eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Массовая музыка безобиднее академической»

Музыка — громадная первозданная сила. Она влияет на мышление и душу, говорит композитор Роман Рудица.

14:00, 16.07.2018 // Росбалт, Петербург

Фото из личного архива Романа Рудицы

Роман Рудица — не только композитор, но и музыкальный теоретик и критик, пианист и клавесинист. Его произведения исполнялись в залах Петербургской филармонии, в Эрмитажном театре, Русском музее, Консерватории, Доме композиторов. Фортепианный и клавесинный репертуар Романа Рудицы включает произведения Шамбоньера, дʼАнглебера и других представителей французской клавесинной школы, Франка, Листа, Глинки, венских классиков. Более широкому кругу слушателей он стал известен как автор Футбольного гимна Северной столицы. По замыслу автора, эта композиция должна объединять и воодушевлять всех петербуржцев, играющих в футбол и болеющих за свой город.

Корреспондент «Росбалта» побеседовала с Романом Рудицей о современной музыке и ее влиянии на публику.

— Сочинив Футбольный гимн Петербурга, вы создали произведение, ориентированное, по вашему утверждению, на массовую аудиторию. А как вы оцениваете «лицо» массовой музыки в России на сегодняшний день, в чем отличительные черты современности?

 — Современная массовая музыка в России — это более-менее успешная торговля сомнительной продукцией. Ее лицо — невнятная обывательская физиономия, которой пытаются придать интересное выражение, то есть товарный вид. Изготовители массового музыкального продукта заботятся лишь о том, чтобы он имел параметры, отвечающие запросам той или иной потребительской группы. При этом материал, идущий в дело — как человеческий, так и музыкальный — берется какой попало, он заведомо случаен. Массовая музыка — всегда коммерция, это нормально. И вполне естественно, даже необходимо при создании коммерческого продукта учитывать потребительские запросы. Однако пренебрежение творческой и профессиональной составляющими в массовой музыкальной продукции — признак незрелости, безграмотности, оно ведет к деградации этой отрасли не только в художественном отношении, но и как бизнеса.

— Есть ли особые музыкальные традиции у современного Санкт-Петербурга? Если есть, то чем они отличаются от московских и что вы можете сказать о прочих городах?

 — Когда-то Петербург был музыкальным центром мира. Время от времени в той или иной культуре, школе происходит осмысление ранее непонятых закономерностей, смыслов музыки, — такой фундаментальный акт музыкального сознания совершился в Петербурге в период от Глинки до Римского-Корсакова. До сих пор в петербургской музыкальной культуре сохраняется наследственная память о том, что нужно глядеть в сущность музыки, жить с мыслью о том, как она устроена, чего требует от нас. Если эта память будет утрачена, музыкальный Петербург лишится своей идентичности.

Москва — совсем иное. Это город не музыки, а музыкантов, там главное — личное проявление, самовыражение артиста. Что касается других городов, их затруднительно сравнивать с Москвой и Петербургом, скорее можно говорить о выдающихся музыкантах, которые живут в этих городах, либо происходят из них.

— Каковы ваши любимые музыкальные инструменты?

 — В отношении к инструментам во мне живут исполнительские и композиторские пристрастия, и они совсем разные. Очень люблю рояль, но только как исполнитель. Для меня — композитора — важнейшими инструментами всегда были духовые, в особенности древнейшие из них, такие как гобои, флейты. Мне кажется, это самые совершенные инструменты на свете. На них достижима изумительная точность интонирования, притом они естественным образом связаны с дыханием, с природным построением музыкальных фраз.

— Какое значение для вас имеет работа в музыкальной школе и в каком состоянии сейчас находится образование в этой сфере? Насколько важны теоретические дисциплины и может ли природная гениальность (если она существует) целиком их заменить?

 — Громадное значение. Это половина моей жизни. Российская система музыкальных школ, невзирая на потери, понесенные в 1990-х годах, превосходит систему детского образования любой страны. Главная ее ценность — не методические разработки, а люди, российские музыкальные педагоги, носители особой культуры преподавания, отношения к ученикам, к музыке, которая формировалась усилиями поколений. Сейчас требуется сохранить эту культуру, то есть прежде всего — ее носителей.

