eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

За что многодетную мать держат в СИЗО?

Защита Александры Лисициной получила документы, которые подтверждают, что в деле нет не только состава, но и события преступления.

17:23, 15.03.2019 // Росбалт, Москва

Фото Евгения Шабанова, ИА «Росбалт»

Как рассказал на пресс-конференции в «Росбалте» адвокат, член Совета по правам человека при президенте РФ Шота Горгадзе, в 2014 году друг семьи, зная, что у Александры Лисицыной были мысли создать некое кладбище животных, предложил ей приобрести земельный участок по совершенно символической цене — чуть ли не в подарок передать.

«Мы прекрасно знаем, что мало кто сам занимается оформлением документов. Поэтому Лисицина выдала нотариальную доверенность на человека, который должен был этим заниматься. Прошло какое-то время, потребовалось уточнить, что именно нужно оформить, и Лисицына выдала вторую доверенность», — рассказал адвокат.

Но никаких действий за этим не последовало: человек пропал и больше об этом ничего не говорил. Лисицина о несостоявшейся сделке быстро забыла. Тем более, что по версии защиты, доверенность была выдана всего на год, четко под конкретные юридические действия, и никаких денег за землю она никому не передавала.

Но спустя несколько лет, в 2018 году, ее арестовывают и возбуждают уголовное дело. «Александре Лисицыной за выдачу этой доверенности инкриминируют часть 4 статьи 159 Уголовного Кодекса за мошенничество, которое она якобы совершила в составе организованной группы», — отметил Горгадзе.

Многодетную мать, которая воспитывает трех несовершеннолетних детей, никогда никакого отношения к преступной деятельности не имела, никогда не привлекалась, отправляют в СИЗО.

«Отмечу, что следственный изолятор — это именно изоляция от общества, которая требуется в том случае, когда человек опасен. Это крайняя мера. Сегодня есть огромное количество альтернативных способов обеспечить явку обвиняемого на следственные действия, есть домашний арест, когда на человека надевают электронный браслет. Устройство с точностью до метра показывает, где он находится, и снять его невозможно. Однако следователь Череваткина выходит в суд с ходатайством о заключении Лисициной под стражу. Тверской районный суд в лице федерального судьи Минина это ходатайство удовлетворяет», — отметил адвокат.

По словам Горгадзе, президент многократно повторял, что по экономическим статьям арестовывать людей не следует, это все-таки крайняя мера. Однако15 ноября Тверской районный суд отправил Александру Лисицыну в СИЗО, а 12 декабря Мосгорсуд оставил это решение в силе. В среду, 9 января, Тверской районный суд продлил срок содержания многодетной матери под стражей до 27 февраля.

«Судья Булгакова меня удивила не только и не столько скоростью мышления, сколько скоростью набора текста на компьютере. Она удалилась в совещательную комнату ровно на три минуты, и вернулась оттуда с 10-15 листами печатного текста, и начала оглашать постановление о продлении ареста. Либо она так быстро успела подумать и напечатать, либо текст был готов, и распинаться около часа в зале суда защите не имело никакого смысла», — выразил мнение Горгадзе.

Апелляция в Мосгорсуд не помогла освободить женщину из-под ареста. Последний раз, 26 февраля, срок заключения Тверской районный суд продлил уже не на месяц, а сразу на два. «У меня было ощущение, что нас слышат. На лице судьи была заинтересованность, он внимательно слушал. После моей критики в адрес судьи Булгаковой, судья Беляков удалился в совещательную комнату почти на час. Но результат был тот же», — отметил адвокат.

Защита считает, что обвинение Александры Лисицыной вопреки требованиям уголовно-процессуального законодательства предъявлены без достаточных оснований, высказала мнение адвокат Тамара Шустрова. «Более того, мы считаем, что и уголовное дело возбуждено преждевременно и незаконно, поскольку до настоящего времени следствием так и не установлено, кому же все-таки принадлежали эти земельные участки. Статья 159, часть 4 Уголовного Кодекса, которая вменяется Александре Лисицыной, — это хищение. А всякое хищение, как известно, предполагает причинение ущерба собственнику. Так вот, следствие утверждает, что ущерб причинен Рослесхозу, и отказываться от этой версии не намерено, несмотря на то, что защита предоставила в их распоряжение достаточно документов, подтверждающих обратное. Мы неоднократно говорили о том, что есть действующий Генплан городского поселения Селятино Наро-Фоминского района. Он был утвержден решением совета депутатов 6 июня 2017 года. Кроме того, по данным публичной кадастровой карты Московской области, которая находится в свободном доступе, так же понятно, что земельный участок Рассудовского участкового лесничества (это земли Рослесхоза) поставлен на кадастровый учет и имеет свой кадастровый номер. В этот участок вошли все земли 30-го квартала, о котором ведет речь следствие. Но на этой же публичной кадастровой карте видно, что земельные участки, хищение которых инкриминируется Александре Лисицыной, никак с ними не пересекаются. Это совершенно разные участки», — подчеркнула Шустрова.

Защита пошла дальше. «Не ограничившись Генпланом, в приобщении которого нам было отказано, мы обратились к специалистам ООО „Нара-Кадастр“, чтобы они дали свое техническое заключение по тем документам, которые есть в Росреестре и Кадастровой палате», — отметила адвокат.

