eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Война в Сирии продолжится и без ИГИЛа

Даже если гипотетически можно было бы убрать интересы великих и региональных держав, оппозиция Башару Асаду все равно обладает «очень большими ресурсами».

13:27, 01.12.2017 // Росбалт, Москва

Фото с сайта минобороны.рф

Восьмой раунд официальных переговоров представителей сирийского правительства и оппозиции, начавшийся в Женеве под эгидой ООН, проходит под аккомпанемент сообщений о продолжающихся боях в районе Дамаска. Итоги недавних трехсторонних переговоров по Сирии в Сочи между лидерами России, Турции и Ирана, которые некоторые наблюдатели поспешили окрестить «новой Ялтой», на деле выглядят достаточно противоречиво. Особенно на фоне заявления турецкого премьера Бинали Йылдырыма, сказавшего по окончании этих переговоров, что нынешний сирийский «режим несет ответственность за то, как развивались события» в этой стране.

В этом смысле позиция главы правительства Турции, формально являющейся сегодня вроде бы союзником Москвы в войне, близка той, с которой из Эр-Рияда приехала на переговоры в Женеву делегация сирийской оппозиции. По сообщению «Радио Свобода», по приезде в Швейцарию глава делегации объединенной сирийской оппозиции Насер Харири заявил: «Наша цель в переговорах — это уход Башара Асада с самого начала переходного периода».

Все крупнейшие мировые и региональные державы, участвующие в сирийской войне, на словах за переговоры и мир, но при этом ни одно из этих государств, по сути, не собирается выводить свои войска из Сирии. США заявили об этом официально. Иран, судя по всему, тоже прописался в этой стране надолго. Турция также не намерена выводить свои войска с севера Сирии и открыто планирует расширение здесь зоны своей интервенции на кантон Африн. Продолжает наносить по асадовским и иранским войскам в Сирии авиаудары Израиль. Курды контролируют как минимум 20% территории Сирии и вряд ли согласятся на отмену своей по факту уже очень большой автономии в ее границах, что не устраивает ни Башара Асада, ни президента Турции Реджэпа Эрдогана. Россия также никуда не выведет свои военные базы с территории этой страны, хотя и может отозвать для видимости на родину часть военной техники.

О том, каким образом в этих условиях может быть запущен реальный, а не декларативный мирный процесс, возможно ли мирное урегулирование в Сирии без участия в этом процессе США, Саудовской Аравии и Израиля, обсудили эксперты, собравшиеся на Политклуб «Росбалта», прошедший в московском пресс-центре информагентства.

По мнению директора Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александра Шумилина, сегодня ситуация в Сирии вступила в абсолютно новую стадию, которую можно назвать «минус ИГИЛ». Формально все силы, действовавшие против «Исламского государства» (организации, признанной в РФ террористической и поэтому запрещенной), выступают за сохранение целостности Сирии, но «де факто раскол будет сохраняться», уверен эксперт.

Пока, по его словам, успехи «малой» проасадовской коалиции в составе войск президента Сирии, авиации, спецназа и частных военных компаний России, а также иранских подразделений и их союзников вроде шиитской военизированной организации «Хизбалла», не столь велики. «Там, где речь идет о зоне формального преобладания „малой коалиции“, далеко не все тихо и спокойно. Зоны деэскалации настолько малы, что говорить о них всерьез как о факторе урегулирования очень сомнительно», — отмечает Шумилин.

«Проблема также еще и в том, что нерешенность проблемы иранского присутствия в Сирии заставляет Израиль наращивать свои удары по иранским, а теперь и асадовским военным объектам, расположенным в этой стране», — говорит специалист. Он подчеркнул, что если раньше Асад в Израиле рассматривался частью его истеблишмента как «меньшее зло», то теперь этих голосов в Тель-Авиве не слышно и режим Асада «полностью приравнен к Ирану».

