eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Без меня меня судили

В России может расшириться вызывающая массу проблем и нареканий практика рассмотрения дел против граждан без их участия.

20:37, 24.02.2018 // Росбалт, Москва

СС0 Public Domain

Претензии немалой части российского общества, так или иначе затронутой судебной практикой, связаны с тем, что дела против них рассматривались судами без их участия. И новый законопроект, который внес в Государственную думу Верховный суд РФ, грозит усугубить картину.

По сути, предлагается проект реформы процессуального законодательства — изменения в Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс и в Кодекc административного судопроизводства призваны облегчить работу судей, снизить нагрузку на них.

К тому вроде бы есть основания — все наслышаны о том, что суды в нашей стране сильно перегружены. Тем не менее, очень многие юристы — против. Правоведы считают, что авторы законопроекта пытаются решить действительно серьезную, но решаемую другими путями проблему за счет всего общества и за счет правосудия.

«Нам предлагается снижение уровня гарантий правосудия», — заметил корреспонденту «Росбалта» один из экспертов в области процессуального права, доцент Московской государственной юридической академии Дмитрий Туманов.

Правовед выделил четыре основных момента в предложенных изменениях (отметив, что есть и еще много других моментов, также имеющих значение для судопроизводства). Первый из них — разработчики законопроекта предлагают отменить обязанность судов во всех без исключения случаях составлять мотивированное решение. Честно говоря, даже на самый обывательский слух это уже настораживает.

«Мотивировочная часть — сердце судебного решения, — напомнил эксперт. — В нем объясняется все: почему суд вынес то, а не иное решение. Суд объясняет причину своих действий — и не только участникам данного дела, но всем, кто хочет ознакомиться с этим решением и понять, почему суд решил так, а не иначе. И вот Верховный суд говорит: в качестве повсеместной обязанности это надо убрать».

Юристы Верховного суда имеют в виду, что надо упростить вынесение решений по самым простым гражданским делам. Не по уголовным, Боже упаси — о них вообще речь не идет. И оговаривается масса категорий гражданских дел, по которым мотивировочная часть остается обязательной. В их числе, корпоративные споры и защита неопределенного круга лиц, споры о детях и многое другое. К тому же, за сторонами сохраняется право потребовать мотивировать решение по каждому делу. Казалось бы, все логично.

Но опытный правовед не разделяет такой логики. Как напомнил Дмитрий Туманов, без мотивировочной части в действительности предлагают оставить большинство гражданских дел.

«Корпоративные споры — это абсолютно нетипичные дела в рамках гражданского процесса, — отметил правовед. — Защита неопределенного круга лиц — это тоже совершенно нетипичные дела, и, кроме того, они возбуждаются только по искам специально уполномоченных субъектов. Не так уж часты и споры о детях. А все простые бытовые споры между гражданами: о наймах, займах, защите потребителей и многое-многое другое — ничто из этого в исключения не попало».

Получается, по словам Туманова, некий «перевертыш». Сейчас суд во всяком случае обязан мотивировать свое решение. Обжаловать судебный акт могут не только участники процесса, но и другие лица, которые не были привлечены к участию в деле, и вопрос о правах и об обязанностях которых был разрешен судом.

А если законопроект станет законом, то будет не так. Затребовать мотивировку смогут только тяжущиеся граждане — которые могут и просто не понять, что такое мотивированное решение, и зачем о нем надо заявлять. О лицах, которые не были привлечены в дело, в данном случае законопроект умалчивает. Решение оказывается скрыто от социального контроля. Общество видит лишь то, что с кого-то что-то взыскали. Но почему — остается секретом.

Да и сроки для подачи заявления о составлении мотивированного решения даются краткие. «А если судьи уже того нет? — поставил вопрос эксперт. — Он сложил свои полномочия, или с ним что-то случилось. Другой судья изготавливать решение вместо ушедшего не может — это подмена суда. И что делать?»

