eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Свой среди чужих, чужой среди своих

Сторонник Навального, обвиняемый в нападении на омоновца, перешел в МГЕР. Оппозиционеры тут же отвернулись от него. А суд воодушевить не удалось.

00:10, 26.04.2018 // Росбалт, Петербург

Стоп-кадр видео

Дзержинский районный суд Петербурга в среду почти два часа пытался добиться ответа на вопрос — как и почему некогда оппозиционный активист выбил зуб полицейскому на митинге сторонников Навального. Ответом был сумбурный рассказ с заходом в политику и технику прыжков с памятника. Многочисленные реплики обвиняемого о переоценке взглядов, кажется, никого не воодушевили. 

Все началось 12 июня 2017 года, когда на Марсовом поле случился несогласованный митинг сторонников оппозиционера Алексея Навального. Антикоррупционная акция завершилась массовыми задержаниями, но один эпизод выбился даже из этого ряда. Тот инцидент попал на видео. Картинка следующая. На памятнике борцам революции стоит молодой человек в темной одежде. К нему сзади подкрадывается сотрудник ОМОНа. Парень бросается наутек и прыгает с монумента. На какой-то момент действие пропадает из кадра. В следующее мгновение видно, как полицейский, кажется, бьется подбородком о затылок активиста и падает вместе с ним на землю. Того скручивают и уводят в неизвестном направлении. Упавший омоновец сплевывает кровью. Все сопровождается криками протестной толпы: «Позор!»

Спустя несколько дней молодого человека задержали — им оказался 17-летний активист молодежного «Яблока» Дмитрий Мякшин. Его обвинили по статье 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти).

Дело против активиста передали в Дзержинский суд. Поначалу на слушания приходили оппозиционеры, некоторые даже устраивали одиночные пикеты у дома юстиции. Но в апреле случилось неожиданное — Мякшин поменял свои политические взгляды и из яростного сторонника Навального стал убежденным последователем «Единой России». Молодой человек даже решил вступить в «Молодую гвардию» (МГЕР). На его странице в соцсети «ВКонтакте» фотографии с протестных митингов сменились кадрами, где парень позирует с флагом МГЕР, а также соседствует с депутатом Госдумы Виталием Милоновым.

Реакция протестной общественности была молниеносной — оппозиция забыла о существовании Дмитрия Мякшина. Его имя перестали упоминать в демократических группах в соцсетях. Хотя, к примеру, в сообществе того же «Демократического Петербурга» общественность раньше призывали поддержать подростка в суде.

«Дело Мякшина полностью сфальсифицировано. Общественное внимание к политическому процессу, который носит отчетливо заказной характер, необходимо именно по этой причине, ведь судебную расправу проще осуществить при пустом зале, без свидетелей», — уверяли активисты.

Теперь для оппозиции такого человека не существует. Суд осуществляет свою «расправу» без некогда его соратников. Вот и финал процесса над Мякшиным наблюдали всего три зрителя: дедушка обвиняемого да два журналиста.

«Так, у нас замена прокурора в очередной раз. Безобразие», — возмутилась в начале заседания судья Лариса Бражникова.   Помощник прокурора Центрального района города Александр Зубовский начал допрос обвиняемого.

— О событиях 12 июня вам откуда стало известно?

— О митинге я узнал из Интернета, в сообществе команды Навального. Там были указаны время, дата и то, что это митинг против коррупции.

— Как вы приняли решение туда попасть?

— Я всегда активно выражал свою гражданскую позицию, участвовал в различных акциях, митингах. Например в марше памяти Бориса Немцова в 2014 и 2015 году. Ну и интересовался политической повесткой.

Тогдашний оппозиционный активист поехал на Марсово поле, чтобы возмутиться фактам коррупции в России. Там же он встретил своих знакомых из политически кругов и бывших одноклассников. Всех их объединяла активная гражданская позиция и нетерпимость к взяточничеству.

— Скажите, пожалуйста, а вы интересовались мерами, предпринимаемыми правоохранительными органами и руководством Российской Федерации по борьбе с коррупцией? — неожиданно поинтересовался прокурор.

— Ну на тот момент я еще не понимал это. Я думал, что вся борьба неэффективна и все замалчивается, — ответил Мякшин.

— Понятно, за все хорошее, против всего плохого, — резюмировал обвинитель.

По словам Мякшина, обычное скандирование лозунгов прервали сотрудники ОМОНа и Росгвардии. Те стали вклиниваться в толпу и колонной становиться вокруг митингующих, чтобы затем задержать их и увести с Марсова поля. Активисты же забирались на монумент героям революции. Также поступил и Мякшин.

— Вы знаете, с какой целью был поставлен памятник? — уточнил Зубовский.

— С целью почтить память героев революции. На тот момент я полагал, что это было бы не оскорблением их памяти, а, наоборот, что борцы за свободу используют то, что нам подарили эти люди.

— Я прошу прощения, это какие люди?

— Митингующие. Но я переоценил свои взгляды немного.

