eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

От безработицы до ядерной войны

Западные социологи предсказали будущее молодым поколениям XXI века.

17:55, 18.01.2018 // Росбалт, Москва

Фото Виктора Ядухи

Массовая безработица, падение уровня жизни для многих, а в худшем случае, так и ядерная война — таковы перспективы, которые открывает для молодых поколений XXI столетия ход развития событий. Предупреждая об этом, социальные ученые все же уповают на мобильность и находчивость образованной молодежи.

Неравенство будет расти

Прогресс становится все более неласковым. Это, увы, действительно так. И об этом говорят отнюдь не только консерваторы, разные «клерикалы и деревенщики», но и вполне себе академические ученые мужи.

Так, на Гайдаровском форуме, который проходит в эти дни в Российской академии народного хозяйства и государственной службы, четверо ученых из разных стран размышляли над тем, что сулит ускоряющийся прогресс молодым поколениям, вступающим в жизнь. Выводы оказались довольно жесткими.

Один из экспертов, профессор Парижской школы экономики Жиль Сен-Поль, выдвинул по ходу беседы два тезиса, которые приходится назвать противоречащими друг другу. «Новым поколениям прогресс не принесет выгоды», — заметил ученый в начале разговора. В конце же предположил: «Пока рано говорить, что технологии вредят людям».

Вот, где-то между этими тезисами (можно это условно назвать «французской логикой») и колебался «дискурс» круглого стола. Были констатированы некоторые горькие истины.

Во-первых, в современном мире XXI века действительно «богатые богатеют, а бедные беднеют». В относительном выражении, бедные точно беднеют, в абсолютном — пока вроде нет. Но ничуть от этого не гарантированы.

Богатство, даже на современном Западе, растет «в верхнем квартиле», у 20-25% самых обеспеченных. Именно им глобализация с ее перемещением людей и производств по всему миру приносит выгоду. А остальным — почти нет, и чем беднее человек, — тем хуже.

Более того:  было отмечено, что западная молодежь 2000 и последующих годов рождения — те, кого называют пышным словом «миллениалы», — уже понимают, что могут оказаться первым за долгие-долгие годы поколением, которое станет материально жить хуже, чем их родители. Другое дело, что молодежь  все равно стоит за прогресс и глобализацию поддерживает — возможно, пока.

«В ближайшие годы неравенство в мире будет продолжать расти», — жестко подчеркнул профессор Калифорнийского университета Рональд Роговский.

Отнюдь не будучи сторонниками нынешнего колоритного президента США Дональда Трампа, участники круглого стола высказали полное понимание причин его восхождения: в Америке целые слои населения и целые регионы  страдают от безработицы и экономического упадка, связанного с глобализацией и уходом производств. И хоть американцы привычны к переездам в поисках работы, это имеет свои пределы. Только вот чем здесь реально может помочь Трамп?

Бедных заменят роботами

Так вот, во-вторых, именно безработица была обозначена в качестве главного вызова современности. И не только, и не столько в связи с переносом производств в Третий мир в ходе глобализации, сколько в связи с техническим прогрессом в развитых странах. Здесь участники согласились с тем, что уже многократно говорилось и писалось по данной теме.

Можно, кстати, отвлечься на минуту от Гайдаровского форума и вспомнить, как предвосхищал данную мировую проблему знаменитый, очень прогрессивный датский художник Херлуф Бидструп в начале 1970-х годов. Одна из самых известных его карикатур-комиксов: изобретатель сконструировал замечательную обувную фабрику-автомат — капиталист уволил всех рабочих — и вот результат: витрины, забитые новыми ботинками и туфлями, и улицы, забитые босыми пешеходами.

В чем ошибся художник-пророк? Ну, прежде всего, ходить босиком новым безработным не грозит  (дешевых-то кроссовок из синтетики хватит на всех). И та автоматизация и зачаточная роботизация 1970-х к катастрофической безработице не привели.  А вот теперь, похоже, пришло время отложенному страху явиться в полный рост. Современная роботизация с информационными технологиями обещает снести с лица земли малоквалифицированные рабочие места, выставляя на улицу, в том числе, и многих «белых воротничков» с высшим образованием. И что с этим делать, пока по-настоящему никто не знает.

И хотя французский ученый энергично настаивал на том, что должны появиться новые механизмы демократического перераспределения богатств в пользу новых бедных, и сам Жиль Сен-Поль, и, тем более, его американский коллега признавали очень большие трудности на пути такого гуманизма.

А богатые уедут в офшор

Одна из причин, по которой неравенство будет расти заключается в том, что не только беднота колесит по свету в поисках работы, но и богатые переезжают в страны с низкими налогами. И помешать этому современная нерепрессивная политика не в состоянии. Одной из стран, которая сейчас выигрывает от последних событий, является Канада — как рассказал профессор Роговский, туда устремились из США все, кого обещал поприжать Трамп. А это весьма пестрый контингент, куда входят и известные мыслители Наум Хомский и Пол Кругман, и бедняки-иммигранты: американо-канадскую границу пешком пересекают земляки Барака Обамы из Кении. А еще — богачи.

