eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Почему нам врут про погоду?

Никто не предсказывает будущее с такой точностью, как синоптики, но к популярным метеоресурсам это не относится, считает климатолог Евгений Тишковец.

18:48, 11.07.2019 // Росбалт, Москва

Facebook Е.Тишковца

Как бы ни ругали синоптиков, ни один специалист в области прогнозирования, будь то экономист, финансист или политолог, не может предсказывать будущее с такой точностью, считает ведущий специалист центра погоды «Фобос» Евгений Тишковец. «Росбалт» поговорил с экспертом о том, почему, в таком случае, прогнозы не только на неделю вперед, но и день в день, не сбываются.

— Когда в Москву вернется лето, и каким оно будет?

 — Нынешнее лето оказалось во власти климатических качелей. Июнь был знойный, жаркий, июль — холодный, дождливый. Нас бросает из одной крайности в другую, и мы все реже наблюдаем какую-то среднюю картину.

Что касается дальнейших перспектив, сегодня-завтра на большей части европейской России будут сентябрьские показатели температур. Ночь с пятницы на субботу станет самой холодной за все лето: до четырех-девяти градусов. Днем в пятницу будет не выше 15 градусов, в субботу немного потеплеет — до 20 градусов.

Июль вообще не радует. Сорван купальный сезон: температура воды в районе 16-18 градусов — только для смельчаков. Конечно, встает вопрос: когда все это безобразие закончится. Есть надежда, что на следующей неделе ситуация начнет выправляться, потоки воздуха сменятся с холодных северо-западных на южные. Не буду обещать 30-градусную жару, как было в июне, но температура вернется к климатической норме: 21-26 градусов. Солнце все также будут сменять кратковременные дожди, но, по крайней мере, это будет похоже на лето. Последняя декада июля по климатическим параметрам обычно самая теплая в году. Сама природа велит восстановить баланс.

— Можно ли говорить, что погода устаканится, и если придет тепло, то оно будет более или менее постоянным?

 — Вряд ли. Конечно, такие резкие перепады — это ненормально. Но это всего лишь подтверждает, что климат продолжает нервничать. Мы все чаще будем наблюдать такие резкие рывки по метеорологическим параметрам, и все реже и реже — некую среднюю картинку. И в будущем частота опасных явлений и резких перемен в погоде будет только нарастать.

— Как вы определяете, какой будет погода завтра или через неделю?

 — Когда я окончил военное училище, был молодым лейтенантом, у нас не было персональных компьютеров — только линейка, карандаш и ЭВМ, и мы могли рассчитать погоду максимум на сутки вперед. Это считалось успехом, если прогноз оправдался. Сейчас компьютеры всю основную черновую работу делают сами. Ты только приходишь и получаешь данные по заданным параметрам. Прогнозы общего назначения — это одни карты, для авиации — другие, для наземного транспорта — третьи, для строительства — четвертые. Вы задаете параметры, которые нужны, программа сама производит генерацию 220 слоев атмосферы, делает расчеты. А дальше путем анализа с учетом местных физико-географических и климатических условий вы разрабатываете прогноз по точке, по району, по региону в целом. Мы все используем примерно одно и то же оборудование: отечественные гидродинамические модели, которые рассчитываются с помощью суперЭВМ, зарубежные — американские, британские, немецкие, японские, плюс данные спутникового мониторинга, данные с экипажей морских и воздушных судов, наземных станций, метеорологических ракет, морских буев. Но качество прогноза в первую очередь зависит от уровня подготовки синоптика. Большинство специалистов сейчас, прямо скажу, ни о чем. Они плохо знают физику атмосферы, думают: нажал на кнопку, компьютер выдал результат, и теперь достаточно просто перевести его в текст и выдать людям. Но все куда сложнее.

— На какой период времени можно дать более или менее точный прогноз?