Отсутствие прописанной мотивировки, по мнению правоведа, создает почву для судебного произвола, от которого наше общество и сейчас не свободно. А если подобная практика укрепится, то неровен час, дойдет очередь и до споров о детях, а там и до уголовных дел. Если «подпилен один столп правосудия», может упасть и второй.

Другая опасность — введение «упрощенных порядков» судопроизводства. В данном случае, имеется ввиду производство без извещения тяжущихся. Только, исходя из документов, которые они представили. Такой порядок предлагается ввести для большинства гражданских исков на сумму до 500 тыс. руб.

Однако, по убеждению правоведа, настоящее правосудие обеспечивается только «в рамках судоговорения, гласности, возможности заявления отводов судьям» и много другого, без чего получается «не правосудие, а намек на него».

Между тем, нетрудно догадаться, что абсолютное большинство исков между простыми обывателями до 500 тыс. руб. «не дотягивает». Получается, что в стране останется некое «правосудие для богатых».

Да и на обывательском уровне здравого смысла, суд без участия тяжущихся даже в первой инстанции, когда они вовсе не встречаются в зале суда, внушает большое беспокойство. Уже сейчас в СМИ и соцсетях обсуждается масса случаев, когда человек узнает, что у него списали деньги с карточки по решению внесудебных, а то и судебных органов — уже взяли и списали (какой-нибудь штраф), а обжаловать это будет очень трудно и хлопотно. Есть немалые опасения, что такая практика сильно расширится.

Сюда же примыкает третий вопрос: об извещении участников о времени и месте процесса.

«Что хочет сделать Верховный суд? Граждан, по сути, будут извещать только о возбуждении дела — первый акт — а дальше они должны сами отслеживать его движение, например, на сайте суда, — пояснил Туманов. — Представляете это в условиях нашей действительности! Сам узнавай, где находится твое дело. А у нас множество людей пожилого возраста, с интернетом не дружит. Дело в некоторых случаях может рассматриваться и в другом субъекте РФ, не по месту жительства ответчика. Авторы исходят из утопии, что мы все абсолютно компьютеризованы и интернетом обеспечены. Но я часто езжу по России — не во всех местах даже интернет работает».

Конечно, традиционный и поныне действующий способ извещения сторон заказными письмами и судебными повестками заблаговременно и под роспись — довольно трудоемок. Но он не просто так появился, и это не игрушка.

«Если лицо не извещено — не отправили повестку, или за него, например, расписался кто-то другой, или на почте перепутали — а суд все-таки рассмотрел дело, — мы говорим о безусловном основании для отмены судебного решения, — напомнил Туманов. — Есть часть 4 ст. 330 ГПК — решение суда отменяется в любом случае, если лицо надлежащим образом не извещено. Если суд решает вопрос о ваших правах и обязанностях, вам должна быть предоставлена возможность защищаться». А вот как теперь с этим будет?

И еще один вопрос, чуть более узкий, но немаловажный. В настоящее время человек может попросить выступить за него представителем в суде любого

совершеннолетнего дееспособного гражданина. Этот порядок хотят устрожить — чтобы представитель обязательно имел высшее юридическое образование. «Чтобы не было профанов в суде». В чем тут подвох?

«У нас в стране абсолютно не обеспечена бесплатная юридическая помощь, — напомнил эксперт. — И вот, представьте, некоему простому небогатому гражданину предъявлен иск. Финансовых возможностей искать юриста-представителя у него нет. Он, может быть, вообще в деревне живет или в маленьком городке. Сейчас он может обратиться к соседу, который в юридических делах более осведомлен — люди-то разные»

А теперь получается — к соседу нельзя. И небогатый гражданин, который, может, и в суде-то никогда не бывал, оказывается в юридическом вакууме. И если единственный его знакомый юрист — это спившийся «аблакат», который все мозги уже пропил и которого уволили отовсюду, обращаться все равно к нему.