— Я правильно понимаю, что, по-вашему, это был недостойный поступок — устраивать на могилах гимнастику?

— Да, на тот момент я думал наоборот и поэтому залезал вместе с остальными, — вновь сказал Мякшин.

Спустя какое-то время активист обратил внимание на знаки, подаваемые ему толпой. Обернувшись, он увидел, как сзади к нему подходит сотрудник ОМОНа. Его коллеги уже окружили памятник со всех сторон. Мякшин стал убегать, затем спрыгнул вниз. Физика прыжка, по его словам, была следующей: «Я завел руки за спину и прыгнул, подняв их вверх».

Затем парня скрутили и потащили к автобусу. Выглядел он как обычный коммерческий автобус с надписью «Удельный парк». Транспортное средство было практически полностью заполнено другими людьми. Мякшин не стал дожидаться развязки — он открыл форточку, выпрыгнул из нее и побежал прочь.

— Вы знаете, какие телесные поведения были причинены потерпевшему (Пугачеву)? — спросил прокурор.

— Да, я знаю, что у него была рассечена губа и сколот зуб, — ответил тот.

— И как они, по-вашему, были получены?

— Он либо ударился о мой затылок, либо ударился о чью-либо экипировку или о землю. Но больше всего склоняюсь к тому, что он уварился об мою макушку.

Сам Мякшин, по его словам, тоже пострадал. После событий 12 июня у него было зафиксировано сотрясение мозга.

— Вину в содеянном признаете? Раскаиваетесь?

— Нет. Я же не виноват.

— Скажите, а если бы там полиции не было, что бы было? — взял слово адвокат подсудимого Виктор Вартанов.

— Ну тогда бы собрались, проскандировали лозунги.

— А свергать власть собирались, крушить что-то?

— Нет, конечно, был призыв к мирному митингу. Как правило, в группах в соцсетях говорится о мирной смене власти.

Мякшин еще раз заявил о смене своего мировоззрения — мол, он не считал тот митинг незаконным. Как и свои действия. А вся опасность исходила от полицейских, которые задерживали митингующих. Судья Бражникова парировала.

— Но полиция задерживает в связи с чем? В связи с вашими противоправными действиями. В вашем сознании это как-то было?

— Не было. На тот момент. Я не считал митинг незаконным.

— Это ваше субъективное восприятие. То есть, всегда, когда вы с чем-то не согласны, вы считаете, что правы только вы?

— Это была максималистская позиция, — окончательно сдал свои убеждения Мякшин.

Обвиняемый продолжал говорить о себе в прошедшем времени: понимал, знал, думал. Судья Бражникова же решила углубиться в его мотивы и инстинкты.

— Когда вы спрыгнули с монумента, вы зачем пытались освободиться?

— Потому что был испуг оттого, что меня задерживают сотрудники полиции. Со мной такое впервые было, когда силовые приемы применяли. Я не хотел административной ответственности…

— Не хотели, чтобы вас задержали за те нарушения, которые вы допустили, — закончила предложение Бражникова.

— Да, верно, — поник Мякшин.

Прокурор Зубовский напоследок решил углубиться в политику.

— Скажите, Алексей Навальный призывал граждан к выражению своей гражданской позиции в форме митинга?

— Ну да.

— А в случае, если власти конкретного города не согласовывали митинг, Навальный обращался к людям и указывал — идти или не идти? Согласовано — не согласовано, мы все равно идем, — Зубовский взял театральную паузу и добавил: «Это очень важный вопрос, подумайте».

— Как я проанализировал после, он не указывал, что акция не санкционирована. Он приводил свои доводы и измышления по поводу толкования закона. Он говорил, что власти не согласовали, однако «я считаю иначе».

Последняя деталь. На 27 мая у Мякшина была назначена церемония бракосочетания. Но в связи с судебным процессом свадьбу пришлось отложить. Так протестная активность разрушает ячейки общества.

Как сообщил агентству адвокат обвиняемого Виктор Вартанов, приговор молодому человеку будет вынесен, предположительно, в июле.

Представитель «Молодой гвардии Единой России» отметил, что на данный момент  Мякшин не состоит в движении, поскольку он еще не прошел школу МГЕР и не выдержал аттестационный экзамен.

«Для этого нужно несколько составляющих: а) посетить три урока, на которых рассказывается история, цели организации, ее деятельность и идеология; б) пройти личное собеседование и ответить на вопросы аттестации; в)показать себя в действии на наших открытых мероприятиях. Соответственно, Дмитрий находится на этапе первого урока школы МГЕР. Отмечу, что мы рассматриваем всех людей, которые хотят вступить в нашу организацию, итоговое решения принимается по окончанию школы. А мероприятия, в которых он участвовал, на то и открытые, что на них может присутствовать любой желающий», — сказал собеседник «Росбалта».

Сам Мякшин отказался от комментариев. 

Илья Давлятчин

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 27°, облачно
Санкт-Петербург: 17°, ясно