eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Демоны в домике Карлсона

В театре Karlsson Haus на одной сцене днем идут светлые спектакли для детей, а вечером — катастрофическая проза.

18:00, 19.10.2017 // Росбалт, Петербург

Фото Людмилы Семеновой, ИА «Росбалт»

Один из самых нестандартных театров Санкт-Петербурга расположен в историческом центре — это Karlsson Haus. Если точнее, то у него три площадки — на Фонтанке, на улице Ломоносова и на Фурштатской улице, и объединяет их камерная обстановка, талантливая игра актеров, внимание к антуражу и необычный подбор литературных источников.

Сказки скандинавских писателей -  Астрид Линдгрен, Вильгельма Гауфа, Льюиса Кэрролла, Чарльза Диккенса, а также народные предания, — все это в сочетании с детализированными декорациями и аутентичными кукольными героями позволяет окунуться в романтическую и в то же время тревожную атмосферу, интересную и детям, и взрослым. И это ни в коем случае не заменить чтением сказки на ночь.

Театр в 2005 году основал коллектив кукольников. Очень быстро он приобрел популярность у петербуржцев. В его активе — премия «Золотая маска» за кукольный спектакль «Вероятно, чаепитие состоится», награды на зарубежных фестивалях. Труппа основала Международную лабораторию фигуративного театра. В Karlsson Haus постоянно работает студия для детей под руководством актрисы и режиссера Екатерины Ложкиной-Белевич.

Но театр развивается также и во взрослом направлении. Этому способствует дружба с молодыми труппами индивидуалистов, которые устраивают эксцентричные и порой скандальные постановки.

Один из них — «Невидимый театр», независимый коллектив петербургских артистов-новаторов из различных школ. Его постановки — «Демоны», «Любовь людей», «Саша, вынеси мусор» — можно увидеть на сцене Karlsson Haus на Фурштатской улице.

Эта площадка была открыта всего год назад, на месте бывшей бани. Благодаря художнику Эмилю Капелюшу она получилась экстравагантной и в то же время очень по-петербургски уютной и романтичной.

Весь интерьер маленького фойе стилизован под старину: буфет, литые столики, гардероб, занавешенный вместо штор или жалюзи металлическими трубочками, которые при соприкосновении издают музыкальные напевы. Оформители догадались совместить сказку и декаданс, и это получилось гармонично и непринужденно. Для дневных детских спектаклей открыт вход с улицы через окно, чтобы каждый чувствовал себя Малышом или Карлсоном, для взрослых вечерних — подвал во дворе-колодце, который в осенние сумерки приобретает мистические черты.

В холодное время года, когда в городе воцаряется полутьма, сюда особенно приятно прийти. С любовью труппы к северным сказкам с их уютными хуторами, суровой природой и такими же людскими характерами, в городе легко найти родственные души.

Тем, кто предпочитает взрослый репертуар, будет интересен спектакль «Демоны» от друзей Karlsson Haus из «Невидимого театра». Пьесу написала украинский драматург Наталья Ворожбит в 2004 году, а в 2013 году режиссер «Этюд-театра» Семен Серзин поставил по ней спектакль, впоследствии выдвинутый на премию «Прорыв» в пяти номинациях и на «Золотой софит» (лучшая женская роль, номинанткой стала исполнительница главной роли Алессандра Джунтини).

Некоторые театроведы разглядели в «Демонах» отсылки к мифам и даже к Библии, но на самом деле в них все и проще, и одновременно сложнее.

С самого начала зрителя погружают в атмосферу села Глубокое, застрявшего в непрерывном пост-перестроечном времени. Действие происходит на Украине, но это мало что меняет. Даже местная «мода» соответствует — леопардовые принты, белье ядовитых расцветок, жуткие заколки из искусственных цветов, золоченые пояса, блестящие босоножки поверх цветастых носков, попса из старого магнитофона, дешевый макияж.

Потуги опустившейся самогонщицы Нинки себя приукрасить выглядят так же жалко, как ее животное отношение к сожителю, заезжему Славику, выдаваемое здесь за отчаянную страсть.

Не менее вульгарное впечатление производят и мужские персонажи, одержимые выпивкой, сексом и самоудовлетворением с помощью псевдоэротического чтива.

Возможно, развал СССР отчасти привел к такой деградации простых, то есть малограмотных и малоимущих людей, безразличных к политике, науке, реформам и вообще всему, что выходит за грани удовлетворения инстинктов.

В сущности, спектакль именно об инстинктах, безусловное следование которым, безо всякой оглядки на мысли, причины, следствия, и превращает героев в настоящих демонов. Это уже не грешники, о которых поется в фильме «За спичками» — «но от того они милей всегда». Их экспрессивные конфликты выглядят прямой отсылкой к реальным криминальным сводкам, речь изобилует матом, а примирения обусловлены не привязанностью, а нежеланием что-либо менять в своем животном существовании и алкогольной размягченностью. Поэтому финальное описание живописной природы, на фоне которой людские пороки не больше песчинки, кажется чужеродным приростком в этой истории.

Ее конец — не счастливый, но логичный: этим сонным от алкоголя персонажам нет нужды убивать друг друга, потому что нет стимула жить самим. Они продолжают свое унылое выживание, ярким пятном в котором выглядит трио ведьм, тихо, но постоянно разрушающих стабильность.

Но этих персонажей отличает неподдельность образов, которой нет у людей с налетом «цивильности» и такой же гнилой сущностью. Спектакль тепло встречен зрителями, но хотелось бы думать, что не из-за того, что те узрели в героях нечто близкое. А из-за того, что им очень надоело, когда маргинальную молодежь делают звездами Первого канала и организуют ей пышную свадьбу, когда мужчины оправдывают «левые» похождения природой, а женщины называют свою тупую покорность и трусость жертвенной любовью. Публике уже давно надоели красивые слова, поэтому рэп со словами «жизнь, такая, жизнь!» и нецензурной лексикой вызывает овации.

Даже героиня нашумевшего клипа о лабутенах, которая живет в спальном районе и разговаривает матом, — только маска ухоженной актрисы и модели. А настоящее чрево общества показано в этой пьесе. Актеры себя не жалеют, позволяя авторам и гримерам изуродовать себя так, что сочувствовать героям решительно не хочется.

Удивительно представить, как на одной сцене днем идут светлые спектакли для детей, а вечером — такая катастрофическая проза. Но главное, чего хочется пожелать актерам Karlsson Haus и «Невидимого театра», — чтобы репертуар и тех, и других не забавлял аудиторию, не был разовой заменой похода в торговый центр или просмотра «Дома-2», герои которого на первый взгляд похожи на «Демонов». И детские спектакли нуждаются в не менее серьезном восприятии, чем взрослые провокационные находки. Но для этого, конечно, должна развиваться сама аудитория.      

Людмила Семенова

Фотографии театра смотрите здесь.

Новости культуры читайте на сайте «Петербургский авангард». Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 0..+2
Санкт-Петербург: -1..+3, облачно