Еще одна зона «деэскалации» в Сирии — Идлиб — отдана на откуп Турции, которая решает здесь свои задачи. Тут скрывается часть бойцов антиасадовской вооруженной оппозиции, которых Анкара «не может предать, ибо это принципиальный вопрос для ее престижа в регионе. Кроме того, она решает здесь задачу предотвращения создания курдской автономии», — сказал эксперт.

Что касается переговорного процесса по мирному урегулированию в Сирии, то, по словам  Шумилина, «все согласны с тем, что Астана (переговоры сирийской оппозиции и правительства под эгидой России в Астане — „Росбалт“) и прочие Сочи не могут быть заменой женевского процесса».

По мнению эксперта, заявление министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова о том, что присутствие войск Ирана в Сирии легально, разрушило договоренности, достигнутые в ходе визита короля Саудовской Аравии Салмана в Москву.

Шумилин не сомневается, что сирийская правительственная делегация на переговорах в Женеве будет вести себя как победители, «на позициях сдачи противника». В свою очередь сирийская оппозиция убеждена в том, что «Асад должен уйти». Таким образом, говорит специалист, «произошло то, что оценивается некоторыми экспертами как „обнуление“ ситуации в Сирии. То есть возвращение ее к положению на 2012—2013 годы. Встает вопрос: во имя чего воевали пять лет, угробили столько населения и навели такие беды на эту и не только эту страну?»

Это произошло, считает он, «потому что ядро конфликта в Сирии — гражданское противостояние — каким было, таким и осталось, а военные победы не конвертируются в политические достижения».

Специалист по Ближнему Востоку Михаил Магид уверен, что разговоры о мирном урегулировании и выводе иностранных войск из Сирии не более чем очередной перерыв в военных действиях, а тема «деэскалации» нужна была Асаду и иранцам для того, чтобы добить ИГИЛ в Дейр-эз-Зоре, перегруппировать войска с тем, чтобы нанести окончательное поражение тысячам боевиков оппозиции в пригородах Дамаска.

Фактически, отмечает он, сейчас «большая часть Сирии находится под иранско-шиитской оккупацией. Между Сирией и Ираном практически исчезла граница. В зону шириной 150 километров спокойно проходят (на территорию Сирии) шиитские боевики, иранский корпус Кодс (Иерусалим)». Именно поэтому Тель-Авив так озабочен сегодня положением в этой стране, говорит эксперт, указывая, что именно благодаря этому «в израильской элите сегодня усилилась группировка, которая хочет (там) повоевать».

«Израиль требует, чтобы иранцы ушли из Сирии, что невозможно, потому что без шиитско-иранской коалиции режим Асада рухнет», — продолжает Магид, заключая, что это политический тупик. По его мнению, «в воздухе витает запах уже большой ближневосточной войны».

Шумилин говорит, что по самым скромным подсчетам, за два года участия Москвы в сирийской войне Россия потеряла на ней, включая жертвы терактов (например, взорванный над Египтом российский самолет), около тысячи человек.

В свою очередь Магид отмечает, что, согласно опросам «Левада-центра», большинство россиян настроены сегодня против участия России в войне в Сирии, поэтому Кремль в преддверии президентских выборов 2018 года ищет способы уйти оттуда.

Научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока (сектор Турции) Института востоковедения РАН Ильшат Саетов согласен с тем, что реальный «мирный процесс в Сирии в краткосрочной перспективе невозможен точно». Он обращает внимание на «противоречивые цели и не совпадающие интересы многих (воюющих там) групп». Среди них эксперт называет, прежде всего, находящихся у власти алавитов, «курдов, которых просто так никто не сможет никуда сдвинуть, и собственно суннитская оппозиция (алавитскому режиму Асада)».

По словам Саетова, даже если из Сирии гипотетически можно было бы убрать интересы великих и региональных держав, оппозиция все равно обладает там «очень большими ресурсами».

Александр Желенин

 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: -8..+2
Санкт-Петербург: -6..-1, облачно