eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Семья и школа попробуют любить друг друга «без галстуков»

Новый образовательный курс с «основами мужской и женской культур» для детей и их родителей появится в России.

16:49, 25.05.2018 // Росбалт, Москва

Фото Ксении Булетовой

В отечественном образовании стартует новый проект по преподаванию семейной жизни. Крайне любопытно, что он обещает быть весьма демократичным. Нового предмета в школьную программу вводить не будут, обязаловки постараются избежать, в принципе, каждая школа будет решать сама. И действовать педагоги собираются по максимуму вместе с родителями.

В самом начинании налицо «государственно-общественное партнерство»: проект разработан совместными усилиями Минобрнауки (той его части, которая теперь станет Министерством просвещения РФ) и общественной организации «Национальная родительская ассоциация» (НРА). Уже к 1 июня в школы будут разосланы методические материалы.

Официальная презентация проекта, к сожалению, оказалась очень многословной, и сквозь обилие общих фраз чрезвычайно трудно было добраться до смысловой «кочерыжки». Тем не менее: в том, что уже явлено граду и миру, просматриваются современные тенденции, для нашего государства пока даже не очень свойственные.

…История преподавания семьи в школе не столь длинна в нашей стране, но лет тридцать с гаком насчитывает. Даже не при Горбачеве, а, кажется, пораньше, чуть ли не при Черненко, появился в советской школе предмет под названием «Этика и психология семейной жизни».

Из учебных пособий по данной тематике, наибольшее распространение получил учебник Тамары Афанасьевой. Довольно высоким «шестидесятническим» стилем писательница призывала молодежь вести себя порядочно и благородно. Как часто бывает, в основном, там содержались правильные вещи, от коих было мало проку: молодое поколение такие нравоучения слабо интересовали.

Сама молодежь, как старшего школьного возраста, так и недавно выросшая из синих пиджаков и коричневых платьев с фартуками, особенно интересовалась сексуальным просвещением. Как такового секс-просвета при Горбачеве так и не появилось — но, что любопытно, ханжеских проклятий тоже не было: таких фраз, как «секса у нас нет», на педагогической сцене никто не говорил. Та же Афанасьева была, конечно, против добрачных связей — но пыталась кротко увещевать юношество высокими словами, заведомо неспособными на подростков и юношей воздействовать.

На обложке одного из номеров журнала «Семья и школа» в начале перестройки появилось очень яркое фото: за столом восседает солидный дяденька с залысинами, в «роговых» очках и черном костюме с белой рубашкой и галстуком, а перед ним стоит юное существо прекрасного пола и слегка розовеет от легкого стыда. Этот дяденька — психолог, готовящийся начать разговор о самом сокровенном и интимном. Игра черного и розового смотрелась замечательно, разговор же, по сути, так и не начался. Передовые педагоги как бы «топтались у порога спальни», но так ни до чего и не дотоптались.

Что касается более старших поколений, то, помнится, в «Литературной газете» не шутя высказывалось мнение, что надо было не вводить новый предмет, а усерднее преподавать литературу, русскую классику — Наташа Ростова всему научит. Любопытно, что эту точку зрения можно встретить и в наши дни.

Прекраснодушная шестидесятническая картина мира рухнула вместе с Советским Союзом. Стало понятно, что преподавать такие «жизненные» вещи надо бы как-то иначе, но расколовшееся общество уже не договорилось, как.

«Предмет „Этика и психология семейной жизни“ был в школьной программе в 1980-х годах, и, как считается, себя оправдал, — напомнил корреспонденту „Росбалта“ депутат Государственной думы, первый заместитель председателя комитета по образованию Олег Смолин. —  В 1990-х годах на фоне революционных изменений его пытались заменить предметом „половое воспитание“, который вводили чуть ли не с 6-7 класса. Слава Богу (с моей точки зрения), этого не произошло».

Да, именно в этой чувствительной сфере схватка консерваторов с реформаторами-западниками достигла наибольшего накала. Что особенно любопытно: похоже, возобладала та точка зрения, что новый предмет и впрямь не так уж нужен.

«Насколько я понимаю, речь не о том, чтобы вводить отдельный предмет, а о том, чтобы создать некий межпредметный курс, — отметил депутат Смолин. — И это, мне кажется, правильно: школьная программа не резиновая, и нельзя по любому поводу вводить новые предметы».

«Для решения очень важных социальных и личностных проблем в образовании существует много способов. Есть современные, а есть архаичные, — заметил научный руководитель Института проблем образовательной политики „Эврика“ Александр Адамский. — Введение учебного предмета по очень важной проблематике — это архаичный способ, он к требуемым результатам не приводит».

«Какой будет образовательный формат? Если просто уроки: стоит человек и рассказывает, как надо семью строить — не сработает, — полагает опытный педагог. —  А проверять как? Контрольные работы устраивать? Не дай Бог, экзамен». 

