eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Это беспредел». В Петербурге хотят отобрать квартиру у семьи с ребенком-инвалидом

Инициатива принадлежит Следственному комитету. Суды ее поддерживают.

14:50, 28.01.2019 // Росбалт, Петербург

из личного архива Катерины Коршуновой

Следственный комитет Петербурга проявил чудеса изобретательности и равнодушия одновременно. И ради удовлетворения нужд одних лишил имущества других. Отчасти в этом виноват брат экс-футболиста «Зенита» — если бы не он, то все было бы хорошо у всех. 

«Я не обращалась к государству за улучшением жилищных условий, и государство же у меня пытается отобрать квартиру», — сокрушается петербурженка Катерина Коршунова.

В 2015 году на семейном совете они с мужем думали, куда вкладывать накопившиеся деньги. В итоге решили, что нужно улучшать жилищные условия. Тем более, что у супругов подрастает ребенок с ограниченными возможностями, которому нужен уход.

Подходящий вариант нашли довольно скоро — им оказалась квартира в доме на Шуваловском проспекте. Район довольно удачный в плане инфраструктуры: есть МФЦ, банки, школы. 2 февраля 2015 года квартира была приобретена за 6,5 млн рублей, через пару недель на нее зарегистрировали право собственности.

«Все было хорошо, но в итоге мы столкнулись с необходимостью продать эту квартиру ради лечения ребенка. Наняли риэлтора, который оценил ее уже в 7,2 млн рублей — то есть даже дороже, чем цена, по которой мы купили. И уже на стадии сделки я узнала, что на эту квартиру наложен арест», — вспоминает собеседница агентства.

Оказалось, что ранее жилплощадь принадлежала жене одного из членов банды лжеспецназовцев, которые нападали на курьеров с крупными суммами денег в аэропорту «Пулково». В ОПГ входил и брат экс-футболиста «Зенита» Олега Самсонова — Виталий.

Справка «Росбалта»: В преступную группу, возглавляемую Виталием Самсоновым и Игорем Хлудковым, входили 10 человек. По данным Следственного комитета, с ноября 2012 по июль 2014 года злоумышленники совершали разбойные нападения на Шафировском проспекте, в деревне Новосаратовка Всеволожского района Ленобласти и на Пулковском шоссе. Кроме того, члены банды нападали на курьеров, прилетавших из ОАЭ с крупными суммами денег, в аэропорту «Пулково». Бандиты использовали форму бойцов спецназа, наручники и автоматическое оружие. В общей сложности члены ОПГ похитили более 109 млн рублей, а также $4 млн. В октябре 2014 года подозреваемые были задержаны. В декабре 2018 года суд приговорил злоумышленников к 92 годам колонии. Самсонов и Хлудков получили по 13 лет.

фото МВД

До декабря 2015 года Катерина Коршунова и знать не знала ни о какой банде лжеспецназовцев. В поисках правды она отправилась в Московский райсуд, который выносил решение об аресте. Оказалось, что в октябре следователь Иван Стасенко подал соответствующее ходатайство в рамках расследования дела преступной группы. Сотрудник СК просил арестовать имущество обвиняемых в том числе собственность одного из членов ОПГ — Антона Куликова (он в итоге получил 10,5 лет колонии). Среди него была денежная сумма на счету в «Промсвязьбанке», автомобиль Mitsubishi Outlander и та самая квартира на Шуваловском. Проблема в том, что к тому моменту жилье уже было в собственности другого человека. И следователь Стасенко не мог этого не знать.

«Никакого извещения, никакой повестки в суд мне не приходило. Я даже понятия не имела, что СК подавал такое ходатайство, ведь меня к процессу не привлекали. Я уверена, что если бы это жилье принадлежало чиновнику или прокурору, то никакого бы иска не было», — говорит Коршунова.

Фото ИА «Росбалт»

В итоге суд в отсутствие хозяйки жилплощади эту самую жилплощадь арестовал. Узнав о решении несколько месяцев спустя, девушка его обжаловала. И судья Приморского районного суда Петербурга арест отменила.

Фото ИА «Росбалт»

Как следует из материалов дела (копия есть в распоряжении «Росбалта»), супруга Куликова — Анна — уверяла, что купила квартиру на собственные деньги. Часть дала ее мама. Муж не вложил в жилплощадь ни копейки. Супруга бандита встала на сторону Коршуновой.

Но была и другая сторона — потерпевшие от банды лжеспецназовцев Гулиев и Магомедли. Это им должна быть выплачена компенсация морального и материального вреда от действий ОПГ. А компенсация сложится в том числе с продажи арестованной квартиры на Шуваловском.

Гулиев и Магомедли обжаловали решение Приморского суда. И городской суд Северной столицы снятие ареста отменил. Но не направил дело на новое рассмотрение, а окончательно подтвердил правомерность действий следователя Стасенко. Коршунова направила жалобу в Верховный суд, но там ее даже не стали рассматривать.

В настоящее время вся семья ютится у родителей, переезжать в квартиру на Шуваловском они опасаются. Ведь в любой момент в арестованное жилье могут прийти приставы. Ее владельцы уже потратили все средства на юристов, ухаживают за ребенком-инвалидом. Но Следственный комитет это не сильно волнует.

«Я не знаю, что делать. Ведь это по сути беспредел. И я хочу там жить, но не могу переехать. В один прекрасный день придут люди в форме и нас оттуда выставят на улицу», — вздыхает Катерина Коршунова.

Петербурженка обратилась с заявлением к уполномоченному по правам человека, Следственный комитет и другие инстанции. И готовится отправить послание на имя президента Владимира Путина. 

Илья Давлятчин

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°
Санкт-Петербург: 0°