eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Китай и Индия рвутся в космос

Какие мировые державы готовы к прорывным открытиям во Вселенной, а также о том, кто побеждает в этой гонке, рассуждает ведущий сотрудник ИКИ РАН Натан Эйсмонт.

14:20, 21.08.2019 // Росбалт, Москва

Фото с сайта hse.ru

Известие о том, что индийская космическая станция «Чандраян-2» благополучно вышла на лунную орбиту и планирует прилунение на начало сентября, само по себе позитивно. О настоящем дне и перспективах развития «мирового космоса» рассказывает ведущий научный сотрудник Института космических исследований РАН Натан Эйсмонт.

— Натан Андреевич, индийцы — молодцы? Можно от души поздравить и порадоваться? И это их собственный проект?

 — Это собственный проект Индии. Другое дело, что индийские коллеги не на пустом месте начинали. Мы им серьезно помогали. И 20 лет назад случился даже небольшой скандал в связи с тем, что мы поставили Индии разгонный водородный блок — ступень ракеты-носителя. А США предъявили нам претензию, расценив это как нарушение режима контроля за ракетными технологиями.

Но американская претензия была отвергнута, поскольку водород не может быть использован в военных целях: там нужно быстро реагировать, а с водородом это трудно получается. США объяснение приняли, а индийцы успешно используют такую технологию, базирующуюся на нашей лицензии и образцах. У нас, как ни странно, водородный блок не получил применения, потому что не было такой потребности. Сейчас же у нас есть планы использовать водородный блок в проекте «Венера-Д», если удастся за оставшееся время доработать водородные технологии.

Сегодня индийцы сильно пошли вперед, хотя китайцы их опережают. А кто научил китайцев? Еще в СССР их студентов обучали в МАИ и МВТУ — одно время, в конце 1950-х, до 10% студентов доходило. Я еще встречал китайцев, которые в СССР учились, работали, а потом на родине сидели в лагерях во время «культурной революции» Мао. Некоторые и погибли, а другие выжили, как тот профессор, с которым я общался. Он даже мог наизусть процитировать страницу из Льва Толстого, чем меня совершенно поразил.  

Лет 15 назад наши специалисты отладили Китаю технологию спускаемых аппаратов. По их словам, китайцы хотели нашу технику в точности повторить. Подобно тому, как это было после Второй мировой войны со случайно доставшимся нам самолетом В-29, который Сталин велел скопировать один в один. Ту-4 — практически точная копия В-29, так же поступали и китайцы с образцами нашей техники, только тут мы сами им очень помогали.

Ученики оказались очень эффективными, кое в чем уже опережают нас: посадка на обратной стороне Луны, например. Китайцы очень быстро идут вперед. Очень много их училось и в США. Американцы спохватились, но поздно.

— Как спохватились?

 — Теперь США пытаются, как могут, сдержать технологическое развитие Китая в космической области, но как-то не очень успешно. Китайцы в известном смысле находятся под гораздо более суровыми санкциями, чем Россия. Скажем, китайские ракеты-носители, которые уже стали довольно надежными и дешевыми, США никому не дают закупать под угрозой санкций. Это китайцев тормозит, но не очень: они идут вперед, уж на уровне стран-пионеров.

— Кого сегодня можно считать мировым лидером (или лидерами) в развитии космоса?

 — Про лидеров одним словом ответить трудно. Конечно, лидируют США, хотя не по всем пунктам. В области пилотируемых полетов — пока нет. Здесь все-таки Россия остается впереди. У нас очень большой задел, да и у американцев оказался большой перерыв после того, как они перестали эксплуатировать шаттлы. Новые аппараты, даже для пилотируемых полетов на околоземной орбите, они пока не разработали, хотя на осень у них назначены испытания спускаемого аппарата, но они все время откладываются. Да, кстати, и у знаменитого Илона Маска не получается так быстро, как было заявлено.