Так вот, лидеры Национальной родительской ассоциации это понимают. Как рассказала корреспонденту «Росбалта» директор по развитию НРА Марианна Шевченко,  общественники вместе с министерскими чиновниками делают ставку на «живое общение» с детьми и их родителями, прежде всего, в ходе «классных часов, внешкольных и выездных мероприятий».

Отметок ставить не будут, демократизм планируется максимальный — не только в каждом регионе, но в каждой школе, куда будут разосланы «методические рекомендации и приложения к ним», педагоги сами смогут решить, как им задействовать родительскую общественность.

«Родителей хорошо бы привлекать в качестве „менторов“, людей, которые могут поделиться опытом успешного совмещения функций родителей и профессионалов, — отметила Марианна Шевченко. — Если в числе родителей класса есть успешные выпускники, которым удается совмещать роль многодетного отца и матери и строить профессиональную карьеру — вот вам живое общение. Другая важная тема — информационная безопасность. Много родителей в наше время занимаются IT и могут поделиться опытом. Не вместо педагогов пусть они будут, а вместе с ними».

Для старшеклассников разработано, в частности, 12 лекций, объединенных в цикл «Школа будущих родителей». Среди их названий, «Этика семейной жизни», «Финансовая грамотность родителей», «Основы семейного права». Для внеурочной деятельности, имеются «сценарии форсайт-игр по экономике семьи и т. д.», «буклеты о роли и месте семьи в культурном и эволюционном контексте».

«Идея правильная, содержание курса может обсуждаться с родительским и педагогическим сообществом, — считает Олег Смолин. — Не надо всем школам навязывать единое содержание. Если оно будет адекватное, то некий толк будет. Мы все прекрасно понимаем, что молодых ребят нужно так или иначе готовить к будущему родительству».

«Это такая вещь, которая точно выбивается из привычных традиционных нормативных бюрократических форматов. Это не математика и не история как предмет. Собака зарыта здесь, дьявол в деталях, — напомнил Александр Адамский. — Ребенка, да и взрослого теперь, надо увлечь. И за этим стоит целый комплекс проблем.  Если авторы ищут современные способы, то я с ними».

Что касается секса, то разговор о нем еще предстоит. «Тема важная и деликатная, — отметила Марианна Шевченко. — На данный момент мы об этом практически не говорим. И не потому, что секса в стране нет. Но в первую очередь надо подготовить и посмотреть, насколько наши педагоги сами готовы. Не должно быть перегибов, но и не говорить нельзя.  Молодежь взрослеет, „пубертат“ взрослеет. Это общая культура здоровья семьи».

Осторожное отношение высказала известный психолог Людмила Петрановская. «Понятно, что всегда есть желание рассказать молодежи о том, как хорошо бы жить в семье и строить отношения, — заметила эксперт корреспонденту „Росбалта“. — Но просто обычно не получается. Гладко на бумаге, но забывают про овраги».

«Все-таки в 17-18 лет никто о семейной жизни не задумывается, — напомнила психолог. — Думают об отношениях, в том числе сексуальных, о том, как строить отношения в компании, со сверстниками и т. д. При этом, понятно, что семейная история базируется на тех же самых „коактивных“, этических принципах благополучия, что и все остальное. Как они будут со своим бойфрендом конфликты разрешать и по-человечески общаться, так, скорее всего, и потом. Правильнее было бы, скорее всего — просто про отношения между людьми».  

Другой риск, на который обращает внимание психолог. «Допустим, мы нашли прекрасных людей, который будут рассказывать кучу увлекательных вещей, и детям будет интересно, — предположила Петрановская. — Как только они начнут узнавать про то, как в семье должно и может быть, у них непременно возникнет вопрос: а что происходит в моей семье? Не в той, которую они когда-то создадут, а в той, в которой они живут как дети».

«У многих из них возникнет проблематизация того, что до сих пор считалось пусть неприятной, но рутиной  — вдруг они увидят это в новом свете и у них появятся вопросы к родителям, — подчеркнула эксперт. — И что мы с этим будем делать? Есть ли у нас психологи, к которым они смогут пойти с уверенностью, что все это конфиденциально, безопасно и т. д.?»

В заключение следует заметить еще одну вещь. Лидеры и члены Национальной родительской ассоциации — безусловно, патриоты. Но это не гарантирует их от конфликтов с другими патриотами. Актив НРА, конечно, выступает за зарегистрированный брак (уж точно не однополый) как основу и норму, однако  понимает, что в современном мире женщины в большинстве своем работают и носят брюки, что средневековая многодетность уже не вернется, и что сексология и предохранение от беременности должны существовать.

Между тем, в «консервативном лагере» есть и такой «актив», особенно клерикальный, который этих вещей понимать не желает. И если дело наконец дойдет до серьезного разговора о сексе — столкновение между разными патриотическими мирами здесь может оказаться довольно острым.

Леонид Смирнов

 

 

 

 

 

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 28°, ясно
Санкт-Петербург: 26°, переменная облачность