eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Блюститель «чистоты рук» сел на 13 лет за взятки

Главный фигурант коррупционного скандала в СК РФ осужден за помощь «правой руке» российского «вора в законе» № 1.

21:33, 20.04.2018 // Росбалт, Москва

Стоп-кадр видео

Приговор Московского городского суда, вынесенный бывшему начальнику Управления собственной безопасности (УСБ) Следственного комитета РФ полковнику Михаилу Максименко, является знаковым событием в борьбе с коррупцией в современной России. Осужден офицер высокого ранга, чьей служебной обязанностью было надзирать за «чистотой рук» следователей. И который, согласно приговору суда, вместо этого заставлял их делиться незаконной наживой.

Сложно, однако, сказать, в какой степени этот «знак» окажется заметным. И насколько обрадуется озабоченная коррупцией общественность. Граждане РФ давно привыкли к тому, что правоохранительные органы (как и прочие органы власти, как и вообще чиновники) зачастую своих обязанностей не выполняют или выполняют очень плохо, и обирают тех, кто попадает в поле их интереса.

И то, что в преступлениях изобличаются, в том числе, сотрудники «собственно безопасности» — то есть, контролеры за стражами порядка — вряд ли кого-то может удивить. Никто и не ожидал увидеть в кресле руководителя УСБ какого-то честнейшего неподкупного рыцаря в серебряных латах. Слово «неподкупный» уже давно редко звучит в современном русском языке, метя в разряд устаревших. А назначение на такие посты идет совсем по другим правилам.

Многие скажут: «ну, на место одного „Мишани“ придет другой, и что изменится? А этот — то ли зарвался, то ли его подставили. Какая-то драка бульдогов под ковром».

Как бы там ни было, человек, призванный быть грозой для недобросовестных следователей, низвергнут со своих высот. Мосгорсуд в лице судьи Олега Музыченко признал Михаила Ивановича Максименко виновным в совершении преступлений по части 6 статьи 290 Уголовного кодекса РФ — получение взяток в особо крупном размере — и назначил ему наказание в виде 13 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима и штрафа в 165 млн руб.

Естественно, осужденный лишен звания полковника юстиции, а также права занимать должности в правоохранительных органах на срок в три года.  Последнее звучит довольно странно: вряд ли Максименко, отбыв 13 лет, пойдет устраиваться в какие-то правоохранительные органы. Но такова буква закона.

Осужден Максименко по двум эпизодам, и срок ему определен путем частичного сложения двух сроков. Сначала судья назначил 12 лет за получение взятки от предпринимателя Олега Шейхаметова и наложил штраф в пятикратном размере взятки, то есть, в 162 млн 904 тыс. 500 руб.  И тут же приговорил  еще к 10 годам за получение взятки от предпринимателя Бадри Шенгелии, а назначенный в трехкратном размере штраф составил 9 млн 418 тыс. 20 руб. Сами взятки осужденный получил в долларах — $500 тыс. от Шейхаметова и $50 тыс. от Шенгелии.

Эпизод со взяткой от Шейхаметова — гораздо более «резонансный». Он связан с делом крупнейшего криминального авторитета Шакро молодого (Захарий Калашов), осужденного 29 марта вместе с большой «группой товарищей» за вымогательство.

История эта прогремела на всю страну. В декабре 2015 года, как следует из приговора, люди Шакро вымогали 8 млн руб. у ресторатора Жанны Ким, державшей заведение на Рочдельской улице, близ Дома правительства. Подробностей у данного дела очень много, вплоть до убийства двух человек — погибли преступники из банды Шакро, которых в ходе силовой разборки застрелил адвокат Эдуард Буданцев, представляющий интересы ресторатора. (С Буданцевым судебная власть обошлась гуманно, дело против него в итоге было прекращено — за отсутствием состава преступления).

За решетку же тогда попали «правая рука» Шакро, Андрей Кочуйков по кличке Итальянец, и его помощник Эдуард Романов. Остававшийся на свободе Шакро, руководствуясь «корпоративной этикой», попытался их выкупить. И вышел через Шейхаметова на высоких чинов Следственного комитета. Беззаконное освобождение уже было состоялось, когда в дело вмешалась ФСБ и разоблачила не только «воров в законе», но и преступных блюстителей порядка.

