eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Россия чище не станет

Суть «мусорной» реформы пока сводится к увеличению тарифов на вывоз отходов. Что с ними делать дальше, до сих пор непонятно.

18:12, 05.03.2019 // Росбалт, Петербург

СС0 Public Domain

С 1 января 2019 года в России заработала новая система обращения с отходами. Однако в чем ее суть, большинство так и не может понять. Единственным ощутимым результатом пока что стал значительный рост тарифов на вывоз мусора. 

Петербург, как и некоторые другие регионы, получил небольшую отсрочку и должен будет выбрать единого регионального оператора только к 2022 году. Но между тем внятного плана по утилизации твердых коммунальных отходов (ТКО) как не было, так и нет. 

В чем проблема «мусорной» реформы, и что делать, чтобы Россия не оказалась на грани экологической катастрофы?

Петр Левин, координатор проектов межрегиональной общественной организации «Мусора.Больше.Нет»:

Фото Дмитрия Костенко

«Селективный сбор отходов и последующая переработка — более дорогая процедура, чем их уничтожение. Пока этим занимались только активисты и мелкий бизнес, имеющихся мощностей хватало. Но в целом необходимая инфраструктура в нашей стране находится в зачаточном состоянии. 

Если на раздельный сбор переходит вся Россия, то тогда необходимо перестраивать логистику, вводить новые сортировочные линии, модифицировать конкретные площадки, что-то решать с пищевыми отходами, которые представляют собой один из самых проблемных элементов. Все нововведения требуют инвестиций, которые можно взять только у населения. Поэтому тарифы и растут. С одной стороны, нужно воспринимать это как данность, с другой — хорошо бы контролировать, что деньги направляются в нужное русло.

Непонятно также, по какой причине сейчас активно лоббируется мусоросжигание для получения энергии — что, конечно, совершенно плохой вариант. Он решает проблему на очень короткий срок. Если мы постепенно будем увеличивать переработку отходов, загрузка на мусоросжигательные заводы будет снижаться, но их эксплуатацию все равно нужно будет продолжать. 

Швеция такой путь уже проходила. Казалось бы, все ставят ее в пример, обращая внимания на экологически безопасные комплексы. Только эти предприятия были построены сорок лет назад, и шведы теперь не знают, что с ними делать. Загрузки нет, и для сохранения рабочих мест страна ввозит мусор из других государств.

Чтобы подобная история не повторилась и у нас, нужно проводить мусорную реформу постепенно. Что-то даже следует продолжать захоранивать, а не вводить однозначный мораторий. Правда, тут сразу возникает определенная опасность. Некоторые недобросовестные чиновники, вероятно, решат, что раз можно продолжать отправлять отходы на полигоны, то давайте так и делать, и развивать новую систему необязательно.

Кроме увеличения мощностей переработки необходимо заниматься просвещением населения, которое не понимает, зачем все это нужно. Люди только видят, что повышаются тарифы. Для многих, к примеру, перевозка отходов из Москвы в Архангельск — совершено нормально. Мусора под окном не видно, значит, все хорошо. А если при сжигании еще и энергия появилась—вообще супер.

К сожалению, никто в России не занимается долгосрочным планированием. Однако „мусорную“ проблему быстро не решить. Более того, не существует ни одной страны, которая бы полностью с ней справилась. Очень показателен пример Японии. Во-первых, там почти все сжигают. А во-вторых, все опасные отходы, которые в результате образовываются, японцы экспортируют в Малайзию. Хороший вариант? На территории Японии проблем действительно нет, потому что они в Малайзии. Но Земля-то круглая.

А в Финляндии существует залоговая стоимость тары. Но даже возвращая людям деньги за пластик, его все равно сжигают. И оправдать такой подход, по большому счету, вполне можно. Такой объем для переработки просто не нужен. Финны даже рассматривали вариант транспортировки пластиковых отходов в Китай. Но они посчитали, что экологический ущерб от перевозки будет больше. Поэтому проще сжечь все на месте. 

Так что в итоге сегодня в мире нет идеальной системы обращения с отходами, про которую можно было сказать — „это именно то, что нам нужно“».

Марина Шишкина, руководитель регионального отделения «Справедливой России» в Петербурге, общественный деятель:

фото из личного архива Марины Шишкиной

«Суть „мусорной“ реформы, вызывающей много протестов, такова: денег с народа стали брать больше—но все осталось по-прежнему. Необходимо стратегически решать вопрос, как перерабатывать мусор и что с ним делать. И для этого, прежде всего, нужна территориальная схема обращения с отходами, то есть документ, в котором должно быть все прописано. 

Здесь есть два пути. Первый из них — цивилизованный, к которому я призываю. Мусор нужно максимально перерабатывать, а также снижать его производство. Второй путь — строительство мусоросжигательных заводов, что отрицательно отразится на экологии. 

