eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Вылечить зубы и не умереть

Почему пациенты пластических и стоматологических клиник после операций оказываются в реанимации, и что нужно знать, чтобы этого избежать.

12:24, 11.05.2018 // Росбалт, Москва

СС0 Public Domain

За месяц в столице скончались две пациентки клиник пластической хирургии. Одна из них умерла 15 апреля на операционном столе частной клиники в Чапаевском переулке, вторая — ночью 25 апреля в реанимации НИИ им. Склифосовского, куда ее доставили из медицинского центра эстетической хирургии на Троицкой улице. По каждому случаю следствие возбудило уголовное дело по ч. 2 ст. 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть человека». Росздравнадзор проводит свои проверки.

Еще несколько человек, по сообщениям СМИ, после пластики до сих пор находятся на больничной койке. А в стоматологических клиниках люди умирают от банальной анестезии. Все эти случаи тоже широко освещаются, и их немало.

Кто виноват в смерти каждого конкретного пациента, который пришел к врачу подправить внешность или улыбку, должны разбираться правоохранители. Но за всеми этими историями — системные проблемы, считают эксперты.

Люди умирают от «неправильных лекарств»

Дело может быть не только в квалификации врачей, как может показаться на первый взгляд, но и в качестве лекарств, которые используют клиники, заявила в разговоре с корреспондентом Юлией Кундуховой врач-анестезиолог, реаниматолог высшей квалификационной категории, доктор медицинских наук, профессор Надежда Осипова.

«Не исключено, что врачи, которые вводили препарат, все делали правильно. Они получили лекарство из рук своей администрации. Но раньше всю фармпродукцию покупали только у проверенных фирм. Это были препараты с сертификатами, с доказанной эффективностью и безопасностью. А сейчас появились доморощенные фармацевтические фирмы, которые за дешево продают все через посредников — коммерческие компании, где сидят не медики, а коммерсанты, которым надо подешевле купить и подороже продать. Они закупают лекарства  в лучшем случае в Китае и в Индии, иногда — в Бангладеш или в странах Африки. По документам там все в порядке — сертификат есть, а вот подтверждений клинической эффективности и безопасности препаратов — нет. Поэтому мы имеем то, что имеем, и смерти будут продолжаться — и в кресле стоматолога, и на койках пластической хирургии», — подчеркнула Осипова.

Стоматологам и пластическим хирургам нечем спасать пациентов

Председатель совета «Общества защиты пациентов», глава интернет-портала «Пластическая хирургия и косметология Москвы» Андрей Хромов считает, что дело не в препаратах. «Проблема в наплевательском отношении клиник к безопасности пациентов в элементарных вещах, которое и приводит к серьезным осложнениям после медицинских вмешательств», — считает Хромов. В стоматологических кабинетах, например, очень сложно найти антишоковую аптечку для оказания экстренной помощи при анафилактическом шоке, рассказал эксперт. У одних ее просто нет, у других — все лекарства просрочены, у третьих аптечка есть, но никто не знает, где она лежит. «В результате, когда пациенту срочно нужна помощь, врачи, выпучив глаза, бегают по всей клинике в поисках лекарств», — высказал он мнение.

По словам Хромова, реакция на препарат может возникнуть у каждого. «Сделать пробу заранее невозможно: анафилактический шок развивается по накопительной. Проще говоря, если вам 10 раз кололи Лидокаин, это вовсе не значит, что вы переживете 11-й. А проба лишь внесет свою лепту», — заметил Хромов. Поэтому в каждой клинике должны быть люди и лекарства, которые смогут снять шок.

«Если в клинике грамотный анестезиолог, вы даже не поймете, что организм дал реакцию на препарат. Врач может одним уколом устранить аллергические проявления, и операцию можно будет продолжать. И только потом вам расскажут, на какие лекарства у вас аллергия, чтобы предотвратить проявления в будущем. Но хороший анестезиолог стоит хороших денег, поэтому чаще берут кого-то с корочкой, в надежде, что ничего не случится», — отметил собеседник «Росбалта».

И, конечно, чтобы давать адекватную анестезию, у клиники должна быть лицензия именно на оборот учетных препаратов. «Если лицензии нет, у меня большой вопрос: какие препараты используют, и откуда их берут?» — резюмировал эксперт.  

Президента НП «Национальное Агентство по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе», сопредседатель комитета независимой экспертизы НП «Национальная медицинская палата» Алексей Старченко согласился: часто проблема в том, что стоматологи и пластические хирурги не умеют оказывать экстренную помощь. «Проще говоря, в клиниках, это больше касалось стоматологии, чем пластической хирургии, либо были плохо подготовленные анестезиологи, либо их вообще не было. В экстренных случаях врачи просто терялись и вызывали „скорую“, теряя драгоценное время», — подчеркнул он.

Смерть от Лидокаина

Раньше, по словам эксперта, причиной смерти пациентов часто было неправильное использование Лидокаина. Но три-четыре года назад Минздрав и Росздравнадзор выпустили на этот счет инструкцию, и трагических случаев в результате местного обезболивания при пластических операциях и в стоматологии стало меньше, заметил Старченко. Хотя, статистику никто не ведет. «Никакого серьезного учета подобных случаев нет. Все эти истории мы узнаем только из СМИ», — отметил Старченко.