Общество, государство должны бережно и уважительно относиться к этим людям, которые, имея весьма скромный, незаметный социальный статус, зачастую являются выдающимися, утонченными мастерами. Что касается важности теоретических дисциплин. Любое простейшее сведение в этих дисциплинах — плод деятельности десятков гениев. Какова должна быть природная гениальность человека, способного самостоятельно восстановить эти сведения? Стихийное самовыражение без знания теории часто принимают за так называемую гениальность, но это обезьянничанье, в лучшем случае талантливое.

— Вдохновляет ли вас Петербург и есть ли влияние его атмосферы в вашем творчестве?

 — Безусловно вдохновляет. Столько мудрости и красоты сосредоточено на небольшом участке земли — может ли это не влиять, не вдохновлять?

— Какие места в Петербурге вы особенно любите? Есть ли в них мистика, которую часто приписывают этому городу?

 — Люблю Новую Голландию, каналы вокруг нее, набережную у Горного института и вид на портовые краны. Иногда прихожу посмотреть на арку Новой Голландии вопреки занятости и в ущерб делам. Но на первом месте для меня Казанский собор. Мечтаю о том, чтобы была построена его южная колоннада, не осуществленная Воронихиным.

Мистикой разные люди называют разные вещи. Если по свету бродят призраки, то их можно встретить не только в Петербурге. Но наверняка в нашем городе — особенные призраки…

— Может ли музыка влиять на душевное состояние благотворным или разрушительным образом? И какое влияние более характерно для различных жанров?

 — Музыка — громадная первозданная сила. Она влияет не просто на душевное состояние людей, на их мысли, но на мышление, на душу. Сходным образом радиация влияет на живую материю. Люди недооценивают влияние музыки потому, что оно не очевидно, и чтобы связать источник влияния с его последствиями, требуется малодоступный аналитический аппарат. Не следует связывать негативность или позитивность этого влияния с тем или иным жанром.

Часто говорят о том, что для классической музыки характерно позитивное влияние, для того или иного массового жанра — негативное. Это очень наивное мнение. В любом случае, массовая музыка безобиднее академической, последняя же способна на воздействия и в высшей степени позитивные, и на опустошительные.

— Как композитор-ученый вы занимались также исследованием популярной музыки. Что вы можете сказать про уровень той музыки, которую сейчас пишут для звезд эстрады?

 — Георгий Фиртич, великий мастер популярного жанра, имевший фантастический успех благодаря музыке к «Приключениям капитана Врунгеля», несколько лет назад сказал: «Современная российская попса — худшая в мире». Думаю, эти слова в отношении музыки, сочиняемой для нашей эстрады, справедливы до сих пор.

— Что вы думаете об андеграундной музыке, которую можно услышать в независимых театрах Петербурга? Как вы оцениваете качество именно музыкальной составляющей в эпатажных и причудливых пьесах?

— К сожалению, затрудняюсь ответить на этот вопрос. Я люблю театр, но — не знаю, как это вышло — посещаю только воображаемый театр, читая Гоцци или Расина. В реальном же театре не был уже лет двадцать. Но не исключаю, что это может быть интересно: в андеграундной культуре, пока она существует в первородном состоянии и не переходит в рыночную фазу, возникают порой замечательные вещи.

— Как вы считаете, состоялся ли на данный момент Чемпионат мира по футболу как культурное мероприятие, вне оценки спортивной и политической составляющей?

— Вообще, каких-то выдающихся культурных событий, связанных с чемпионатом вроде бы не случилось. Если мундиаль состоялся как культурное событие, то в том отношении, что люди из разных стран, которым свойственна весьма различная манера поведения, собрались вместе и ведут себя, что называется, культурно, пристойно и дружелюбно. Иначе говоря, благоприятная человеческая атмосфера чемпионата — культурное событие.

Беседовала Людмила Семенова

Глобальные вызовы, с которыми столкнулась в последние десятилетия человеческая цивилизация, заставляют общество все больше прислушиваться к мнению ученых, мыслителей, философов, деятелей общественных наук. Проект «Квартирник» представляет петербургских интеллектуалов, которые ищут объяснения проблемам XXI века.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 15°, ясно
Санкт-Петербург: 11°, туман