eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Что не так с «поколением Путина»?

О временах Рюрика и расселении древних славян молодежь знает куда больше, чем о коллективизации, войне в Афганистане или о событиях 1990-х годов.

17:25, 10.09.2018 // Росбалт, Москва

Фото Анна Семенец, ИА «Росбалт»

Говорить с детьми о событиях 1990-х годов взрослым почти так же неловко, как о сексе. В результате за 25 лет в России выросло целое поколение, которое ничего не знает об этом периоде в нашей истории. Уже завтра молодые люди, которые родились и выпускались из вузов «при Путине», займут ключевые посты, будут принимать важные для страны решения. При этом все, что они знают об истории России — Великая Отечественная война, Сталин, а потом — сразу Путин. Что было в промежутке — сплошной провал. «Никто не знает ни про Афганистан, ни про сталинские репрессии, ни про коллективизацию. Что такое коллективизация? Это такая политика в отношении сельского хозяйства», — говорит заведующая лабораторией политических исследований НИУ ВШЭ Валерия Касамара.

Сотрудники лаборатории выяснили, что современная российская молодежь знает об истории своей страны, как понимает патриотизм, и чем отличается от своих сверстников из Китая, Великобритании и США. Результатами исследования они поделились на открытой лекции в Сахаровском центре.

Они не виноваты

«Когда они родились, лидером был Владимир Путин. Сейчас они выпускаются из вузов, а лидером по-прежнему остается Владимир Владимирович. Хотят они этого или нет, все они — «поколение Путина»», — отмечает ведущий научный сотрудник лаборатории политических исследований НИУ ВШЭ Анна Сорокина.

По ее словам, о временах Рюрика и расселении древних славян — вятичей, кривичей, поколение Y знает куда больше, чем о событиях 91-го и 93-го годов. «Для них это такая же давняя история, как битва на Калке или стояние на Угре. Но об истории современной России они не знают ничего», — резюмировала Сорокина.

В подтверждение своих слов она приводит выдержки из интервью со студентами российских вузов: «Я не вижу особой разницы между 1991-м и 1993-м, потому что я не знаю, в чем разница. Я все хотел восполнить этот пробел в своих знаниях, но как-то не дошло до этого».

«Так… Там переворот был. Вообще, чем ближе к современности, тем меньше я понимаю, что происходит. Там хаос, неразбериха, обстрел Белого дома, беспорядок, неопределенность».

По словам эксперта, современные учебники, написанные по новому стандарту, главной своей задачей ставят вырастить патриотов. Так прямо и пишут: «главным результатом изучения курса должно стать формирование у учащихся российской гражданской идентичности и патриотизма». 

«Но очень сложно растить патриотов из людей, которые ничего не знают об истории современной страны, — считает Сорокина. — Хотя, на самом деле, они не виноваты. Современную историю России дети начинают учить в 11 классе, ближе к концу школы. Я помню, как это было у нас. Когда мы подошли к истории современной России, учитель сказал — ну, про это вы и так знаете, так что давайте повторять Ивана Грозного. Школьным учителям сложно говорить об этом с детьми. В учебниках об этом тоже плохо написано. В результате, приходя в университеты, молодые люди не знают историю современной страны», — отмечает она.

На экран Сорокина выводит цитату из учебника, которая должна рассказать 17-летним школьникам, что случилось со страной в начале 1990-х: «Оказавшись под перекрестным огнем критики политических оппонентов с левого (ортодоксально-марксистского) и правого (либерально-демократического) флангов, а также руководства республик, горбачевская администрация вяло, теряя инициативу, перешла с весны 1990 года ко второму этапу политических реформ».

Наши учебники разительно отличаются от американских или британских своей подачей. «В США все учебники в формате А4, на лощеной бумаге, с цветными картинками. В них очень много схематической подачи материала, которая понятна сама по себе. В Великобритании к учебнику истории прилагается диск с историческими фильмами ВВС о том периоде, который предстоит изучать. Для поколения визуалов это важно. Там есть учебники по истории для 5-6 лет, где темы подаются в виде комиксов по мультику «Покахонтас», который все смотрели. Почему она не могла пойти на бал? Что ей препятствовало? Все проблемы рабства преподносятся на понятном материале. В нашей практике уже был момент, когда студенты рассказывали о событиях 1917 года на примере диснеевского мультика «Анастасия», и про карибский кризис — по одноименной компьютерной игре», — рассказала заведующая лабораторией политических исследований НИУ ВШЭ Валерия Касамара.

