eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Все было в человеческих останках»

Пострадавшие от теракта в петербургском метро рассказали в суде о той трагедии. 3 апреля 2017 года одни потеряли своих детей, другие навсегда стали инвалидами.

14:22, 08.04.2019 // Росбалт, Петербург

Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

Московский окружной военный суд начал допрос потерпевших по делу о теракте в петербургском метро. 3 апреля 2017 года смертник Акбаржон Джалилов привел в действие взрывное устройство на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт». В результате теракта погибли 15 человек, а также сам злоумышленник.

Спустя двое суток в ходе спецоперации силовиков в квартире на Товарищеском проспекте задержали группу выходцев из стран СНГ. По данным  следствия, они изготавливали бомбу, которую планировали взорвать в общественном месте. В общей сложности задержали 11 человек. Ни один из них не признал свою вину.

В понедельник окружной военный суд (заседания проходят в выездном формате в Петербурге) допросил потерпевших по делу.

Первым к трибуне вышел 37-летний Михаил Володько. 3 апреля 2017 года он ехал в одном вагоне со смертником.

«На самом деле я все время стараюсь об этом забыть, а не вспоминать», — начал он свой рассказ.

В тот день Володько поехал оформлять полис ОСАГО. Вообще общественным транспортом он пользуется нечасто, больше передвигается на автомобиле.

«Зашел на станции «Невский проспект». Пошел к поезду, зашел в вагон, который ехал по направлению к станции «Московские ворота». На следующей станции какая-то часть пассажиров вышла, и я занял сидячее место», — рассказал потерпевший.    Поезд тронулся, и вскоре произошел взрыв.

«Я на какое-то время потерял сознание. Когда пришел в себя, вокруг было темно, все в человеческих останках. После этого поезд остановился на станции «Технологический институт», где пассажиры пытались выбраться из разбитого вагона», — вспоминал Володько.

По его словам, из искореженного вагона выбирались через разбитые стекла. После этого уже пешком поднимались по эскалатору.

Сергей Малюков в той трагедии потерял родную дочь. Ксения училась в Акушерском колледже, после завершения которого мечтала поступить в Медицинский университет и работать в больнице. В тот день она возвращалась с практики, ехала на встречу с молодым человеком.

«Я-то что помню? У меня дочка погибла, но я-то при этом не присутствовал. Я просто хотел посмотреть на этих людей», — объяснил свое появление в суде отец Ксении.

20-летний Дмитрий Глазков два года назад ехал в сторону «Технологического института», где ему нужно было перейти на «красную» ветку. Зашел в вагон метро на «Горьковской», был в наушниках и ни на кого не обращал особого внимания.

«После станции «Сенная площадь» с правой стороны я увидел вспышку и уже очнулся на полу вагона. Почувствовал запах дыма и гари. Натянул куртку на лицо. В одной части вагона находились люди, я к ним подошел, и мы вместе выбрались через окно двери. И затем поднялись наверх», — вспоминал молодой человек в суде.

В день взрыва его увезли в больницу, врачи установили легкий вред здоровью.

Олеся Царапина днем 3 апреля успела вскочить в вагон поезда на «Невском проспекте». Прошла в его начало, присела.    «Произошел взрыв. Все было как в тумане. Это был такой хлопок, после которого пошел белый дым. Но поезд так и ехал», — рассказала Царапина.

«И остановился на следующей станции?» — уточнила прокурор.

«Да. И на станции я увидела останки людей. Человеческую плоть. Этого я никогда в жизни забыть не смогу», — сказала потерпевшая.

Последней к трибуне подошла режиссер Наталья Кириллова. В руке она держала тросточку — после теракта женщина стала инвалидом.

«Можете сидя давать показания», — предложил ей судья Андрей Морозов.

«Я стоя. Я выдержу», — ответила Кириллова. И начала свой рассказ.

В тот день женщина торопилась на съемку — она должна была работать на детском празднике. Зашла в метро на станции «Горьковская».

В тот момент в метро по громкой связи объявляли о закрытии «Площади Восстания», где был обнаружен подозрительный предмет.

«Я зашла в вагон, один молодой человек встал, уступил место, и я села к окошку. Следом за мной зашла девочка. Я стала рассматривать людей. Я всегда так делаю, потому что много лет работала перед компьютером, и глаза очень устают», — рассказывала Кириллова.

На «Сенной площади» режиссер обратила внимание на одного из парней, стоявших в вагоне. Тогда она еще не знала, что это — террорист, который через несколько секунд приведет в действие взрывное устройство. Но его внешний вид показался Кирилловой очень необычным.

«Один из них был очень странно одет — в такую куртку грязно-персикового цвета. А на голове у него была такая шапка темно-синего цвета. Обычно такие шапки бабушки вяжут. На глазах у него были очки, а за ними, как мне тогда показалось, проглядывало какое-то безумие. На мой взгляд, это был абсолютно безумный человек», — отметила Кириллова.

Когда женщина достала из кармана телефон, прогремел взрыв. В вагоне все погасло. На пассажиров со всех сторон полетели разбитые стекла.

«Меня пронзило буквально справа налево. Такая боль была, словно тебя прутом пронзает железным. В вагоне орали все. И когда я открыла глаза, увидела, что в вагоне темно, но поезд движется, и его бьет по тоннелю. И я подумала: Если сейчас поезд остановится, мы все сгорим». И думаю: «Господи, мужик, только бы ты не останавливался». И потеряла сознание», — продолжала свой рассказ потерпевшая.

Но машинист Владимир Каверин, к счастью, не остановился. Он довез состав до «Техноложки», где людей стали эвакуировать и оказывать первую медицинскую помощь.

«Последние два года я лечусь. Тогда меня доставили в Мариинскую больницу с диагнозом «контузия второй степени». Теперь я инвалид», — вздохнула Кириллова.

Илья Давлятчин

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 22°
Санкт-Петербург: 17°