Среди этих чинов оказались заместитель начальника Главного следственного управления СКР по Москве генерал-майор юстиции Денис Никандров и начальник Следственного управления СКР по Центральному округу столицы Алексей Крамаренко. Однако главным обвиняемым все же стал глава УСБ СКР полковник Максименко. Арестован был и его заместитель Александр Ламонов. Но дело Максименко, на которого «вывели все нити», было выделено в отдельное производство, и судили его индивидуально.

На суде Максименко вроде бы логично утверждал, что не мог руководить начальниками следственных управлений. «Их должности — генеральские, их назначает президент, — напомнил он. — Меня же назначает председатель Следственного комитета, и генеральское звание в этой должности я никак получить не мог».

«У меня не было процессуальных полномочий для возбуждения или переквалификации уголовных дел, то есть того, что мне сейчас вменяется», — подчеркивал подсудимый. Но суд, на основе показаний других фигурантов,  установил, что Максименко, конечно, не отдавал преступных приказов, а действовал как «серый кардинал» — неформально. Связи же и влияние у него были гигантские. И львиную долю взятки, процентов 80, забрал себе именно он.

Остальным достались, так сказать, крохи. В роли курьера, который доставлял взяточные деньги, выступил еще один правоохранитель — только что  вышедший на пенсию полковник полиции Евгений Суржиков. Едва оставив пост заместителя начальника московского областного уголовного розыска он, вместо того, чтобы получать офицерскую пенсию и искать посильную работу, тут же поступил к Шакро молодому. Человеческая трагикомедия, однако.

Но если вся вышеописанная цепь событий более-менее привычна для российского общества, то есть еще один момент, который за рамки привычного все же выходит. В ходе процесса была задета честь начальника ГСУ СКР по Москве генерал-майора юстиции Александра Дрыманова. 

Честь своего шефа задел подсудимый Никандров.  «Я, Дрыманов и другие лица были назначены на должность при поддержке Максименко», — заявил он, в частности. «Максименко был достаточно влиятельной фигурой в Следственном комитете РФ, — подчеркивал Никандров, — очень многие находились в зависимости от Максименко». По данным следствия, всплывшим на суде, Никандров сознался в том, что дал взятку Дрыманову почти в 10 тыс. евро за свое назначение.

Генерал Дрыманов продолжает находиться на своем посту. Он выступал на процессе Максименко, где назвал обвинение в свой адрес «полностью абсурдным». «Никандров прошел отборные комиссии, в том числе в администрации президента, — рассказал Дрыманов суду. — Карта, которая якобы мне была передана, на данный момент не активирована и не принадлежит никакому клиенту. Таким образом, на ней нет денежных средств. Поэтому говорить о взятке, по меньшей мере, некорректно».

Второй эпизод дела представляет для публики гораздо меньший интерес. Суд установил, что полковник Максименко получил взятку в $50 тыс. от петербургского бизнесмена Шенгелии, который просил защитить его от сотрудников питерской полиции. Они якобы «кошмарили» бизнесмена и, в частности, отняли у него очень дорогие часы.

Максименко отвергал все обвинения, настаивая, что его оклеветали, защита просила его оправдать по обоим эпизодам. Прокурор Борис Локтионов, между тем, требовал 15-летнего срока. 

Итоговое заседание проходило в закрытом режиме, так как на нем обсуждались секретные сведения. В частности, «прослушка» телефонных разговоров.

После заседания прокурор Локтионов заявил журналистам, что считает приговор законным, обоснованным и справедливым. Отвечая на вопрос по поводу генерала Дрыманова, обвинитель подчеркнул: «Прокуратура не является органом, который расследует уголовные дела. Это не наша компетенция. Дрыманов является свидетелем по нашему уголовному делу. Мы не вправе предрешать его судьбу, этим должно заниматься Следственное управление ФСБ».

Отмахиваясь от назойливой прессы, прокурор, в частности, также заметил: «Тех свидетелей, которые не имели отношения к материалам дела, в том числе 15 женщин, которые встречались с Михал Иванычем, мы решили не приглашать». Адвокат Максименко Андрей Гривцов заявил о намерении обжаловать приговор.

Леонид Смирнов

 

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 20°, ясно
Санкт-Петербург: 17°, ясно