Но есть области, где мы оказались заметно позади. По беспилотным полетам к дальним планетам-гигантам: у нас ни одного еще не было, а у американцев такие колоссальные успехи, что дух захватывает.

— А другие страны?

 — Израиль замечательно занимается космосом — и был в одном шаге от посадки на Луну, причем, не на государственные деньги. Жаль, что им пока не удалось.

В составе Европейского космического агентства (ЕКА) замечательное разделение труда. Наш институт очень успешно сотрудничал со Швейцарией еще при станции «Мир». Изучали состав межзвездного газа. Это очень важная тема, которая позволяет судить об эволюции всей Вселенной. Там в космосе «экспонировались» специальные листы фольги, а после возвращения на Землю захваченные фольгой атомы межзвездного газа испарялись и изучались в лаборатории. Эксперимент был столь успешен, что швейцарцы даже претендовали на Нобелевскую премию. С американцами у них это сотрудничество не получилось, а с нами — да.   

Также стоит отметить японскую экспедицию на астероид Рюгу, ну и опять же американскую — на астероид Бену. Снимки с поверхности астероидов очень интересные: вся поверхность сплошь в валунах. 

— Как обстоят дела с освоением Луны, Марса, а может быть, и других небесных тел?

 — О Луне в последнее время стали существенно больше говорить. Надо понимать, что пилотируемая экспедиция на Луну — штука очень дорогая. Для этого нужна сверхтяжелая ракета-носитель. Сейчас ее и у американцев нет в готовом виде. 

Звучало предложение и с нашей стороны, и с американской, что это будет совместный проект. Предполагается и участие европейцев. Но если следить за высказываниями Дональда Трампа или Дмитрия Рогозина, то как-то возникает некий скептицизм.

До прихода Трампа в Белый дом приоритет у НАСА был — экспедиция на астероид. Захватить маленький астероид на орбиту спутника, на него отправить космонавтов, и пусть они его изучают и привезут оттуда образцы. При Обаме американцы в этом довольно далеко продвинулись, разработали специальный скафандр, много приборов и машин сделали «в железе».

Но пришел Трамп и сказал: нет, давайте вернемся на Луну! А в последнее время и к Луне охладел. Говорили ведь уже о строительстве баз на Луне, были планы и с нами сотрудничества. Тут, кстати, стоит вспомнить далекое уже советское прошлое, когда было начато реальное проектирование долгоживущих поселений на Луне. Теперь была сделана попытка вернуться к обсуждению этого с американцами. Но как дальше пойдет — не знаю.

А беспилотная совместная программа — есть. Она все время откладывается из-за недофинансирования. Но планируется совершить посадки автоматических станций в районе полюсов Луны, где может быть «древняя вода», чуть ли не в жидком состоянии, в кратерах, которые никогда не освещаются Солнцем. Образцы этой лунной воды в случае удачи будут доставлены вместе с грунтом.

Вторая цель такого полета: Луна как некая промежуточная точка в экспедиции на Марс. По крайней мере — по части отработки операций. По-видимому, эта программа будет реализована с некоторым опозданием, а дальше посмотрим.

Нельзя, конечно, не оценить и достижения китайцев, которые впервые достигли обратной стороны Луны. Наша собственная лунная программа — первый запуск станции «Луна-25» с посадкой на поверхность — все время переносится. Говорилось про 2021 год, возможно, куда-то еще сдвинется.

— А Марс?

— Я полагаю, что в обозримом будущем люди полетят на Марс. В настоящее время у нас действует «Экзомарс» — аппарат на орбите спутника Марса. Это совместный проект с ЕКА. Запуск в 2016 году был осуществлен на российском носителе «Протон», и примерно половина научных приборов изготовлена и установлена специалистами из России.

У США на поверхности Марса работает аппарат «Инсайт», который там регистрирует землетрясения, потерю тепла… Очень интересные результаты. Все ведь хотят найти на Марсе газ метан — как признак бывшей или нынешней жизни. И вот тут налицо некоторое несоответствие между нашими и американскими результатами. Наши приборы не зарегистрировали на Марсе метана, в отличие от американских. Возникло разночтение. Есть о чем подумать и поспорить. 

