eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Искривление правосудия

Мосгорсуд оставил мать троих детей Александру Лисицыну в СИЗО, посчитав, что она может скрыться от следствия и продолжить преступную деятельность.

20:02, 30.01.2019 // Росбалт, Москва

СС0 Public Domain

Чтобы как-то обосновать свое требование оставить Александру Лисицыну в следственном изоляторе, по версии защиты, обвинение просто цитировало Уголовно-процессуальный кодекс. Но этого оказалось достаточно, чтобы продлить многодетной матери арест почти до конца февраля.

Напомним, Александре Лисицыной вменяют хищение земельных участков в составе организованной группы. Это ч. 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ, по которой ей грозит до 10 лет лишения свободы. Но пока против Лисицыной у следствия есть только доверенность, которую она написала несколько лет назад и о которой до недавних пор не вспоминала, считает сторона защиты.

В 2014 году знакомый предложил Александре Лисицыной купить землю в Подмосковье по выгодной цене. Для оформления сделки он посоветовал двух специалистов, на которых женщина написала доверенность. Через год срок документа истек, люди, на которых он был выписан, так и не объявились. И поскольку никаких денег Лисицына им не передавала, то благополучно забыла об этой истории. Такую версию излагают ее адвокаты.

О несложившейся сделке Лисицына вспомнила только в 2018 году, когда домой к ней пришли с обыском. 15 ноября Тверской районный суд отправил ее в СИЗО, а 12 декабря Мосгорсуд оставил это решение в силе. В среду, 9 января, Тверской районный суд продлил срок содержания многодетной матери под стражей до 27 февраля. К окончанию этого срока Лисицына проведет в следственном изоляторе в общей сложности три месяца и 14 дней. Адвокаты подали апелляцию в Мосгорсуд. Заседание состоялось сегодня.

Но чуда, к сожалению, не случилось, рассказал журналистам адвокат Шота Горгадзе. «Конечно, ждали мы не чуда, а правосудия. Но иногда, нужно признать, когда заходишь в зал суда, защите приходится надеяться и на чудо. На чудо быть услышанным. Потому что, на сколько бы голов ты ни был выше следствия, какая бы у тебя ни была доказательная база, почему-то не все судьи слышат адвокатов», — выразил он мнение.

В итоге мать троих детей Александра Лисицына остается в следственном изоляторе. «По какой причине — мне неведомо. Какую опасность она представляет для общества, я тоже не понимаю. Однако суд посчитал иначе. Но мы не остановимся и будем добиваться справедливости: чтобы мать, вина которой не установлена и которая обвиняется в совершении ненасильственного преступления, все-таки дожидалась решения суда по делу — оправдательного или обвинительного — дома, а не в следственном изоляторе», — отметил Горгадзе.

«Обвинение считает, что Лисицына может уничтожить доказательства по делу. Какие именно — следствие не пояснило. Речь идет о земельном участке. Куда он денется? Провалится под землю, если Лисицину выпустят из следственного изолятора? Кроме того, у моей подзащитной дома проводился обыск. Все, что необходимо следствию — телефоны, оргтехнику, документы, — они изъяли. О каких еще документах или доказательствах, которые Лисицына потенциально может уничтожить, говорит следствие, совершенно неясно. И они на этот вопрос ответа не дают. Также обвинение считает, что Лисицына может скрыться от следствия. На дворе XXI век. Неужели ничего лучше, чем клетка с механическим замком, сегодня не изобрели?» — недоумевает адвокат.

По словам адвоката Тамары Шустровой, поправки, внесенные в Уголовно-процессуальный кодекс, обязывают следствие приводить конкретные фактические обстоятельства, которые требовали бы оставить человека под стражей. «Лисицына родилась и живет в Москве, никогда не привлекалась к уголовной ответственности, имеет в этом городе недвижимость и социальную привязку. Что заставляет следствие думать, что она может скрыться? Какие она может уничтожить доказательства, если они уже изъяты и являются предметом рассмотрения экспертиз? И так по всем доводам. Имеет место формальное перечисление пунктов Уголовно-процессуального кодекса», — полагает Шустрова.