Но даже в новых учебниках запросы поколения Y не находят отражения.

«Мы посмотрели ситуацию с учебниками, и считаем, что здесь есть над чем работать системе школьного образования, министерству просвещения. Делать молодежь козлом отпущения неправильно», — отметила она.

«Гигиенический минимум» российского патриота

Главной скрепой по-прежнему остается Великая Отечественная война. При этом все больше студентов заявляют, что им нечего стыдиться в истории своей страны.

«Основной вопрос, который нас беспокоил, когда мы начинали исследование: каким образом можно воспитать ответственного гражданина, который любит свою страну, ощущает себя сопричастным ко всему происходящему в России и хочет активно принимать участие в ее жизни. Это может быть очень разное участие. Например, он занимается благотворительностью, участвует в деятельности некоммерческих организаций или просто любит свою работу, и делает ее хорошо. Ходит на выборы, понимает, что в мире происходит. Иными словами, как дать тот «гигиенический минимум человека, который считает себя гражданином своей страны», — рассказала заведующая лабораторией политических исследований НИУ ВШЭ Валерия Касамара.

По ее словам, во взрослую жизнь выходит все больше людей, которые родились после распада Советского Союза. У них нет даже базовых представлений о реперных точках в развитии страны.

«Мы стали задавать очень простые вопросы, но очень значимые и показательные. Назовите любые события, явления, периоды или людей вашей страны, которыми вы гордитесь. И которых стыдитесь. Мы специально не ограничивали их никакими временными рамками, потому что кто-то начнет отсчет с Киевской Руси, кто-то — с октябрьской революции 1917 года, а кто-то скажет, что это начало 90-х.

Мы хотели увидеть, насколько молодежь может оценить те ошибки, которые были в прошлом. Хотят ли они знать про эти ошибки, и знают ли? И если ошибки были, они их скорее оправдают, или, пусть это больно, скажут — это было плохо, но это тот урок, который мы вынесли, и идя в будущее, мы на эти грабли больше не наступаем?» — отметила завлабораторией.  

В этом году опросили всего сто человек. Все они — студенты высших учебных заведений от Владивостока до Калининграда. Годом раньше в исследовании поучаствовали 1400 человек. В лаборатории отмечают, что вектор, в целом, тот же.

«На протяжении многих лет мы наблюдаем, как на результаты исследования влияет пропаганда. Есть какое-то историческое событие. Например, Отечественная война 1812 года. Наступает 2012 год и из каждого утюга начинают трубить про юбилей. В общем хоре — телевизор, радио, школа, линейки, стихи. Проводим вопрос — на почетном третьем месте в числе событий, которыми молодежь гордится, Отечественная война 1812 года. Отпраздновали годовщину и забыли», — объясняет Касамара.

Главным поводом для гордости по-прежнему остается Великая Отечественная война. Если спросить, чем конкретно они гордятся, по словам Сорокиной, студенты очень часто говорят про подвиги: «Я не помню, как этого человека зовут, ну, который бросился на арматуру».

«Великая Отечественная война — единственное событие, которое занимает первое место на протяжении всех лет, которые мы проводим опрос. Причем всегда, независимо от того, когда мы проводим исследование, это будет большой отрыв от всех остальных событий. Но и здесь видны результаты пропаганды. Готовили юбилей в 2015 году — 70-летие Победы. Проводим исследование и видим — ВОВ называют 70%. Юбилей прошел, вернулись на 40%», — рассказала заведующая лабораторией.

В 2014 году исследователи поняли, что в вузы пришла совсем другая молодежь. Традиционно на первом месте была Великая Отечественная война, на втором — Юрий Гагарин, на третьем — Отечественная война 1812 года.

«Долгое время эта троица держалась в топе. Проводим исследование в прошлом году и понимаем, что в списке появились Петр I и русский народ. До этого русский народ в ответах студентов не фигурировал вообще. Стали забывать Юрия Гагарина, и все чаще называют Владимира Путина. До этого в первую пятерку поводов для гордости действующий президент никогда не входил», — отметила Касамара.

Примечательно, что из пяти ответов, которые оказались в топе, к современности относится только Путин.

При этом российские студенты — единственные, на фоне американцев, великобританцев и даже китайцев, кто твердо уверен (так ответила почти пятая часть респондентов), что событий, за которые им могло бы быть стыдно, в российской истории нет. «Для меня как для политолога это плохой сигнал. Почти 20% — это люди, которые готовы исповедовать «квасной патриотизм», — отметила Касамара.