Вопрос о представителях — один из «вечных» в юридическом сообществе, и у жесткого подхода есть немало сторонников. Они обычно говорят: нельзя вместо врача ходить к коновалу или знахарю. По мнению Дмитрия Туманова, это подмена понятий: врачом является не представитель, а суд. Представитель скорее «оказывает первую помощь».

«Право — все же не медицина, — заметил эксперт. — У меня знакомая работает в „Гринпис“. У них один эколог 20 лет вел дела в судах, и руку набил. Вот, сейчас это новое правило уже нашло отражение в КАС, хотя его, к счастью, еще нет в ГПК и АПК. И теперь этот эколог не может быть представителем в суде. А вчерашний выпускник юридического вуза, который ничего не понимает в экологии, может».

«С учетом российских реалий, доходности населения и неразвитости юридической помощи, это не обеспечение качества, а по сути, лишение права на защиту, — убежден Туманов. — В тех странах, где есть такой подход, к нему прилагаются: небольшие территории, высокие средние доходы и развитая система бесплатной юридической помощи. А у нас пытаются вводить эти механизмы с абсолютно иным уровнем жизни».

Резюмируя сказанное, правовед подчеркнул, что инициатива Верховного суда, к сожалению, сокращает те гарантии, которые предоставляет человеку судебная власть. И которые ни в коем случае сокращать нельзя.

«Исконно правосудие понималось как не просто деятельность судов — а деятельность, которая проистекает в особом порядке, — рассказал Дмитрий Туманов. — Этот порядок — отвоеванная у государства система гарантий, призванная обеспечить максимально качественный результат. И обезопасить по возможности от произвола — как со стороны внешних процессу лиц, включая государство, так и со стороны самого суда, который тоже может творить произвол».

И вот эта теперь система гарантий, которая нашла воплощение в процессуальных законах, начинает стираться под маской «оптимизации».

«Ресторан высокой кухни превращают в „Макдональдс“ юридический, — заметил правовед. — И исчезает идея правосудия, за которую боролись веками, со времен Французской революции, когда вводилось право на суд как первое поколение прав человека. Если это все стереть — от суда останется одно название».

Что же касается заботы о благе судей, Туманов напомнил, что наука предлагала множество вариантов снижения нагрузки на суд. Но почему-то даже первое, что приходит в голову, опять-таки на уровне элементарного здравого смысла — увеличить штат судов! — государство не считает возможным. У него денег нет. Но все, наверно, согласятся, что правосудие относится к базовым потребностям общества и человека наряду с образованием и здравоохранением.

«Действующий вариант ГПК 2002 года писали много лет: участвовали и ученые, и практики, обсуждали каждую статью, — рассказал Туманов. — Там каждая деталь обтачивалась. За счет депутатского „обстрела“ в Госдуме закон стал хуже. А вот эти предлагаемые системные изменения, которые кроят весь ход процесса, вообще ни с кем не обсуждались! С наукой уж точно не посоветовались».

Поэтому научное сообщество подготовило достаточно подробное заключение, которое носит резко отрицательный характер.

«Есть вероятность, что к нему, может быть, и прислушаются, — допускает эксперт. — В опубликованном отзыве правительства, который носит кисло-сладкий характер, все же наши аргументы повторяются. По некоторым данным, заключение Администрации президента тоже отрицательное».

Если же закон будет принят, и все четыре «основных нюанса» будут ведены одновременно — немотивированное решение большинства дел в рамках упрощенного судопроизводства; порядок, когда вы можете либо сами идти в суд, либо только через юриста, да еще и извещать вас будут так, что вы можете не узнать, что ваше дело рассматривается — в таком случае даже столь опытный специалист в процессуальном праве, как Дмитрий Туманов, по его словам, «сам будет бояться такого процесса».

Леонид Смирнов

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 36°, ясно
Санкт-Петербург: 17°, переменная облачность