Петербург

ФСБ ответила за Сталина

Попытки узнать судьбу репрессированного деда для петербуржца вылились в претензии от ФСБ. Сотрудница службы может позволить себе комфортный отель. И купе вместо плацкарта.

18:45, 16.05.2017 // Росбалт, Петербург

Фото из архива Дмитрия Острякова

Василий Стефанович Остряков, выходец из семьи крестьян, родился в 1896 году в селе Готовье Воронежской (ныне — Белгородской) области. Всю жизнь он прожил там. В армию его не призвали из-за проблем со здоровьем, зато местные избрали его секретарем сельсовета. В годы Великой Отечественной войны Белгородчину захватили нацисты. И Остряков стал посредником между оккупантами и местными жителями.

В 1943 году советским войскам удалось освободить Белгородскую область и выбить вражеские войска. А спустя несколько месяцев Василий Остряков был обвинен по ст. 58-1а УК РСФСР («измена Родине») и приговорен к 7 годам лишения свободы. Его отправили в Среднебельский исправительно-трудовой лагерь Дальлаг НКВД, где мужчина умер после полутора лет заключения. Сейчас на той территории находится исправительная колония.

«Мы направили запрос в эту колонию с вопросом — сохранились ли захоронения умерших в 40-е годы, но нам пришел отрицательный ответ», — рассказал «Росбалту» правнук погибшего Дмитрий Остряков.

О судьбе Василия Острякова практически ничего неизвестно. Архивные дела осужденных в годы сталинизма в основном хранятся в региональных управлениях ФСБ. В данном случае — в белгородском. Поэтому внук крестьянина Валерий обратился к тамошним чекистам с просьбой ознакомиться с материалами дела своего деда. Изучение архивного дела для семьи Остряковых — единственная возможность узнать подробности жизни родственника. Однако силовики отказались предоставить какую-либо информацию. Единственное, что удалось выяснить, — Василий был репрессирован и в дальнейшем не реабилитирован. Об этом говорится в справке об отказе в реабилитации от прокуратуры.

«Мы пошли в суд, обжаловав отказ ФСБ. Но и суд в нашем иске отказал. При этом и ФСБ, и суд сослались на норму права, которая в нашем случае неприменима. Есть ведомственный приказ, который устанавливает порядок доступа к делам лиц, подвергшихся репрессиям. Он регулирует дела в отношении реабилитированных. Но мой прадед реабилитирован не был», — отмечает Дмитрий Остряков.

В решении Выборгского райсуда Петербурга (копия имеется в распоряжении «Росбалта») отмечается, что Василий Остряков был признан не подлежащим реабилитации. А сам истец, мол, неверно толкует нормы действующего законодательства. Соответственно, ему может быть выдана лишь справка.

Также суд сослался на межведомственный приказ МВД, ФСБ и Министерства культуры № 375/584/352 от 25.07.2006 о порядке доступа к делам репрессированных. Однако юристы петербургской «Команды-29», представляющей интересы истца, в ответ ссылаются на определение Верховного суда от 29 декабря 2016 года.

«Суд определил, что названный межведомственный приказ не регулирует порядок доступа к делам в отношении нереабилитированных лиц, а, следовательно, и не мог быть применен при рассмотрении административного иска Валерия Острякова», —  отмечают юристы.

Суды кассационной и апелляционной инстанции отказали отменить решение коллеги из Выборгского района. А в марте в этот же суд поступил иск от белгородского управления ФСБ. На заседания по делу Острякова ведомство командировало свою сотрудницу Марину Трифильеву. Служебные визиты 6 июня и 13 сентября 2016 года обошлись ей, а значит и российскому бюджету, в 26 тыс. 430 рублей 20 копеек. Благодаря иску ФСБ мы знаем, как живут сотрудники службы и сколько им нужно для комфортной работы.

Итак, до Северной столицы вполне удобно добраться на поезде. Четыре поездки в купе обойдутся вам почти в 20 тыс. рублей. В самом Петербурге можно разместиться в гостинице на Невском проспекте. Стандартный номер там стоит 4 тыс. 850 рублей в сутки. Уютные апартаменты оборудованы одной двуспальной кроватью, прикроватными тумбочками, шкафом для одежды и другой мебелью. В стоимость входит континентальный завтрак. В номере есть все для работы человека в погонах: кондиционер, телевизор, Интернет, холодильник. Сотрудникам ФСБ (по крайней мере, белгородским) полагаются и суточные в размере 900 рублей.

Все эти затраты были предъявлены Острякову.

«Мы считаем, что УФСБ имело все возможности обратиться к петербургским коллегам, чтобы они представляли их интересы в суде, и тогда могли быть сэкономлены расходы», — сказал агентству юрист Максим Оленичев, представляющий интересы Валерия Острякова. И язвительно добавил: «В условиях финансового кризиса сотрудник ФСБ мог бы ехать не в купейном, а в плацкартном вагоне».

Заседание по иску ведомства, к слову, рассматривала та же судья, что отказала семье погибшего в доступе к архивным материалам, — Алена Колесник. Но в этот раз после полуторачасового заседания, на котором истца не было, она вынесла решение не в пользу ФСБ.

«В удовлетворении искового заявления отказать», — огласила решение судья. Мотивировка станет известна позднее.

Правнук репрессированного заявил «Росбалту», что семья будет и дальше бороться за право на получение информации о его судьбе.

Илья Давлятчин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости^

Погода

Москва: +2..+8, облачно
Санкт-Петербург: +2..+6, среднеоблачно