eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

У кого беру — тому плачу

Решат ли прямые договоры с ресурсниками проблему многомиллионных долгов в системе ЖКХ?

02:22, 03.12.2017 // Росбалт, Москва

О прямых договорах между потребителями и ресурсниками в системе ЖКХ говорят уже 10 лет. На рассмотрении в Госдуме сейчас находится четвертый или пятый по счету проект закона. Его внесли в федеральный парламент председатель комитета ГД по жилищной политике и ЖКХ Галина Хованская и ее заместитель Павел Качкаев. Документ, который уже принят в первом чтении,  — своего рода выжимка многостраничного законопроекта, ранее предлагавшегося правительством РФ.

Кому и зачем нужны прямые договоры?

Во многих регионах по некоторым услугам граждане уже взаимодействуют с ресурсниками напрямую. В Москве, например, по прямым договорам платят за электричество, остальные услуги включены в общий платежный документ, и ответственность за их сбор несут управляющие компании или ТСЖ. Однако, как показывает опыт, стопроцентно собрать деньги им не под силу, подчеркнула на пресс-конференции в «Росбалте» председатель комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галина Хованская.

«Только в одном ТСЖ в Москве, где очень профессиональный руководитель, собираемость составляет 98%», — отметила Хованская. — И хотя процент недобросовестных УК сейчас резко сократился, то даже собираемость в 94-96%, которая сегодня считается хорошей, оборачивается для добросовестных управляющих компаний угрозой банкротства.

«У управляющих компаний  всего два выхода: они либо не предоставляют услуги, не производят какие-то работы, которые обязаны делать по договору, либо страдает качество этих услуг, либо, если УК делает все по совести, она просто банкротится — ведь  с ресурсоснабжающими организациями необходимо рассчитаться полностью. Кто страдает в итоге? Добросовестные плательщики в этом же доме, потому что на них приходится расписывать все долги», — отметила парламентарий.

«Для любой приличной управляющей организации в системе ЖКХ коммунальные платежи — это тяжелое бремя. По итогам прошлого года, по официальной статистике, УК впервые за много лет показали положительную рентабельность — 0,4%. К новому году люди стараются погасить долги, и среднегодовая собираемость растет, достигая 85%. Но в течение года УК нужно откуда-то брать деньги, чтобы рассчитываться с ресурсниками», — пояснила в свою очередь исполнительный директор Ассоциации управляющих организаций «Новое качество» Олеся Лещенко. Обычно эти деньги берут из бюджета на общедомовые нужны. Это значит, что из-за должников жители недополучают услуги. По мнению Лещенко, переход на прямые договоры, по крайней мере, остановит проблему дальнейшего накапливания задолженности.

Как полагают эксперты, прямые договоры на руку всем участникам процесса. Однако, как отметила Галина Хованская, ресурсоснабжающие организации были противниками этой схемы. Никто не хотел создавать свою абонентскую базу. Грозились, что все это выльется в рост тарифов. «Но мы сумели их убедить, что это разовая операция, а абонентская база будет служить долгое время. Что выгоднее напрямую общаться с потребителем, и разбираться только со злостными неплательщиками, чем пытаться что-то выжать из управляющей компании-банкрота, с которой ничего не возьмешь», — отметила парламентарий.

С ней солидарна и Олеся Лещенко. «Я начинала работать в маленьком энергосбыте, который потом стал очень большим и успешным, в том числе — за счет расчетов за электроэнергию напрямую с гражданами. Формирование абонентских отделов, центров обслуживания клиентов — это не расходы, а инвестиция ресурсоснабжающих организаций, от которой в конечном счете они выиграют», — подчеркнула эксперт.

«Прямые договоры во многих регионах становятся реальностью. Целые города массово переходят на прямые договоры по теплу. Однако в отсутствии полноценной нормативной базы, когда  в дело вмешивается ФАС, суды очень часто признают такие решения нелегитимными. Поэтому узаконить такой формат, безусловно, нужно», — отметила исполнительный директор НП «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева.

Как заключить прямой договор с РСО?

Проект договора с РСО будет типовым. Его подготовит правительство. Как подчеркнула Галина Хованская, самое главное, что нужно понимать: прямые договоры — это право, но не обязанность. Решение о том, переходить на такой формат или оставить все, как есть, должны принимать сами собственники — на общем собрании.

