eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Генеральский срок

Экс-глава ГУ МВД по СЗФО Быков получил семь лет колонии по делу о «золотых парашютах» — незаконных миллионных премиях бывшим сотрудникам полиции.

21:50, 17.07.2017 // Росбалт, Петербург

Фото Ивана Шалёва, ИА «Росбалт»

В небольшом зале петербургской судьи Анжелики Морозовой в понедельник было не продохнуть. Три десятка зрителей — журналистов, групп поддержки, адвокатов и иных — заняли все скамейки и стулья. Часть не уместилась.

В небольшой клетке сидели экс-глава ГУ МВД по СЗФО Виталий Быков, бывший начальник полиции по этому же округу Александр Монастыршин и его экс-подчиненный Иван Лозюк. На передней скамье — две бывших сотрудницы все того же ГУ МВД по СЗФО: Светлана Шатова и Ирина Бурханова.

Все пятеро ранее работали в ведомстве, ликвидированном в мае 2014 года указом президента РФ Владимира Путина.

По версии следствия, подсудимые подготовили приказы, на основании которых трем десяткам бывших сотрудников была выплачена премия на общую сумму 19,1 млн рублей. При этом на документах даты были проставлены задним числом — до появления указа о ликвидации управления. Кроме того, Быков, Монастыршин и Лозюк якобы представили в строительную компанию «ЛСР. Недвижимость — Северо-Запад» письмо с просьбой оформить 21 квартиру, которые впоследствии отошли их родственникам или близким знакомым. То есть тем, кто не нуждался в улучшении жилищных условий. В компании начали передачу квартир общей стоимостью 101 млн рублей, но затем выяснилось, что ведомство, откуда пришло письмо, ликвидируют. После этого руководство «ЛСР» обратилось в МВД.

В Дзержинском райсуде Петербурга дело рассматривалось более девяти месяцев. Среди свидетелей был допрошен начальник ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти Сергей Умнов, в подчинение которому три года назад перешли сотрудники ликвидированного ведомства.

Судья Анжелика Морозова впорхнула в зал в полдень с лишним. Первые ее слова не оставляли надежды обвиняемым.

«Суд установил вину в присвоении или растрате, служебном подлоге и покушении на мошенничество», — пригвоздила Морозова.

Итак, если верить приговору, преступление было совершено при следующих обстоятельствах. 5 мая 2014 года ГУ МВД по СЗФО было упразднено указом президента. Быков, занимавший должность начальника управления, договорился с Лозюком, Шатовой и Бурхановой о совместной растрате денег, находящихся на лицевом счете управления в банке «Санкт-Петербург». Для этого был подготовлен приказ о премировании порядка 30 сотрудников в связи с выполнением ими сложных заданий. Быков координировал действия всей группы, а также составил перечень «нуждающихся». Вместе с Шатовой они рассчитали необходимую сумму, после чего начальник ГУ МВД подписал документы, а Шатова зарегистрировала их задним числом. В общей сложности на премии должно было уйти 19,1 млн рублей. Быков подписал документ.

Затем Лозюк сообщил премированным о том, что они должны передать часть денег в размере 100 тыс. рублей. Возражений не последовало.

Пока судья зачитывала обвинительный приговор, Быков сидел с абсолютно каменным лицом. Лица Монастыршина видно не было — активный на предыдущих заседаниях, он сидел молча, прикрываясь руками. Шатова обмахивалась платочком.

Морозова же перешла ко второй части обвинения — «квартирной».

«При этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от них обстоятельствам», — чеканила Морозова.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

Как установил суд, письмо, направленное в «ЛСР», подписал Монастыршин. Квартиры же были переданы родственникам подсудимых и Лозюку.

На втором часу чтения приговора в зале стало совсем душно. Из открытого окна лилась музыка от проезжавших мимо машин. К третьему часу журналисты стали фотографировать стопку листов на столе судьи. Они уменьшались явно не с той скоростью, на которую рассчитывала пресса. К пятому часу явно поплохело одному из полицейских — конвой заменили. А к шестому не очень стало и Монастыршину. Впрочем, «скорую» вызывать не стали.

В ходе судебного следствия обвиняемые выбрали примерно одинаковую линию защиты. Так, Быков утверждал, что ГУ МВД по СЗФО было «вычеркнуто» из ЕГРЮЛ лишь 14 ноября 2014 года, поэтому в его действиях нет состава преступления. Три года назад он якобы консультировался с юристом на предмет того, имеет ли он право подписывать приказы, на что получил утвердительный ответ. Дескать, он был наделен правами, и от должности его никто не освобождал. Почему на документах даты были проставлены задним числом, ему неизвестно — возможно, к этому имели отношение затаившие злобу подчиненные.

Шатова заявляла, что, с ее точки зрения, руководитель подразделения (то есть Быков) был вправе издавать приказы о премировании подчиненных, и она не сомневается, что он действовал в рамках своих полномочий.

Бурханова в суде оправдывалась тем, что ее супруг, работавший оперативником, так и не был поощрен. А Монастыршин и вовсе пошел против слова Путина, заявив, что считает указ главы государства не полным — мол, из него не следовало, что ГУ упразднено. А сотрудники ждали пояснение к приказу от Владимира Колокольцева.

Тяжелее всего пришлось Лозюку — тот на стадии следствия фактически сознался в совершенном и признал неправомерность своих действий. Однако на суде от показания отказался, заявив, что следователь давил на него.

Морозовой предстояло сделать выбор, кому довериться: Владимиру Путину или подсудимым. Исход был предрешен.

«В ходе видеоконференции начальник МВД Российской Федерации Колокольцев и его заместители однозначно и недвусмысленно назвали статус управления МВД по СЗФО. Личный состав данного органа был зачислен в распоряжение МВД России», — указала Морозова.

Суд назначил реальное лишение свободы всей мужской компании. Быкову — 7, Монастыршину — 3,5, Лозюку — 5 лет. Они будут отбывать наказание в колонии общего режима. Шатова приговорена к 4 годам условно, недавно родившая Бурханова — к условным 3,5 годам.

Быкова также лишили звания генерал-майора полиции. Лозюк больше не полковник внутренней службы, а Монастыршин — не полковник полиции. Всем запрещено на разные сроки занимать должности в органах власти. В пользу МВД с осужденных взыскано солидарно более 17 млн рублей.

Сторона обвинения осталась довольна приговором, о чем журналистам после заседания сообщил прокурор Александр Никифоров. Адвокаты решение суда будут обжаловать.

В то же время некоторые бывшие подчиненные Быкова заступаются за своего экс-шефа. Один из них на условиях анонимности рассказал «Росбалту», что похожие приказы издавались и в других регионах (в 2014 году подразделения были ликвидированы в семи округах). Однако к уголовным делам они не приводили.

«Сама система была не отработана. Отсюда и случилось это уголовное дело», — предположил собеседник агентства.

Илья Давлятчин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: -2..+1, облачно
Санкт-Петербург: -1..+2