Для того чтобы „мусорная“ реформа работала, нам требуется четкое понимание, как мы будем поступать с ТКО на десятилетия вперед. Про особо опасные отходы я даже не говорю. Конечно, это все может быть сопряжено с повышением тарифов. Но необходимо не просто брать деньги, а заинтересовывать людей, стимулировать. Например, нужно ввести нормальную залоговую цену за бутылки, чтобы их шли сдавать. „Мусорная“ реформа состоит из множества деталей, которые требуют самого внимательного отношения».

Татьяна Нагорская, председатель правления Ассоциации «РазДельный Сбор»:

фото из личного архива Татьяны Нагорской

«„Мусорная“ реформа, разумеется, должна базироваться на законодательстве. Главным в этой сфере у нас является Федеральный закон № 89 „Об отходах производства и потребления“, принятый еще в 1998 году. В конце 2014 года в него были внесены революционные поправки, иможно сказать, что реформирование данной отрасли началось именно тогда. Здесь можно отметить и хорошие моменты, и достаточно спорные.

Среди хороших — зафиксированная иерархия обращения с мусором, а также введение так называемой расширенной ответственности производителя, который должен нести ответственность за судьбу своих товаров на протяжении всего жизненного цикла, в том числе и на стадии отходов. Именно это позволяет субсидировать сбор и переработку старой упаковки в европейских странах, потому что раздельный сбор сам по себе не является рентабельным, его необходимо дотировать.

Из спорных моментов реформы — искусственная монополия регионального оператора. Она заключается в том, что у потребителя — например, управляющей компании — нет возможности выбирать среди нескольких предприятий. Он обязан заключить договор только с региональным оператором, который уже сам выбирает, кого привлечь к транспортировке ТКО и на каких условиях. Больше всего такая монополия вызвала озабоченность у тех, кто разбирается в сфере управления отходами.

Ситуация усугубляется нерешительностью органов власти, лоббированием определенных интересов и „сырым“ законодательством. И сейчас мы пожинаем плоды сложившейся системы: по всей стране саботируется раздельный сбор. Со всех сторон, начиная с 1 января 2019 года, посыпались новости о том, что в одном регионе убрали 500 накопителей для вторсырья, в другом — 1000, в следующем — 1300. Региональным операторам селективный сбор просто не выгоден — чем больше они привезут смешанных отходов на сортировку, тем больше заработают на их транспортировке. Но виноваты не они, а правила, заложенные в федеральном законодательстве.

Поэтому должно меняться именно оно. Отходы от использования товаров, которые попадают под расширенную ответственность производителя, необходимо доверить собирать производителю. Например, пластиковые бутылки. Сейчас региональный оператор никому не дает этим заниматься. И если вы захотите разделять макулатуру, пластиковые бутылки, алюминиевые банки и т. д., вы тем самым отнимаете у регионального оператора его заработок. Вот в чем проблема». 

Алексей Кадочников, директор Центра экологической политики, ЛГУ им. А. С. Пушкина:

Фото из личного архива Алексея Кадочникова

«В развитых странах Европы и в США проблема мусора почему-то практически не стоит. Например, Швеция — северная страна, там нужно греть дома как минимум полгода. И шведы справляются с этой задачей, правильно перерабатывая мусорные отходы. Они получают из отходов 80% тепла для обогрева своих жилищ.

Перед нами же, на самом деле, в первую очередь стоит задача изменить ментальность подрастающих поколений,а вовсе не заимствовать чужой опыт. Нам кажется, что у нас такая огромная территория, а население небольшое — на наш век точно хватит. А вот и не хватит. Потому что замусорить можно все что угодно. И мы сейчас направленно и методично пилим сук, на котором сидим.

Формирование экологического сознания приведет к появлению потребности жить в согласии с окружающим миром. Несколько десятилетий назад по этому пути пошла Германия. Теперь у немцев не возникает проблем с раздельным сбором мусора. В США также довольно просто решили эту задачу. Отходы, которые идут на вторичную переработку, там собирают бесплатно. Остальной мусор складывается в бак, на который крепится ярлычок с информацией, что за вывоз содержимого ты заплатил пятьдесят центов.

Нужно понимать, что экологическая культура — часть общей культуры. А с ней у нас беда,причем это касается всех сфер жизни. Например, в огромных многоквартирных домах по всей стране установлены мусоропроводы, в которые кидается все без разбора. Но мы же сами себе вредим. Хорошо бы и нам дойти до такого развития бытовой культуры, чтобы на каждой кухне под мойкой стоял измельчитель отходов. Таким образом органика через канализацию должна попадать на специальные станции, где она затем обезвоживается и превращается в топливо или удобрения. Это позволят решить множество проблем,в том числе не будет никаких тараканов и крыс. Много ли вы видели таких измельчителей в России? А в Америке они установлены на любой кухне.

Между тем из мусора, пригодного к переработке, делаются многие полезные вещи. Наверное, вы обращали внимание, что сейчас на некоторых пакетах, которые продаются в магазинах, написано: „Не менее 50-70% вторичного сырья“. Так действительно — зачем пилить деревья, когда можно переработать вторичную бумагу, картон и так далее? Все лежит на поверхности».

Дмитрий Глебов

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 28°
Санкт-Петербург: 21°