eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Страдалец, не принявший рая

На обывательском уровне, в том числе и среди людей, к науке неравнодушных, упоминание имени Хокинга неизбежно сопровождается налетом горечи и некоторой неловкости.

19:09, 14.03.2018 // Росбалт, Москва

Фото с сайта hawking.org.uk

Существуют, если можно так выразиться, несколько уровней отношения к Хокингу. Разговор о нем именно как об ученом — и только как об ученом — возможен на вершине точных наук, и число его участников весьма ограничено. Более широкий круг составляют те энтузиасты науки, кто безгранично и «беспримесно» восхищен Хокингом как физиком, но ничуть не менее впечатлен его силой духа, победившей не просто тяжелую, а тяжелейшую инвалидность.

На обычном же обывательском уровне, в том числе и среди людей, к науке неравнодушных, упоминание имени Стивена Хокинга неизбежно сопровождается налетом горечи и некоторой неловкости — за то, что вот так устроена жизнь. И, прочитав мельком в новостях что-нибудь вроде: «Ученый Стивен Хокинг заявил, что человечество должно готовиться покинуть Землю и переселиться на другие планеты», многие из нас невольно пожимали плечами: ну, кому что…

Вот кому Хокинг действительно задал непростую и не самую приятную задачу — это христианам. За постсоветские годы мы уже привыкли к тому, что человек, который стал инвалидом, обращается к Господу, и чем тяжелее инвалидность его, тем с большим восторгом он славит Отца, Который так мудро его наставил. По крайней мере, именно про этот путь преодоления чаще всего рассказывается в СМИ.

Не приходится сомневаться в том, что вера в загробную жизнь — если эта вера искренняя — становится очень большим источником утешения. А при самых тяжелых видах увечий — так чуть ли не единственным. И когда такой человек еще и в Бога не верит, за него как-то страшно становится: «Что же тебе осталось»…

Но почему-то Стивен Хокинг не принял этого утешения — хотя, казалось бы: кому как не ему! Вполне возможно быть верующим физиком, их очень много, никаких проблем тут нет. Мало того, некоторые из коллег Хокинга по работе, здоровых коллег, разошлись с ним, поскольку оставались верующими.

А вот, поди ж ты. Человек, в определенном смысле живший «в аду» — по крайней мере, в отношении здоровья, — свои недюжинные интеллектуальные и духовные силы упорно тратил не на то, чтобы его земной «ад» сменился небесным раем. А на построение модели Вселенной, которая, по хлесткому выражению одного из его научных предшественников, «не нуждается в гипотезе Бога». «Нет необходимости вводить понятие Бога, — писал Хокинг в книге „Высший замысел“, — для запуска процесса во Вселенной».

Что-то такое в этом есть — для человека с любым мировоззрением. Действительно, памятник упорству: не хочу ваших иллюзорных утешений, и все тут. А какой подарок был бы для христианских проповедников (и таких проповедников вокруг него было предостаточно, он не в Советском Союзе жил). Что говорить, если собственная первая жена была христианка, и столь самоотверженная (по крайней мере, по словам самих супругов), что и брак-то их распался по религиозным соображениям.

В Советский Союз Хокинг, к слову сказать, Библию провозил контрабандой (в этом тоже что-то есть).

«Первый раз я был вместе со студенческой группой, в которой один из ее членов, баптист, распространил экземпляры Библии на русском языке и попросил нас тайно провезти их, — рассказал Стивен Хокинг ТАСС незадолго до смерти. — Мы справились с этим незаметно, но на обратном пути власти обнаружили, что мы сделали, поэтому нас задержали на какое-то время. Однако обвинение нас в контрабанде вызвало бы международный скандал и неблагоприятную гласность, поэтому нас отпустили через несколько часов. Остальные шесть визитов были с целью посещения русских ученых, которым не разрешалось выезжать на Запад».

Но за пределами этой небольшой помощи христианству, Хокинг задал его проповедникам нелегкую работу по опровержению себя (впрочем, и для них это было неплохо — есть о чем поспорить). Те проповедники, что в проповеди Христа обращаются к наукам естественным и точным — а образованные христиане это любят, — вероятно, чувствуют себя с Хокингом, примерно как православные со Львом Толстым. Ну, вот зачем он так?

И еще один вопрос, который не может не возникнуть: дерзнут ли сегодняшние проповедники «отправить Хокинга в ад»? И с какой физиономией они станут это делать? Сайт «Православие и мир», который очень много пространства посвящает инвалидам, поместил статью, выдержанно—нейтральную. Но то «Православие и мир», у них репутация умеренная и гуманистическая. У более фундаменталистских изданий ситуация посложнее

Есть ли у этой истории мораль? В однозначном плане — наверное, нет. Трудно сказать, в какой мере жизненный путь Стивена Хокинга может помочь инвалидам. К сожалению, таких рабочих мест, где человек, скрюченный в коляске, мог бы так реализоваться, очень мало даже в науках точных и чистых. А такие мозги вообще рождаются редко, хоть в здоровом теле, хоть в каком.

Тем более, трудно сказать, в какой мере Хокинг нанес удар по религии и «сдвинул» общественное сознание в сторону просвещенного материализма. Для этого надо понимать, от чего вообще зависит упадок и возрождение веры — но вряд ли они сильно зависят от естественнонаучных аргументов.

Сегодня стоит просто почтить память великого ученого, выдающегося популяризатора науки и человека, хотя не святого, но, вне всякого сомнения, мужественного и честного.

Леонид Смирнов

 

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 16°
Санкт-Петербург: 15°