 — До пяти-семи суток вперед. Такие прогнозы сбываются в 90-95% случаев. То есть, девять из десяти прогнозов попадают «белке в глаз». На десятый раз мы имеем право на ошибку и ложную тревогу. Как бы синоптиков не ругали, ни один специалист в области прогнозирования, будь то экономист, финансист или политолог, не может предсказывать будущее с такой точностью. Но чтобы оценить состояние гигантского воздушного океана, чтобы предвидеть будущее в рамках всего земного шара, нужно иметь хорошую подготовку, знания и опыт.

Прогнозы на две недели вперед, на месяц, тоже можно делать, но совпадение их с реальностью падает до 60%. Вас устроит такая вероятность? Можно делать фоновые прогнозы: лето будет такое, зима — такая. Но никто вам никогда не скажет, какая температура будет через три или четыре недели. Это невозможно.

— На практике с реальностью часто не совпадают прогнозы не только на две недели вперед, но и день в день. Смотришь в Интернете — в ближайшие два часа дождя не ожидается, выглянул в окно — там вовсю поливает. Почему так происходит?

 — Главный вопрос — где вы смотрите эти прогнозы. Все эти поисковики тупо берут модели, которые рассчитывают роботы — американские, французские, немецкие, русские, и перекодируют их в пиктограммы — облачка, солнышки, дожди, показатели температуры. Ни один такой ресурс вам никогда не скажет, на что нужно сделать акцент, не предупредит о реальной опасности: урагане, смерче, ливне, наводнении, подтоплении, штормовом ветре. Они этого не могут, поскольку все эти прогнозы составляются без участия инженера-синоптика.

— В Сети есть карты осадков, где можно в реальном времени наблюдать за тем, как движется дождь. Но иногда и они обманывают. Казалось бы, дождь еще в Калуге, а смотришь в окно — вот он, идет.

 — Все это — работа роботов, которые показывают вам не реальную, а модельную погоду. Они могут показать какую-то среднюю картинку, тенденцию, но у них под рукой нет данных инструментальных метеонаблюдений.

— Но, судя по тому, что вы сказали, некоторые синоптики поступают точно так же: берут данные, которые выдает программа, и превращают их в текст.

 — И таких большинство. Потому что уровень подготовки сильно упал. Раньше была классическая школа: физика атмосферы, математика, понятийный аппарат, логическое мышление. Кроме того, чтобы делать точные прогнозы, нужно поработать в поле. Когда ты сам летаешь на разведку погоды, прогнозируешь, видишь, где ошибся в расчетах, корректируешь, накапливается определенный опыт.

— Но сейчас работу в поле заменили современные программы, которые сами все считают.

 — Научно-технический прогресс — классная штука. Но нужен баланс. Люди банально тупеют. Возьмем, например, летчиков. Раньше их тренировали по полной программе: в ручном режиме, в разных ситуациях, не жалея топлива. А сейчас они учатся на тренажерах. И в итоге, попав в нештатную ситуацию, когда нужно перевести самолет на ручное управление, просто не готовы к этому. То же самое происходит с синоптиками.

— Говорят, у России не осталось своих метеоспутников. Может, проблема в этом? Откуда вы берете данные? Их достаточно?

 — Спутников, действительно, не осталось. Они все рухнули. Правда, недавно какой-то вроде вывели, и, может быть, ситуация немного улучшится. А так, лет 20 мы пользовались спутниками стран НАТО. Что-то, конечно, мы и без них можем спрогнозировать, но для большей точности важно видеть погоду в реальном времени. Чем больше данных наблюдений, тем качественнее модель просчитывает будущие сценарии погоды. А у нас проблемы не только со спутниками, но и с метеостанциями, особенно в Сибири и на Урале. Чтобы не пропускать опасные явления, на каждые 25 квадратных километров должна стоять метеостанция. В европейской части России у нас одна станция на 24-50 квадратных километров. Нужно ли говорить, что за Уралом и Сибирью их куда меньше.

Анна Семенец

 

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 21°
Санкт-Петербург: 17°