Законопроект предусматривает три пути к прямым договорам. Первый вариант актуален для собственников тех домов, которые выбрали для себя непосредственное управление многоквартирным домом. Это дома с небольшим количеством квартир — до 30, которым закон и сейчас разрешает напрямую работать с ресурсниками. Для них, в сущности, ничего не изменится. 

Второй вариант — принудительный, когда при двухмесячной задолженности управляющей компании перед ресурсником (которую еще нужно подтвердить в суде) РСО расторгает договор с УК в одностороннем порядке, и заключает прямые договоры с собственниками. 

Третий вариант предполагает, что решение о переходе на прямые договоры принимают сами собственники — решением общего собрания. «Но есть одно маленькое но: после того, как собственники приняли такое решение, им нужно получить согласие ресурсоснабжающей организации. Все завязано на этом. Но вы прекрасно понимаете, что во многих регионах ресурсоснабжающим организациям не разрешат такие вольности», — полагает Хованская.

«Тот законопроект, который мы внесли — очень серьезный компромисс с правительством, одна из позиций которого меня, мягко говоря, не устраивает. Я сейчас всерьез задумываюсь о том, чтобы снять свою фамилию с этого законопроекта», — заметила Хованская. Речь идет о том, что ресурсникам, по сути, дается право вето на переход к прямым договорам. По словам Хованской, если эту норму ко второму чтению не уберут, фактически законопроект будет направлен только на то, чтобы легализовать те кривые схемы прямых договоров с ресурсниками, которые уже существуют», — резюмировала она.

С ней солидарен ведущий юрисконсульт направления городское хозяйство фонда «Институт экономики города» Дмитрий Гордеев. «Законопроект ставит ресурсников выше других участников процесса — управляющих организаций и даже самих собственников. Ведь только при их согласии возможны прямые договоры. Сейчас документом предусмотрена лукавая схема, которая дает ресурсоснабжающим организациям право вето. Именно они принимают окончательное решение. Боюсь, что законопроект примут в той редакции, которая нужна Минстрою и правительству», — считает он.

Как изменятся платежи за коммуналку?

По словам Хованской, с переходом на прямые договоры цифры в платежках могут уменьшиться, если раньше жители имели дело с недобросовестной УК, которая делала некорректные расчеты.

При этом Хованская добавила, что РСО могут включить расходы на создание клиентских служб в тариф, в пределах установленных правительством индексов. «Однако сделать это они смогут только на начальной стадии. Поднимать тариф каждый год им никто не даст, потому что это разовая инвестиция», — подчеркнула она.

В то же время исполнительный директор НП «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева отметила, что в тех городах, где все дома массово перешли на прямые расчеты, оказывается, что население стало платить больше. «Ресурсники включают в платежки все небалансы, потери. Раньше эти вопросы с ресурсниками решали управляющие компании. Будет ли в новой схеме потребитель защищен от такого исхода? Кто будет проверять правильность начислений и отстаивать позицию собственников, — большой вопрос», — отметила Разворотнева.

Кто будет отвечать за качество коммунальных услуг?

По словам Хованской, об этом в законопроекте не сказано. Сейчас ресурсники отвечают за свои услуги только до «входа в дом», а далее ответственность переходит на управляющие компании, которые должны содержать в порядке инженерную инфраструктуру внутри здания. Иными словами, вопрос о том, кому жаловаться, если из крана с горячей водой идет холодная или ржавая, остается открытым. «В качестве подрядных организаций для обслуживания внутридомовых инженерных сетей можно было бы нанимать РСО», — предложила выход Хованская.

«Полагаю, что правительственная концепция оставит все как есть: УК и ТСЖ будут отвечать за качество коммунальных услуг. Но только денег получать за это не будут. Жалобы на качество коммунальных услуг в конкретных квартирах будут идти в УК и ТСЖ.  Вопрос только в том: с какой стати, если продавец услуг — РСО, а управляющие организации за это ни копейки не получают», — отметил ведущий юрисконсульт направления городское хозяйство фонда «Институт экономики города» Дмитрий Гордеев.

Кто будет представлять интересы собственников?

По словам председателя Союза Жилищных Организаций, члена Комитета ТПП РФ по предпринимательству в ЖКХ Константина Крохина, управляющая компания — не посредник между потребителем и РСО. Она представляет интересы собственника, который ее выбрал на общем собрании. Именно управляющая организация обеспечивает контроль, работает с ресурсниками, выявляет на входе в дом количество и качество поданных ресурсов. Кто будет следить за этим, если УК исключить из процесса, по словам эксперта, пока не ясно.