«Земельные участки, которые числятся за Александрой Лисицыной, стоят на кадастровом учете: один — с 18 апреля 2013 года, другой — 28 мая 2013 года, что подтверждают кадастровые выписки. Земли Рослесхоза тоже стоят на кадастровом учете — с 18 марта 2013 года. При сравнении координат из этих выписок можно сделать вывод о том, что земельные участки не пересекаются и не накладываются друг на друга. Между ними есть расстояние: минимальное — 4 метра 20 сантиметров, максимальное — 58 метров 67 сантиметров. Более того, Рослесхоз говорит о том, что наложение есть, и показывает выкопировки из планшетов, которые не содержат координат, и представляют собой просто некую визуализацию. Привязать к картам их невозможно», — отметила кадастровый инженер Мария Гужанова.

То есть еще в 2013 году, почти за год до того, как Лисицына написала злополучную доверенность, границы земель Рослесхоза были обозначены и зарегистрированы, и только потом на учет встали те участки, которые инкриминируют Александре Лисицыной. Они не пересекаются, не накладываются, у них даже нет общих границ.

«Получается, что состава преступления нет. Не представляю, как это дело может быть с обвинительным заключением передано в суд. Но что самое циничное в этой ситуации: когда очевидно, что даже потерпевшего в этой истории нет, и никакого повода к уголовному преследованию быть не может, Александру Лисицыну много месяцев держат в СИЗО. И иначе, как заказом, я это объяснить не могу. Может быть, кому-то эти земли приглянулись? Может быть, единственный способ получить их он видит через уголовное дело», — высказал мнение Горгадзе.

По словам Шустровой, с момента последнего заседания суда о продлении срока содержания под стражей с Александрой Лисицыной не было проведено ни одного следственного действия.

«Чтобы обвинять Лисицыну, следствие должно располагать вескими доказательствами ее вины. Ей инкриминируют совершение преступления по признакам мошенничества, совершенного группой лиц по предварительному сговору. Мошенничество — это хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием. Стоит ли говорить о хищении, если Александра только выписала доверенность? Можно предположить, что следственный орган будет делать упор на приобретение имущества путем обмана или злоупотребления доверием. Но кого обманула Александра, чьим доверием злоупотребила? Был ли у нее умысел на хищение, когда она выписывала доверенность, и какими доказательствами располагает следствие в обоснование своей позиции? Эти вопросы надлежало решить еще на стадии задержания Лисициной — в соответствии со статьей 91 УПК. С ходатайством о заключении Александры под стражу следователь вправе обращаться, но при наличии данных, дающих основание полагать, что лицо подозревается в совершении преступления. Но помимо голословных заявлений о причастности Лисицыной к инкриминируемым ей преступлениям, следователь не предоставил ни единого доказательства вины в приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Соответственно, и судом эти доводы не были рассмотрены. Тем не менее, оказались голословно установлены, что и послужило основанием направления Лисицыной в СИЗО», — отметил в свою очередь адвокат Олег Дугинов.

По словам Горгадзе, медицинские документы свидетельствуют, что у Лисициной тяжелая форма сколиоза второй степени. «На прошлом судебном заседании я показывал рентгеновский снимок ее позвоночника. Не нужно быть специалистом, чтобы увидеть его состояние. Ее содержание в СИЗО — это пытка. Ежедневно она испытывает страшные боли. Не получает там должной медицинской помощи. Она просто не может ее получить в условиях СИЗО», — высказал мнение адвокат.

О том, что представляют собой условия, в которых содержат в изоляторе многодетную мать, рассказал правозащитник Денис Солдатов. «Что представляет собой спальное место в СИЗО? Это решетчатая кровать из железных пластин, в нее проваливается матрац, и даже здоровый человек испытывает крайние неудобства. Когда человек спит на нижней „шконке“ он не может даже в полный рост разогнуться, сидя на ней, чтобы не упереться в верхнюю. Человека со сколиозом испытывает не то, что неудобства, а боли», — подчеркнул он.

Само помещение, по словам Солдатова, включает в себя спальные места — от двух до четырех человек. В этом же помещении находятся туалет и место для приема пищи. «Это пережиток 30-х годов прошлого века. Все максимально устроено так, чтобы людей унизить. Даже окошко в двери, ведущей в камеру, находится не на уровне лица, а на уровне пупка. Человек обязательно должен нагнуться», — отметил он.

В душ люди, находящиеся в СИЗО, могут сходить один раз в неделю. Иногда для женщин делают исключение, и водят дважды.

«Человек уже фактически отбывает наказание в тюремном режиме, в то время, как подтверждений его вины нет, и сама статья, по которой его обвиняют, предусматривает наказание от нулевого срока», — считает Солдатов.

По мнению Горгадзе, «пока не будет личной ответственности следователя, который принимает неправомерное решение о возбуждении уголовного дела, пока не будет личной ответственности судьи, который выносит постановление о неправомерном аресте человека, мы с мертвой точки не сдвинемся». Только личная ответственность может стимулировать и следователя, и судью, и прокурора вчитываться и разбираться, считает он.

В понедельник, 18 февраля, Московский городской суд рассмотрит жалобу защиты на решение суда о продлении Лисициной срока содержания под стражей. Адвокаты рассчитывают, что им удастся привлечь к делу документы, полученные ими в ходе работы, и добиться для многодетной матери справедливости.

Дарья Истомина

 

 

 

 

 

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°
Санкт-Петербург: 0°