Остальные ответы набрали от 5 до 13%. Так, на втором месте, сильно потеряв в процентах по сравнению с прошлым годом, идут сталинские репрессии. «Если провести анализ российских учебников истории, становится ясно, почему так происходит. Почти 70 страниц отводится на Великую Отечественную войну, и ровно полстраницы — коллективизации. Даже суммарно все остальные события не могут конкурировать с войной. Молодые люди, которые чисты, как белый лист, и не готовятся ни к каким олимпиадам по истории, не могут понять их значимости. Есть одно значимое событие, про которое сказано много, и есть все остальные», — отмечает она.

На третьем месте 90-е годы XX века. «Весь этот период выродился в одну единственную фразу — «лихие 90-е». Чем они лихие, что там было, к сожалению, никто не знает. Мы проводили исследования, чтобы понять, что же молодежь знает про приватизацию. И если это так плохо, то почему? Мы даже не смогли нормальную статью об этом написать. Можно было ограничиться одним предложением: «Не знают ничего. Точка», — рассказала заведующая лабораторией.

Еще 7% ответили, что им стыдно за Бориса Ельцина. В память молодых он вошел пьянством, неприличным поведением и тем, что позорил страну на международной арене. Только это запомнилось. Расстрел царской семьи и революция 2017 года набрали по 5%.

Опять же, все эти события имеют отношение скорее к прошлому.

История: невыученные уроки

Американцы стыдятся рабства и военного вмешательства в дела других государств, китайцы — культурной революции Мао Цзедуна, великобританцы — преступлений колониализма. Они вынесли свои уроки, а мы предпочитаем делать вид, что ничего такого в России не было.

Те же самые вопросы исследователи задавали студентам Принстонского университета в США (450 человек), Кембриджского университета в Великобритании (368 человек) и студентам из Китая, которые приехали учиться в Россию (100 человек).

«Мы спрашиваем, чем гордятся американцы, и 37% затруднились ответить. При этом не смогли ответить, чего стыдятся, 29%. То есть, по интенсивности этого чувства американцы более склонны извиняться и стыдиться, нежели говорить — мы крутые парни», — отмечают в лаборатории.

Самые яркие события, вызывающие у американцев гордость, набирают всего 21%: движение за гражданские права афроамериканцев в США, закон о гражданских правах 1964 года, Марш на Вашингтон за рабочие места и свободу. На втором месте — война за независимость, декларация независимости. Есть в этом списке и Билль о правах, и Конституция США.

«Для них очень значимо все, что касается защиты прав человека и основания государства. Получив результаты, мы обратились к учебникам, потому что все мы — жертвы своей системы образования. Если в наших учебниках основной акцент делается на Великую Отечественную, то в США — на соблюдении прав человека и формировании государства», — объяснила Касамара.

По этой причине, за нарушение прав человека со стороны государства современным американским студентам стыдно. На первом месте рабство и сегрегация, на втором — военное вмешательство в дела других государств, включая Вьетнам, Ирак и Афганистан. «Плохо вели себя с коренным населением — виноваты, были интернированы японцы, которых перевезли в Америку во время Второй мировой, — виноваты», — отмечает эксперт.

Для китайских студентов главный повод для гордости — образование современного государства, его экономические и технологические достижения последних лет, современные железные дороги, которые связали всю страну.

«Если в России студенты стыдятся сталинских репрессий, то в Китае — культурной революции Мао Цзедуна. При этом у них этой страницы в истории стыдится 34%, что почти в три раза больше, чем у нас в отношении репрессий. Получается, что китайцы, которым нельзя плохо говорить про страну, приезжают в Россию и не под дулом пистолета рассказывают, что, да, был такой период, мы понимаем, что он был очень тяжелым, и нам за него до сих пор стыдно», — говорит Касамара.

А в Великобритании главным поводом для гордости стала национальная система здравоохранения. «Она была основана практически сразу после окончания Второй мировой — 1947 год. Эта система живет не на отчисления на медицинскую страховку, а за счет денег налогоплательщиков. Там действительно хорошо лечат, хорошо диагностируют, но главное — эта система здравоохранения вписывается в представление молодежи о справедливости и о равном доступе к этим благам. Система здравоохранения помогает тебе независимо от твоего дохода, социального статуса», — отметила эксперт.

Кроме того, студенты Кембриджа гордятся политическими правами женщин, сексуальных меньшинств, но большинство — 33% — затрудняются ответить.

