eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Они сражались вне родины

Сушист, повар, подсобный рабочий. «Росбалт» — о тех, кого следствие называет причастными к теракту в петербургском метро.

23:12, 07.04.2017 // Росбалт, Петербург

Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

Второй день подряд Октябрьский районный Петербурга суд наводнили толпы журналистов. В четверг там арестовывали фигурантов дела о вербовке террористов в запрещенные в России ИГ и «Джебхат ан-нусру». В Следственном комитете сразу уточнили, что задержанные, предварительно, не имеют отношения к теракту в метро. Позднее стало известно, что в Северной столице по подозрению к взрыву задержаны восемь человек (шестеро в Петербурге и двое в Москве).

Спецоперация проходила на Товарищеском проспекте («Росбалт» подробно сообщал о следственных действиях). В пятницу предполагаемых пособников Акбаржона Джалилова ждали в суде. До суда они доехали. Однако там их, как оказалось, не ждали. Задержаны они были в Невском районе, а значит, и материалы следствия должен был рассматривать Невский районный суд.

Первым в зале судьи Елены Алексеевой оказался Азамжон Махмудов. Журналисты, с трудом протолкнувшись внутрь, стали забрасывать его вопросами. Но мужчина в светлом свитере на общение с прессой настроен не был. Биография подозреваемого в теракте стала известна уже во время заседания. Родился в городе Бухара Узбекистана. 23 года. Образование среднее специальное. Холост, детей нет.

«Махмудов был задержан на Товарищеском проспекте, 22, корпус 1. При обыске в квартире было изъято самодельное взрывное устройство, схожее с тем, что использовалось при теракте. Махмудов официально не работает, регистрации не имеет, что дает ему основание скрыться и продолжать заниматься преступной деятельностью», — огласил стандартные формулировки следователь.

После чего сказал, пожалуй, самое главное. У Махумудова (и остальных задержанных) могут быть соучастники, которые «в настоящее время не установлены».

 — Махмудов, ваше отношение к ходатайству следователя? — обратилась к подозреваемому судья.

 — Оставляю на усмотрение суда, — ответил тот.

Итог — арест до 2 июня.

Следующий фигурант дела — Ибрагибжон Ерматов — оказался более разговорчивым. По национальности уйгур, русским языком владеет куда лучше остальных фигурантов. Но школьное образование не оставляло киргизу выбора — пришлось ехать в Россию на заработки. Здесь он стал подсобным рабочим, часто приходилось делать ремонты в квартирах.

 — Я работал в «Cуши-wok» за городом, во Всеволожске. Там две точки. Работал в начале 2015 года на Среднеохтинском, 61. Из-за города на нашу точку по будням выходил один повар на помощь, так как у каждого из наших поваров был в неделю один выходной, — на ломаном русском объяснял он журналистам. Тогда, по словам подозреваемого, и произошла встреча с Акбаржоном Джалиловым, подорвавшим себя в питерской подземке.

 — Общение у нас было на уровне «привет-пока». Не, близкого общения не было. Он гордый такой был, с нами не очень хорошо общался. С администраторами, с девушками хорошо общался, — заявил мужчина.

По словам следователя, задержан Ерматов был на той же квартире, что и остальные, — на Товарищеском проспекте. Но сам подозреваемый утверждает: смертник в этой квартире никогда не бывал.

— После теракта 4 числа мы смотрели в Интернете новости. Там увидели два его фото (Джалилова — прим. «Росбалта»). Вообще мы против всего этого, у нас в Киргизии весь муфтият говорит, что ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. «Росбалта») — это не ислам. Туда (в ИГИЛ) многие уехали из Киргизии, поэтому каждую пятницу в проповеди муфтий говорит, что это не ислам. Ислам — это не терроризм, — выпалил он корреспонденту «Росбалта».

Ерматов утверждает, что ни о какой бомбе на Товарищеском он знать не знал. И как она там оказалась — не в курсе.

Следователь речь подозреваемого не оценил. И практически слово в слово повторил ходатайство об аресте. Изменено было лишь одно — фамилия фигуранта.

Судья совещалась недолго и вновь вынесла решение об аресте.

После заседания всех журналистов вновь выставили в коридор. Затем к прессе подошел пристав и запретил задавать подозреваемым какие-либо вопросы. Журналисты запротестовали: «Вы знаете закон о СМИ? Мы имеем право до заседания задавать им вопросы».

Мужчина при исполнении был непреклонен.

Дверь в зал судьи Алексеевой вновь открылась. Но больше журналисты ответов от мужчин в клетке не слышали. Уроженец Киргизии Дилмурод Муидинов вообще натянул шапку до самого носа. И вопросы прессы игнорировал. Но не вопросы суда.

 — Где работаете?

 — Работаю в магазине «Суши-wok» поваром.

 — Ходатайство следствия слышали? Ваше отношение к нему?

 — Я возражаю. У меня хронический бронхит и спинная грыжа.

Судья все же решила уточнить.

 — К ходатайству следствия у вас какое отношение? Против, не возражаете или на усмотрение суда?

 — На усмотрение суда, — немедленно поправился Муидинов.

И вновь арест.

Точно так же в СИЗО до 2 июня отправились 39-летний узбек Сейфулла Хакимов, работавший на стройке, но отрицающий свою вину, и 38-летний гражданин Киргизии Бархан Ергашев (последний заявил, что работает в банке).

21-летний киргиз Махамадюсуф Мирзаалимов был полон решимости отстоять свое честное имя.

 — Джалилова не знаю, — отвечал он из клетки.

 — Уважаемые журналисты, прекращаем задавать вопросы! — командовали приставы. Пресса проявила непокорность.

 — Бомбу видели?

 — Не видел.

 — Получается, вам ее подбросили? — этот вопрос остался без ответа.

 — Уважаемая пресса, прекращаем съемку, покидаем зал суда, — импровизированная пресс-конференция была прервана.   Мирзаалимов в итоге стал единственным, кто возражает против ареста.

 — Я против, потому что не видел взрывчатые вещества, — уверенно ответил он судье.

Однако его адвокат Нина Вилкина, неожиданно пошла против воли своего подзащитного.

 — Сейчас, уважаемый суд, сложно что-то сказать, поскольку расследование только началось. Поэтому оставляю решение на усмотрение суда, — отметила Вилкина.

Стоит отметить, что «Кодекс профессиональной этики адвоката», принятый первым всероссийским съездом адвокатов в 2003 году, прямо запрещает защитнику «занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле».    Надо ли говорить о том, что Мирзаалимов отправился вслед за своими «товарищами».

P. S. В пятницу Басманный суд в Москве арестовал еще двоих подозреваемых по делу о теракте в метрополитене: уроженца Таджикистана Содика Ортикова, работающего поваром в подмосковном кафе, и заготовщицу зелени из того же заведения Шохисту Каримову.

«Меня подставили!» — выкрикнула Каримова, покидая зал заседания.

Илья Давлятчин

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 10°
Санкт-Петербург: 8°