eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Жизнь не по специальности

Почему выпускники российских вузов не хотят работать по профессии?

10:15, 25.05.2019 // Росбалт, Петербург

СС0 Public Domain

В школах Петербурга и других российских городов сегодня прозвучит последний звонок, и вскоре после сдачи экзаменов выпускники устремятся в вузы. При поступлении большинство абитуриентов уверенно скажут, что идут за интересной профессией, которой планируют посвятить всю жизнь. 

Однако статистика говорит об обратном —  многие молодые люди в итоге ни дня не работают по специальности, а получение высшего образования рассматривают как долгий поход за «корочками». 

«Росбалт» попросил экспертов объяснить, чем объясняется такая тенденция и нужно ли вообще пытаться ее переломить. 

Даниил Александров, заслуженный профессор НИУ ВШЭ, заведующий лабораторией социологии:

Фото из личного архива Даниила Александрова

«Проблема в России состоит не в том, что выпускники не работают по профессиям, которые они получили в вузе, а в том, что по таким бессмысленно узким специализациям и готовить, и работать очень сложно. 

У нас предельно бюрократическое представление о высшей школе и ее роли. Предполагается, что она готовит людей к узкой специальности, давая им соответствующие компетенции. Но это абсолютно ложное представление.

Единственная профессия, которой всерьез готовят именно вузы, — медицина. Теперь давайте задумаемся, как устроено обучение. Полный цикл — это долгий учебный процесс плюс интернатура в клиниках. По остальным направлениям нет и не может быть такой подготовки. Менеджера „вырастить“ в вузе в принципе невозможно, так как здесь нужен опыт работы. Также нельзя научить журналиста на журфаке без практики на телевидении или в газете. 

Поэтому вуз и не должен никого готовить к узкой специальности непосредственно. В нем должны обучать тому, чтобы человек потом успешно на работе сам научился своему делу. 

В мире распространена англо-саксонская модель, которая предполагает четыре года обучения в колледже без жесткой специализации. И диплом профессионала выпускники так и не получают.

Например, юристы в США после бакалавриата еще заканчивают школу права, а затем, чтобы получить право адвокатской практики, должны сдать очень трудный экзамен, проводимый не вузом, а адвокатской ассоциацией. Большинство людей там заканчивает четыре года бакалавриата и идут учиться своему делу на работе, независимо от специализации. А потом, если очень надо, то проходят специальную магистратуру, часто после нескольких лет работы.

В какое-то время в Университете Техаса в Остине на политические науки была записана тысяча человек. Понятно, что речь не шла о подготовке тысячи политологов. Кто-то теперь работает чиновником, кто-то менеджером в бизнесе, а кто-то еще где-то. Надо думать, хорошее образование и знание политической системы им всем помогло в жизни и работе. И никого не пугает, что они не стали политологами.

Проблема работы не по специальности не волнует никого в мире. Зато в России она беспокоит всех. Вместо того, чтобы наконец успокоиться и развивать больше вариативности в базовом бакалаврском образовании, в нашей стране с необычайным остервенением готовят новые профессиональные стандарты по узким специальностям, где прописывают тонкости, которых невозможно достичь.

На мой взгляд, излишняя озабоченность идеей подготовки профессионалов укоренилась в российских головах во время ускоренной индустриализации, когда вузы рождались по требованиям наркоматов, готовивших для себя специалистов ударными темпами. Но ускоренная индустриализация подобна войне с особыми требованиями к людям. У нас сейчас замедленное развитие страны. Чего беспокоиться — люди сами как-нибудь разберутся. 

Для наглядности приведу реальный пример отдела внешних связей в небольшой биотехнологической компании. В ней работают начальник и двое молодых подчиненных. Один человек по образованию юрист, другой — экономист. Оба считают, что работают по специальности. Один думает, что он оформляет юридические документы, другой — что он занимается экономической деятельностью. 

На самом деле оба растаможивают товары в Пулково. И взяли их потому, что у них есть машины. С одной стороны, можно считать, что они работают по специальности, а с другой — их обязанности мог бы выполнять выпускник хорошей школы. Мне кажется, что эта проблема не просто преувеличена — она создана искусственным образом».

Ирина Жильникова, руководитель пресс-службы HeadHunter по Северо-Западу:

Фото из архива Ирины Жильниковой

«Опрос, проведенный среди соискателей, показал, что 28% специалистов из Петербурга работают по специальности, 22% выбрали смежную профессию, а основная трудовая деятельность 43% опрошенных работников никак не связана с полученным образованием. Причем чуть больше трети респондентов довольны своей нынешней работой, а 44% — нет. 