Стыдятся там преступлений колониализма, рабства и вторжения в Ирак. То есть, любое нарушение прав человека со стороны государства вызывает стыд.

«Понятно, что была большая империя, были колонии, в которых они много чего творили. Можно было по-разному к этому подойти. Но после распада Британской империи они взяли за это ответственность. Если напортачили, то честно об этом говорим — вели себя по-скотски, к народу относились без уважения, издевались, уничтожали», — отметила Касамара.

В России многие уроки истории остаются невыученными. «Проблема в том, что у нас нет консенсуса по многим историческим событиям. Например, распад Советского Союза и образование Российской Федерации. Поэтому бедному учителю, когда приходится рассказывать об этом на двух последних уроках истории накануне ЕГЭ, проще рассказать о том, насчет чего консенсус есть. Сейчас никто не спорит по поводу вятичей, кривичей и иже с ними. А вот по поводу распада СССР большой вопрос — как преподносить этот материал?» — объяснила она.

По словам исследователя, взгляд на Великую Отечественную войну тоже может быть очень разным. «Можно делать из этого день памяти и траура, потому что это огромное количество жертв. А можно — день памяти и демонстрации силы. То, что мы выбрали парады, еще одна капля в отношении информационной политики вокруг этого события», — заметила она.

«До 2014 года, когда мы проводили исследования, в числе событий XX века в ходе интервью нам рассказывали, что была революция 1917 года. Потом нам рассказывали про Великую Отечественную, и с трудом понимали, что такое — Вторая мировая. Был Сталин, благодаря которому выиграли войну. Потом появлялся Хрущев, особенно после фильма «Оттепель». Но ассоциировался он больше не с оттепелью, а с кукурузой. Потом пунктиром появлялся Брежнев, который запомнился тем, что у него густые брови. Никто не понимал, что такое застой. Потом пунктиром появлялся развал Советского Союза, где совершенно не фигурировал Горбачев. Потом вспоминают «лихие 90-е», которые ассоциировались с Ельциным, и современный период. После 2014 года, не знаю, что произошло в преподавании истории XX века, но у нас остались Великая Отечественная война, Сталин, а потом сразу Путин. В среднем по больнице сейчас так. Все, что было между этим — сплошной провал. Никто не знает ни про Афганистан, ни про репрессии, ни про коллективизацию. Что это? Это такая «политика в отношении сельского хозяйства».

Это вопрос о том, каким образом мы рассказываем детям про страну. Если мы сильное государство, то мы как взрослые подходим к тем периодам, когда у нас было плохо. Мы понимаем, что это черная страница нашей истории, мы помним, и сделаем все, чтобы больше такого не повторилось», — отметила Касамара.

О чем не расскажут ни школа, ни родители

Самым главным агентом влияния на молодых людей остаются родители. Так отвечают 72%. Дальше идут книги, друзья, наставники. Школьные учителя и университетские преподаватели набрали по 10 и 8%.

«Многим родителям наших студентов около 40 лет. Они успели при Советском Союзе уже окончить школу и вуз, и когда он распался, вышли со своими дипломами в развалившуюся экономику. Либо успели окончить школу и стали думать, получать высшее образование, за которое не платят, или идти каким-то другим путем. Это переломная часть их жизни. Либо они смогли быстро адаптироваться и построить яркую карьеру, бизнес, набив кучу шишек, либо очень долго переживали шок, пытаясь как-то выстроить свою жизнь. Очень разные были сценарии. Но по результатам всех наших исследований мы понимаем одно: от родителей информация о 1990-х до молодежи не доходит. От школы, к сожалению, тоже», — резюмировала заведующая лабораторией.

По словам исследователей, даже среди тех, кто сдавал ЕГЭ по истории, они не смогли найти тех, кто давал нормальные развернутые аргументированные ответы. Это был даже не «гигиенический минимум».

Из жизни поколения Y ушло слово «надо», которое буквально было вшито в программное обеспечение их родителей, бабушек и дедушек. Вся жизнь подчинялась этому слову. Хочу-не хочу — надо. И когда они сейчас говорят молодому поколению — надо, те совершенно недоумевают — зачем?

«То же самое происходит с историей. Старшее поколение говорит — надо знать историю, а молодежь отвечает — зачем? И пока мы не придумаем вариант ответа, который обновленная версия примет, мы так и будем биться головой о стену», — считает Касамара.

Анна Семенец

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 20°, небольшая облачность
Санкт-Петербург: 13°