше же российское население либо мигранты из Средней Азии. Начиная с 2000-х годов речь идет о 50-60 тысячах человек в год.

Но этот вопрос гораздо шире чисто московской повестки. Очевидно, в стране, при отсутствии акцентированной пространственной политики, существует западный дрейф. Значительная часть населения, начиная с Дальнего Востока, движется на запад.

Идет концентрация населения в середине европейской части страны, в Москве и отчасти в Санкт-Петербурге. Дальше будет происходить следующее. Развитие транспортных технологий приведет к тому, что окружающие Москву города второго плана окажутся в полутора часовом или даже часовом радиусе.

То есть, можно будет сесть во Владимире в скоростной поезд, который преодолевает, может, не 500 километров в час, как в Японии, но хотя бы 200, и через час быть центре Москвы — быстрее, нежели из ближайшего Подмосковья по пробкам. Это приведет к принципиально новой волне маятниковой миграции. Если мы говорим про московскую агломерацию в перспективе 10-15 лет, мы рискуем, что к 2035 году на этом пятачке с этими транспортными возможностями сконцентрируется до 40 млн человек (легко посчитать, сколько сейчас живет в близлежащих областях) — почти треть населения страны.

— Получается, рано или поздно все станут москвичами?

 — Естественная тенденция такова, и мы рискуем получить чудовищный человеческий и пространственный перекос, который уже существует. Только не нужно понимать это так, будто я говорю, что пятиэтажки не нужно трогать. Это действительно чудовищно, и существенно ухудшает качество среды.

Кое-где в Москве появились вполне уютные районы кирпичных пятиэтажек со своим микроклиматом, соседством, что для большого города дорогого стоит. Но в целом пятиэтажки, конечно, морально и технологически устарели. Бетонное домостроительство, которое спасало народ в период индустриализации, сейчас становится отягчающим фактором. Современные города, конечно, не могут себе позволить такого расползания. И с этим нужно что-то делать.

Реновация в этом смысле такой оселок. Вопросы землепользования, частной собственности, процедуры принятия решений на основе современных электронных платформ — много чего можно было бы вокруг этой программы закрутить и отработать. Причем, отработать в лабораторном режиме, на относительно небольших участках в короткие промежутки времени.

— Вероятно, об этом и говорят столичные власти, упоминая о пилотных площадках для реализации программы. А есть ли сегодня представление о том, как решать проблему с транспортом, если население Москвы будет расти такими темпами, как пророчат эксперты?

 — У Москвы есть одна очень большая проблема — она абсолютно моноцентрична. На очень небольшой площадке сконцентрированы все функции, которые город делают городом: административная, политическая, культурная, туристическая, бизнесовая. Вопрос здесь даже не в дорогах, а в функциональном разведении. В Москве должны появиться альтернативные центры притяжения человеческих, транспортных, финансово-экономических потоков. Это вопрос очень серьезной пространственной политики, в рамках которой проект реновации оказался бы уместным.

— Как вы предлагаете связать реновацию с созданием новых центров?

 — Вы помните, в свое время обсуждался вопрос выноса административно-делового функционала за МКАД? В этом смысле строительство новых домов в таких потенциально мощных центрах будет оправдано, потому что привлечет людей не только на новое жилье, но и на рабочие места. Это снимет проблему переселения в тот же район. Появится выбор: переехать в новый перспективный район с большим количеством рабочих мест, соответствующих вашей квалификации, или остаться там же.

— Подобный проект реализуется сейчас в Коммунарке. Очень много деталей придется обсуждать по ходу…

 — Да, эти вопросы должна регулировать городская политика. Кстати, в свое время была идея создать некий коридор от Домодедово к Шереметьево — по дуге в обход Москвы через Сколково, и в этом коридоре сажать инновационный бизнес, высокотехнологичные производства. Если бы этот проект удался, место для жизни тоже было бы весьма престижное.

И, конечно, такая агломерация, как Москва, требует большего пространства маневра, чем те административные границы, которые ее формально очерчивают. Появилось ТиНАО, но это проблемы не решает. Способ управления должен быть другой. Видимо, основанный не на разделении, а на единстве или же очень плотном совмещении стратегий развития Москвы и области, а может быть и шире. Это вопрос не дележки руководящих постов, а реального масштаба агломерации.

Такие крупные мегаполисы, как Москва, входят в число мировых городов. Разница между Москвой и Мумбаи или Лос-Анджелесом значительно меньше, чем между Москвой и Тулой. Для такого рода образований в современном мире, не только в России, не существует адекватных механизмов управления. Между тем, это мощные структуры, которые, собственно, основную долю мирового ВВП и продуцируют. Вопрос глобальной повестки: что происходит с современными агломерациями, куда они движутся, как ими управлять. Реновация — лишь честь повестки.

Анна Семенец

По теме

Статьи

Новости

Все новости^

Погода

Москва: +12..+23, дождь
Санкт-Петербург: +9..+18, дождь