Если говорить о сегодняшних выпускниках вузов и средних специальных учебных заведений (ссузов), то чуть больше половины молодых специалистов (51%) намерены работать по специальности, а 22% заявили об обратном. То есть определенный прогресс на этом направлении есть, однако проблемы в определении индивидуальной карьерной траектории у начинающих специалистов по-прежнему существуют. 

Во-первых, в нашей стране отсутствует система комплексной профориентации, которая помогала бы уже на ранней стадии выявлять склонности и способности ребенка, информировать подростков о перспективных направлениях и сферах, развивать важные сегодня и в будущем навыки. Ведь через 5-10 лет многое из того, что востребовано на сегодняшний день, устареет, но спрос на математические, социальные и аналитические способности, самообучаемость, мультиязычность будет расти. 

Во-вторых, разрыв между ожиданиями соискателей и реальностью рынка труда по-прежнему существует. Это история про постоянный рост требований к кандидатам, про зачастую завышенные зарплатные ожидания у молодых специалистов, про высокую динамику изменений, происходящих в бизнесе в наши дни, и неготовность соискателей разного возраста адаптироваться под эти изменчивые реалии. 

Интерес к конкретной профессиональной сфере, накопленный багаж из определенных навыков вкупе с тягой к постоянному обучению, понимание трендов, существующих на рынке труда, — это и есть залог успешного развития карьеры сегодня. 

Что касается Петербурга, то в Северной столице усиливается дефицит специалистов из разных профессиональных сфер. Речь идет не обо всех кандидатах, а о тех соискателях, которые соответствуют высоким требованиям работодателей — с определенным уровнем профессиональных компетенций, образования, развитыми личностными качествами. Сложнее всего в городе на Неве сейчас обстоят дела с подбором кандидатов из сфер консультирования, страхования, инсталляции и сервиса, продаж, информационных технологий и интернета, медицины и фармацевтики, рабочего персонала, специалистов инженерно-технического толка. 

В будущем нехватка квалифицированных кандидатов с учетом общих тенденций на рынке труда (сокращение числа экономически активного населения, рост количества соискателей предпенсионного и пенсионного возраста, снижение уровня безработицы, увеличение нагрузки на специалистов всех уровней) будет усиливаться».

Людмила Колдунова, начальник отдела развития человеческого капитала Комитета по труду и занятости Петербурга:

Людмила Колдунова

«Согласно данным министерства труда, около 60% выпускников в России работают не по специальности. В нашем городе большинство выпускников школ стремится получить высшее образование. Родители, желая своим детям лучшего будущего, считают, что диплом вуза — счастливый билет, для построения дальнейшей карьеры. Поэтому многие идут учиться, плохо понимая, кем они будут работать и зачем это нужно. Конечно, не все могут потом найти себе место по специальности. В большей степени это касается студентов-платников.

Если выпускники находят себе работу не по специальности, но она им интересна — это один разговор. Когда возникают сложности с трудоустройством — можно переквалифицироваться или получить дополнительные компетенции. Если даже профессия выбрана правильно, чтобы остаться успешным, одного образования на всю жизнь не хватит. С учетом скорости изменений на рынке труда учиться придется постоянно. 

В силу того, что в Санкт-Петербурге компактные рынки труда и образования, у жителей города, конечно, много возможностей для дополнительного профессионального образования (ДПО), которое сегодня развивается очень активно благодаря цифровизации экономики и внедрению новых технологий. 

Некоторые работодатели смотрят на квалификацию претендента сквозь пальцы — им важнее опыт и личные качества. Но многие HR-службы подходят к приему сотрудников более серьезно. Сейчас активно внедряются профессиональные стандарты, в которых четко прописано, с каким образованием можно допустить человека к работе.

Так что и родителям, и будущему специалисту нужно внимательней относиться к профессиональному выбору, продумывать карьеру на годы вперед. Очень полезна работа по специальности во время обучения в вузе. Чем больше практики — тем лучше.

Что касается профориентационной работы с молодежью, то это должен быть именно комплекс мероприятий, а не только тестирование или экскурсии на предприятия. Особенно важны профессиональные пробы, возможность попробовать себя в профессии. Они могут помочь оценить, твое ли это вообще или нет. Просто прочитать о той или иной специальности мало. Также важно работать с родителями — ведь именно они часто влияют на выбор ребенка.

Также стоит добавить, что тезис о том, что вузы недостаточно практикоориентированы и дают не самые актуальные и современные знания во многих случаях справедлив. Особенно это касается специальностей, связанных с информационными технологиями, которые переживают бурное развитие. Но важно учитывать, что вуз дает фундаментальное образование. А дальше можно усилить себя как специалиста благодаря ДПО».

Дмитрий Глебов

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 24°
Санкт-Петербург: 19°