Впрочем, не Канадой единой… В мире очень много государств, и все их взимать высокие социальные налоги не заставишь. Между тем, как посетовал профессор Сен-Поль, постепенно формируется глобальная богатая элита, которой все равно, где жить: были бы налоги низкие, а инфраструктуру и все условия им за деньги создадут с огромным удовольствием. И  с этим тоже непонятно, что делать.

Вспомнили, кстати, и о том, что человечество оказывается уже переживало период глобализации: пусть и на другом технологическом уровне, но в общих чертах весьма подобный нынешнему. В годы, предшествующие Первой мировой войне. Признаться, подобное напоминание очень бодрит.

Арабский темперамент и атом

Об опасности новой мировой войны — естественно, ядерной — с тревогой говорил ведущий круглого стола, профессор РАНХ иГС и Нью-Йоркского университета в Абу-Даби  Георгий Дерлугьян. Для начала он отметил «разительные перемены»  на Ближнем Востоке, и прежде всего, в самой консервативной стране мира, Саудовской Аравии. Там наконец-то женщины получили водительские права и возможность ходить на стадионы, но там же начали за преступления сажать в тюрьму богатых. Не началась ли в Эр-Рияде перестройка наподобие горбачевской? — задается вопросом эксперт.

Однако на этом фоне в беспокойном ближневосточном регионе намечается гонка ядерных вооружений. Нет возможности  помешать Турции и Египту, Саудовской Аравии и Объединенным Арабским Эмиратам, взяв пример с Индии и Пакистана, обзавестись собственной атомной бомбой? Желательным развитием событий для Ближнего Востока профессор Дерлугьян считает «координацию исламской экономики» с открытием огромного иранского рынка для суннитских стран вроде Саудовской Аравии.

Китай догоняет и перегоняет

Наибольшим оптимистом из участников дискуссии ожидаемо оказался китайский ученый Пэнь Лиу из Института социологии Академии общественных наук КНР. Он кратко рассказал о современном состоянии китайской буржуазии.

Многие реалии здесь оказались очень близки российскому уху. Если первые китайские капиталисты дэнсяопиновского призыва около 40 лет назад происходили из партийной номенклатуры, то теперь большинство уже составляют люди из низов, разбогатевшие своим трудом. Больше половины предпринимателей имеют высшее образование.

Сращение бизнеса и власти в КНР, по словам китайского гостя, колоссальное. «По сравнению с китайскими сенаторами, американские сенаторы — бедняки», — отметил Пэнь Лиу.

Между тем второе молодое поколение китайской буржуазии уже не чувствует себя своим в кругу партийных чиновников, и ему не нравится, когда партийные дяди свысока похлопывают по плечу.  Среди молодых буржуа появилась тенденция — воздерживаться от вступления в Коммунистическую партию Китая.

Что особенно приятно: как известно, КНР активно инвестирует в Африку и Латинскую Америку.   Так вот, если первое поколение китайских благодетелей (по сути, колонизаторов) жаждало только денег, то их дети уже озабочены социальным и культурным развитием бедных стран, где они добывают природные ресурсы. Ну, и как бывало и на Западе, да и в России, золотая молодежь стремится в художники и ученые.

Также современный Китай очень поддерживает и стимулирует возвращение в страну способных образованных эмигрантов, особенно молодых выпускников западных университетов. Это не такой уж бесконфликтный процесс: с одной стороны, раздается ропот «своих» китайских студентов, никуда не уезжавших. А с другой стороны, например, один  такой «возвращенец» из Аргентины поведал Пэнь Лиу, что его родители, с таким трудом вырвавшиеся из КНР аж в Латинскую Америку, были крайне встревожены решением сына туда вернуться. И таких примеров масса.

Вместе с возвращенцами-эмигрантами, в Китай постепенно переезжают и искатели счастья из других стран, не добившихся такого прогресса.

«Я жил в Лондоне со студенткой из Индии, которая изучает микрофинансирование в индийской деревне, — рассказал Пэнь Лиу. — Получить в Англии ученую степень очень трудно. И я спросил ее, почему бы ей не получить степень в Китае, где много занимаются схожими проблемами в китайской деревне? Поскольку ехать в Пекин или Шанхай ей все-таки не очень хотелось, я рекомендовал ей Гонконг — и там ее приняли!»

В целом, вот на эту высокую мобильность молодых и образованных, готовность к перемене мест в целях работы и учебы — наряду с готовностью менять профессию и переучиваться — и возлагают основную надежду социальные ученые. Причем сегодняшняя мобильность вполне сочетается с любовью к своей родине и своему народу.

Как рассказал Дерлугьян, сам он некоторое время назад вернулся из США в Армению. «Сначала вам все удивляются, потом вы  начинаете ощущать некоторое сопротивление, особенно в политике, — поведал ученый. — Вам говорят: «Вы, иностранцы, хотите нами управлять, сделать нас провинциалами».

«Из всех идеологий, останется национализм, — резюмировал Георгий Дерлугьян. — Но все-таки, нужны ли богатым французам бедные французы?»

Леонид Смирнов 

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 25°, ясно
Санкт-Петербург: 22°, ясно