Крохин рассказал, что его домом управляет ТСЖ, которое он же и возглавляет. «Недавно мы обнаружили, что общедомовой счетчик воды в какой-то момент стал накручивать слишком много. Обратились в Мосводоканал. Оказалось, что счетчик сломался. Его заменили. Потом он сломался еще раз. В общем, на протяжении полугода нам три раза ставили нерабочие счетчики. Тогда мы сказали, что платить будем по среднему показателю, который ранее давали рабочие приборы учета, до тех пор, пока в РСО не разберутся с этой проблемой. После этого нас пригласили в офис Мосводоканала, мы договорились провести перерасчет за период, пока счетчики не работали. Если бы не ТСЖ, то отдельного собственника бы просто не стали слушать. Старый счетчик крутил бы двойное потребление, и разбираться никто бы не стал. Поэтому я считаю, что нельзя оставлять граждан один на один с ресурсниками», — высказал мнение Крохин.

Почему перейти на прямые договоры может быть сложнее, чем кажется?

Как рассказал эксперт Ассоциации ТСЖ и ЖСК Сергей Шиянов, во всей истории с прямыми договорами практиков смущает ряд технических моментов. Например, как новая схема будет работать с водоснабжением. «Что происходит с электричеством? Раз в полгода приходит инспектор, проверяет счетчики, но мы — потребители — об этом ничего не знаем. Что происходит с водой? Счетчики стоят в квартирах, пройти туда невозможно. Это большая проблема даже при капремонте, когда жильцы не пускают рабочих менять сети», — отметил Шиянов.

По его словам, решить проблему учета можно только, поставив счетчики, которые передают показания автоматически. Есть два варианта. Первый — передавать показания от счетчиков «по проводам». Но он подходит только для новостроек или тех домов, в которых проводится капремонт, потому что только в таком случае в квартиры можно протянуть провода. Второй вариант — передавать показания по радиоканалам. Но в этом случае с каждой квартиры нужно собрать по 2 тыс. рублей. «В некоторых домах автоматизацию проводят за счет средств на капремонт, но это не системное решение», — заметил он. Иными словами, автоматизация — это долго и дорого, но иных способов учета потребления коммунальных услуг пока не придумали.

«Почему с электроэнергией схема так хорошо работает? Потому что система там устроена совершенно по-другому: два месяца не платишь, — к тебе приходят и отключают свет. Такого мы не можем сделать ни по воде, ни по теплу. Поэтому полностью перенести этот успешный опыт на всю систему ЖКХ невозможно», — согласился в свою очередь Крохин.

Как будут приходить платежки?

По словам Лещенко, правительство долго дискутировало о необходимости единых платежных документов (ЕПД). «Насколько я знаю, нас услышали. ЕПД навязывать никому не будут. Если где-то такая система уже есть, она останется. Если нет, принуждать регионы создавать единые платежные документы не будут. На мой взгляд, это самое удачное решение за долгие годы дискуссий. Обязательное наличие в регионах расчетных центров законопроект тоже не предусматривает», — заявила эксперт.

Что будет с долгами, которые уже накопились в ЖКХ?

По словам Лещенко, ресурсоснабжающая компания может взять эти долги на себя. Не простить, а переписать в управляющей компании все данные неплательщиков, и разбираться с ними самостоятельно. Есть и другой вариант: взыскать все долги с управляющей компании. Но в таком случае, если  УК не хватит денег, компания просто обанкротится, и РСО ничего не получит.

Как отметил Гордеев, у долгов в ЖКХ есть срок давности — 3 года, после чего ресурсники просто включают недополученную сумму в тариф, который растет в пределах установленных государством индексов. Иными словами, за все заплатят добросовестные собственники.

По словам Разворотневой, во многих регионах такие решения уже встречаются на практике. «Например, в Бурятии, когда сразу несколько управляющих компаний обанкротились, оставив после себя долги перед ресурсниками, РСО увеличили тариф для потребителей-юридических лиц. К сожалению, пока такая схема», — отметила эксперт.

Анна Семенец

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: +1..+2, вечером дождь
Санкт-Петербург: -1..+1, облачно