eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Денег нет, но вы судитесь

Во время спецоперации по поиску террористов квартиру петербурженки разгромили силовики. Сумма ущерба составила 325 тыс. рублей. Но эти деньги, кажется, никто не хочет платить.

13:30, 05.12.2017 // Росбалт, Петербург

Фото Росгвардии

Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга во вторник решит, кто отвечает за пострадавшее при пресечении теракта имущество. Решение может стать прецедентным, поскольку оно будет первым в истории Северной столицы.

Утром 17 августа 2016 года в социальных сетях стали появляться тревожные сообщения с Ленинского проспекта. У дома номер 92 корпус 3 местные жители заметили большое число силовиков в масках и с автоматами в руках. Ближе к обеду раздался сильный взрыв. Это ФСБ штурмовала квартиру на 10 этаже, где засели четверо боевиков. По данным Следственного комитета, при задержании злоумышленники оказали сопротивление, открыв огонь из огнестрельного оружия. Ответными выстрелами все они были убиты.

НАК также обнародовал данные о личностях террористов. Ими оказались 30-летний Залим Шебзухов, 25-летний Астемир Шериев и 34-летний Вячеслав Ныров. Все трое находились в федеральном розыске и являлись лидерами террористического бандподполья, действующего на территории Кабардино-Балкарской Республики. Четвертый мужчина был пособником боевиков.

Квартиру всем четверым сдавала местная жительница Ольга Ильина. Внешность боевиков не показалась ей подозрительной. Силовики, судя по всему, поверили в непричастность женщины — хозяин за жильцов не отвечает. Но квартиру Ильиной после спецоперации разгромили. От недавно сделанного ремонта не осталось и следа.

Нанесенный действиями ФСБ ущерб был оценен в 325 тыс. 967 рублей. По словам адвоката Александра Торварда, который представляет интересы Ильиной, женщина обратилась в администрацию Петербурга, однако чиновники ей отказали в компенсации. Тогда пострадавшая подготовила гражданский иск.

Изначально дело должен был рассматривать Красносельский суд — по месту жительства. Однако районная инстанция передала материалы в Смольнинский суд прямиком к служителю Фемиды Татьяне Матусяк. Та рассматривала громкие дела о доске Маннергейму и передаче Исаакиевского собора РПЦ. Ответчиками указаны администрация губернатора Петербурга и Министерство финансов РФ. Третьим лицом — городской комитет финансов и региональное управления ФСБ.

На предварительное заседание представитель Смольного не явился, хотя был надлежащим образом извещен. В свою очередь сотрудник Минфина РФ заявил, что не считает ведомство надлежащим ответчиком.

«Мы перечисляем деньги, но, когда совершается теракт, этим должны заниматься органы исполнительной власти или комитет. И они выделяют деньги. Так что, думаю, это к ним должно быть заявление, но в тех объемах, которые предусмотрены законом», — сказал он.

Однако в комфине также считают, что распределение средств для пострадавших при пресечении теракта не их прерогатива.

«В соответствии с частью 2 статьи 18 ФЗ „О противодействии терроризму“ возмещение вреда, причиненного при пресечении террористического акта правомерными действиями, осуществляется за счет средств федерального бюджета. Согласно статье 6 закона Санкт-Петербурга „О бюджетном процессе в Санкт-Петербурге“, а также положению о комитете финансов Санкт-Петербурга, комитет финансов является финансовым органом субъекта Российской Федерации и полномочиями по организации исполнения федерального бюджета не наделен», — говорится в официальном ответе комитета на запрос «Росбалта» за подписью его председателя Алексея Корабельникова.

То, что действия ФСБ были правомерными, не отрицает и истец. Закон «О противодействии терроризму» указывает, что возмещение вреда, причиненного при пресечении террористического акта, производится за счет средств федерального бюджета.

Постановление от 2014 года разъясняет, что деньги выделяются из резервного фонда на оказание финансовой помощи в связи с утратой имущества пострадавшим гражданами. За частично утраченное имущество положено 50 тыс. рублей на человека. Соответствующее заявление должно быть адресовано главе местной администрации. Для обоснования необходимых расходов нужно лишь доказать факт причинения ущерба при пресечении теракта правомерными действиями.

Проблема в том, что Ильина подала иск в суд с требованием о компенсации ущерба, ссылаясь на Гражданский кодекс и закон «О противодействии терроризму». Но эти документы говорят о возмещении ущерба, а не о компенсации.

Юрист Алим Бишенов отметил: чтобы получить компенсацию, главное — доказать причинно-следственную связь между действиями силовиков и ущербом и обосновать его размер.

Он пояснил, что по закону «О противодействии терроризму» деньги возмещают обычно родственникам погибших и пострадавших при крупных терактах. А в ситуации, подобной рассматриваемой, применяется статья 1064 ГК РФ, которая говорит о возмещении вреда причиненного правомерными действиями (если это предусмотрено законом).

Никита Кочетов  

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: +7..+5, дождь
Санкт-Петербург: -1..0, облачно