А кроме Марса, между прочим, есть Венера. И здесь достижения СССР пока никем не перекрыты. Сейчас запущен проект «Венера-Д» (Долговременный), в котором участие американцев очень сильно. Он пока в самой начальной стадии: ведутся те работы, которые не требуют большого финансирования, дабы понять, что мы можем.

Но планы большие: новые американские приборы выдерживают температуру на поверхности Венеры: около 500 градусов при давлении около ста атмосфер. И если приборы советских станций «Венера» работали пару часов, прежде чем расплавиться, то с новым оборудованием исследования пойдут гораздо плодотворнее. На Венере, между прочим, предполагают найти признаки жизни. В ее облаках, говорят, велики шансы обнаружить микроорганизмы.

— А западные санкции против РФ не мешают российско-американскому сотрудничеству?

 — В космосе — практически нет. Ведь и Международная космическая станция (МКС) — российско-американский в основном проект. У него два центра управления полетами: в Хьюстоне и в Королеве. Непрерывная связь: в Королеве вы все время слышите и русскую речь, и английскую. И постоянная доставка людей и грузов, удаление мусора, замена узлов и агрегатов.

Кстати, МКС создавалась «на излете» СССР, участниками проекта были и украинские предприятия. На Украине есть свои карьеристы — и вот Верховная Рада приняла решение о запрете поставки в Россию всяких компонентов, имеющих двойное назначение. В один прекрасный момент это коснулось узла на МКС. Но тяжелая ситуация была разрешена за одну ночь: наш руководитель полета позвонил коллеге в США, и уже утром доложили что все в порядке: можем немедленно послать курьера с украинским узлом в Москву.

Если говорить о «хозяйственном космосе», то ближе всего к реализации — международный проект низкоорбитальных группировок спутниковых систем для обеспечения интернета. Мы здесь успешно продвигаемся в роли «субподрядчика»: НПО Лавочкина имеет колоссальный заказ на сотни аппаратов. Было, между прочим, и противодействие этому со стороны ФСБ, но пока удалось его преодолеть. Первые спутники  уже запущены. Илон Маск затевает нечто похожее и тоже кое-что запустил.

Перспектива этого проекта — несколько лет. Но нужна окупаемость. У нас уже имеется неудачный опыт такого рода: был такой проект группировки «Иридиум» для связи с любой точкой Земли без всяких вышек. Там планировалось запустить 57 спутников (в соответствии с атомным номером иридия). Но оказалось, что это не окупается, потребителей недостаточно. Эта наша компания обанкротилась, была продана с молотка и куплена Пентагоном за $20 тыс. Что самое интересное — функционирует до сих пор.

Если же говорить о чистой науке, то, конечно, в первую очередь, надо отметить запущенный 13 июля наш аппарат «Спектр-Рентген-Гамма (Спектр-РГ) с двумя телескопами — российским (правда, с американскими зеркалами косого падения) и немецким. Он будет вести исследования в окрестностях коллинеарной солнечно-земной точки либрации L2. Пока мы в тестовом режиме, но все идет хорошо. И мы, и немцы ждем очень серьезных достижений. Характеристики этих телескопов на порядок лучше, чем все, что было до сих пор. Где-то в октябре выйдет в штатный режим.

Суммарно — у нас не лидерское положение в космосе, но пока неплохое. Терпимое. Основные трудности, конечно, связаны с тем, что долгое время у нас эта отрасль практически не финансировались. Потери есть, особенно кадровые, 1990-х и начала 2000-х. Это мгновенно не восстанавливается. И сейчас-то финансирование не то, что хотелось бы наблюдать. Его недостаточно, чтобы не перейти в состояние «отстающих и догоняющих». Где-то мы уже перешли.   

Беседовал Леонид Смирнов

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 9°
Санкт-Петербург: 8°