По ее словам, не обратил суд внимания и на четырех поручителей, которым доверяет вся страна, но почему-то не доверяет следствие. В их числе — член Совета Федерации, единоросс Артур Чилингаров, председатель правления Российского союза ветеранов Афганистана, сенатор Франц Клинцевич, первый зампредседателя Российского союза ветеранов Афганистана Владимир Костюченко, а также сам защитник Лисицыной — член Совета при президенте РФ по правам человека Шота Гаргадзе.

«Мы все помним, как одну известную даму, чиновницу, которой вменяли куда более крупную сумму, чем 37 млн рублей, оставили под домашним арестом. Она ходила по бутикам, писала картины. И у нее, кстати, не было троих детей. Я считаю, что нет никакой необходимости держать многодетную мать под стражей по экономическому преступлению», — отметила Шустрова.

При этом, по словам Горгадзе, никто не говорит, что женщин с детьми нельзя сажать. «Пусть отбывают наказание, которое определит суд. Но только после того, как будет доказана их вина. До тех пор держать их за решеткой не обязательно», — считает адвокат.

В то же время своим постановлением суд закрепляет позицию следствия, по мнению защиты, не совсем обоснованную.

«Лисицына не покупала никакие земельные участки, не знакома с другими фигурантами. Она просто выписала доверенность. Но пока суд слышит только следствие», — отметила Шустрова.

Несмотря на протесты следствия и прокуратуры, защите наконец удалось приобщить к делу генплан поселения Селятино, утвержденный советом депутатов поселения еще в 2017 году. «Из документа следует, что земли, хищение которых инкриминируют моей подзащитной, не принадлежат Рослесхозу и относятся к землям населенных пунктов», — отметила Шустрова.

Горгадзе добавил, что генплан — официальный документ, никем не оспоренный. «Сам этот факт рождает много вопросов не только о невиновности моей подзащитной, но и вообще о привлечении ее к этому делу», — полагает он.

Но даже это не помогло адвокатам изменить Александре Лисицыной меру пресечения.

«Я занимался изучением этого дела с самого начала, — рассказал журналистам правозащитник Олег Лурье. — У обвинения нет никаких доказательств того, что она может сбежать, скрыться от следствия, уничтожить документы. Их в принципе нет, ни одного. В противном случае их предъявили бы, разумеется. Но сейчас мы видим голословное зачитывание уголовно-процессуального кодекса. Скроется, продолжит заниматься преступной деятельностью… Удивительно: мать троих детей, как только ее выпустят, сразу продолжит заниматься преступной деятельностью. Простите, не доказано даже то, что она начинала ей когда-то заниматься».

Лурье подчеркнул, что защита предоставила документы о том, что у Лисицыной нет намерения скрыться. «Здесь мы видим серьезное искривление правосудия. При том, что ни одного аргумента для того, чтобы содержать Лисицыну под стражей, нет. Защита смогла даже приобщить к делу Генеральный план, где сказано, что участки, которые вменяют Лисицыной в вину, не принадлежат Рослесхозу, который якобы выступает потерпевшей стороной. То есть самого состава преступления нет, раз нет потерпевшего. Несмотря на это суд продолжает безосновательно настаивать на том, чтобы Лисицына оставалась за решеткой», — высказал мнение правозащитник.

По словам Горгадзе, в этот раз судья провела в совещательной комнате 4 минуты. «Это ровно то время, которое судья отвела, чтобы решить судьбу человека», — заметил он.

Адвокат подчеркнул, что защита намерена подать кассационную жалобу. «Мы надеемся, что вышестоящий суд проявит профессионализм и принципиальность», — заключил Горгадзе.

Дарья Истомина

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°
Санкт-Петербург: 0°