Если доктор прав

Может быть и так, что врач сделал все правильно, а виноват производитель лекарственных средств, считает эксперт. «У нас такие случаи были: вместо Милдроната пациентам вводили яд Кураре. Это было в 2010—2011 годах. Тогда упаковщики что-то там перепутали. В результате люди погибли. Известно о двух-трех случаях, в которых подмена лекарства была доказана», — заметил Старченко.

В такой ситуации врач не виноват: он не знает, что это за препарат, кто его закупил, как он попал на территорию РФ, какой у него сертификат, кто его выдал. Рядовой сотрудник клиники вряд ли этими вопросами озабочен. Есть лекарство — его используют.

«Если врач уверен, что все сделал правильно, в случае смерти пациента я советую самостоятельно обратиться в Следственный комитет и отдать ампулу, из которой был взят препарат, на химическую экспертизу», — рассказал эксперт.  

Он считает, что право отдать лекарство на экспертизу, должно быть у каждого. Но сейчас рядовой гражданин не может этого сделать не то, что бесплатно — даже платно.

Росздравнадзор не проверит

«Ведомство проверяет частные клиники раз в три года, предварительно уведомив прокуратуру — налоговые каникулы для малого бизнеса. Но ведь это не магазин, не парикмахерская. Медицинские организации нужно проверять чаще, малый это бизнес или большой — не имеет значения. Хотя, многие и от этих проверок уходят, и раз в три года перерегистрируют фирму. Какие проблемы таким образом можно выявить?» — недоумевает эксперт. По его мнению, у контролирующих органов просто связаны руки.

Как сообщили «Росбалту» в пресс-службе Росздравнадзора, «проверки по двум инцидентам, произошедшим в косметологических клиниках в Москве, еще продолжаются. Результаты проверок будут обнародованы в открытом доступе».

Пластические клиники нарушают

В числе наиболее частых нарушений со стороны пластических клиник в ведомстве назвали несоответствие профессиональной подготовки пластических хирургов установленным требованиям: высшее медицинское образование по специальностям «Лечебное дело» или «Педиатрия», подготовка в двухгодичной ординатуре по специальности «Пластическая хирургия», и постоянное повышение квалификации не реже одного раза в пять лет с получением сертификата по «Пластической хирургии».

По информации Росздравнадзора, сегодня очень мало организаций, выполняющих пластические операции, имеют полный набор необходимого оборудования, которое должно быть по стандарту оснащения отделений пластической хирургии.

Самое частое нарушение порядка оказания медицинской помощи — отсутствие стационара. Пластические операции выполняются амбулаторно, без необходимого круглосуточного наблюдения, как того требует порядок оказания медицинской помощи по профилю «пластическая хирургия».

Согласно порядку, в амбулаторных условиях осуществляется только выявление анатомических и функциональных нарушений, которые могут служить показаниями для проведения пластических операций, а также консультации врачей и перевязки после проведенных операций.

Сами же пластические операции должны выполняться только в стационарных условиях, а в отделении должна быть круглосуточная дежурная бригада в составе пластического хирурга и медсестры.

В Москве только 104 клиники имеют право оказывать стационарную помощь, то есть, оперировать. Это 41,6% всех клиник в городе. В Подмосковье — 16 клиник или 43,2%.

Во многих организациях, которые делают пластику, отсутствуют подразделения анестезиологии и реанимации, нет клинико-диагностической и биохимической лабораторий, которые должны работать круглосуточно.

У многих нет лицензии на оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Такие клиники не могут использовать в своей практике наркотические анальгетики и некоторые седативные средства, необходимые для эффективного и безопасного проведения наркоза, что создает риск возникновения послеоперационных осложнений.

При этом, подавляющее большинство пластических операций проводится именно под общей анестезией — наркозом.

Важно знать пациенту

В Росздравнадзоре рассказали, каким правилам нужно следовать, чтобы пластика прошла максимально безопасно. Во-первых, выбирать для проведения пластических операций только те клиники, в лицензии которых прописаны услуги по пластической хирургии в стационарных условиях. Во-вторых, соглашаться на такие операции только в стационаре, с нахождением под наблюдением врачей не менее суток. В третьих, ознакомиться с профессиональной подготовкой врача-пластического хирурга до проведения операции. Сведения о полученном образовании каждого врача-специалиста любая организация, оказывающая медицинские услуги, обязана размещать на своем официальном сайте.

В случае установки имплантов нужно потребовать регистрационное удостоверение. Такое должно быть у каждого импланта. Реестр медицинских изделий, зарегистрированных и разрешенных к применению на территории России, можно найти на официальном сайте Росздравнадзора в разделе «Электронные сервисы».

Инструкцию о том, как не стать жертвой лжекосметолога, можно найти на официальном сайте ведомства.

Росздравнадзор напоминает: административное наказание за грубые нарушения лицензионных требований для организаций частной системы здравоохранения устанавливается в виде штрафа 100-200 тыс. рублей.

Обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий влечет за собой уголовную ответственность в соответствии со статьей 238.1 УК РФ. Максимальное наказание — лишение свободы до 12 лет.

Анна Семенец

 

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 20°, ясно
Санкт-Петербург: 17°, ясно