eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Анатомия слухов: Петербург — парламентская столица?

Системная и несистемная оппозиция, недовольные башни Кремля и спикер ЗАКСа Макаров, объединившись по случаю, могут перекроить систему власти в городе на Неве.

20:12, 14.06.2019 // Росбалт, Петербург

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Уже двадцать два кандидата на пост губернатора Петербурга известили петербургский избирком о своем желании занять кресло градоначальника. Но, судя по всему, итоговая борьба развернется в итоге между пятью претендентами: единственным самовыдвиженцем Александром Бегловым, выдвинутым в последний момент от «Гражданской платформы» Михаилом Амосовым, племянницей лидера эсэров Надеждой Тихоновой, режиссером- коммунистом Владимиром Бортко и Олегом Капитановым от ЛДПР. 

Если петербургской демократии очень повезет, то в списке появится шестой кандидат — «яблочник» Борис Вишневский. 

По слухам, не вся политическая элита города и страны смогла смириться с тем, что замены Александра Беглова на кого-то другого не будет. Разговоры об этом велись вплоть до Петербургского экономического форума, даже несмотря на уже продекларированное участие кандидата № 1 и поданные документы. 

После форума пересуды о замене наконец сошли на нет, но на их место пришли новые. Пока оппозиционно настроенная публика говорит о кандидатах—спойлерах и кандидатах—статистах, призванных составить Беглову компанию легитимности ради, эксперты в кулуарах высказывают беспокойство о результатах выборов даже в обозначенном составе кандидатов.  

Очевидно, что результат врио должен быть не менее 55% — ровно столько нужно для победы в первом туре с поправкой на непростую ситуацию с избирательной кампанией. Кроме того, нужна не просто победа в 55%, а победа относительно чистая — попытку предъявить людям законность и общественный консенсус даже в суровые времена никто не отменял. И здесь, помимо пресловутой избирательной кампании, появляется три проблемы, о которых элиты начинают говорить. Правда, пока в коридорах и вполголоса. Две из них — исключительно математические, а вот третья — про экзистенцию.

Проблема первая — математика выборов губернатора. Гипотетически, «технические» кандидаты действительно могут поделить между собой оставшиеся 45%, не выскочив за рамки обозначенных электоральных коридоров — широкой известностью, яркой харизмой и достаточным финансовым ресурсом никто из них не обладает. 

В спокойной ситуации при таком раскладе кандидатов Александр Беглов вполне может набрать и все 60%. Неясно одно — куда пойдет протест, и кто и каким образом его поведет. И поскольку от катастрофы российского масштаба в виде второго тура, которая разразилась в ряде регионов в 2018 году, в этом случае отделяет всего 9% голосов, вопрос про протест приобретает ключевое значение. 

Его режиссерами могут быть не только те, кого принято называть «пятой колонной», но и вполне себе системные силы, не слишком довольные окончательным выбором и совсем не заинтересованные в сильных позициях избранного губернатора. 

Войти ли через парадное крыльцо, вползти ли через черный вход, кому и сколько быть должным и быть ли  — разница, конечно, есть.

Из первого математического вопроса с тонкими нотками политики проистекает и второй. 

Муниципальные выборы не были «разведены» с губернаторскими. По слухам, это решение было принято неспроста. По логике руководителей, муниципалы, не особо интересные сами по себе, должны были стать «полем» губернатора. Апологеты совмещения обращали внимание на то, что петербуржцы интересуются гораздо больше избранием главы города, а не местных депутатов, роль которых вообще мало кто у нас понимает. В прикладном смысле это значит, что даже на избирательных участках бюллетени муниципалов возьмут не все. Так что негативного влияния на выборы основного лица здесь ожидать не стоит. А негативную повестку забрать на себя те же муниципалы вполне способны, как и отработать в качестве «агитаторов» губернатора. 

На деле же картина вышла иная. Прямой связи у врио и выдвиженцев от власти нет, а кроме власти уже сейчас есть достаточное количество списков партий и объединений, которые планируют побороться за 1575 мандатов. Это и пять партий, представленных в городском парламенте  (и здесь нелишним будет отметить, что у каждой будет свой кандидат в губернаторы), и как минимум еще две команды «несистемных демократов». Они тоже давно готовятся к выборам и рассчитывают на успех, местами небезосновательно. 

Кандидаты от власти, между тем, не спешат ни работать агитаторами врио, ни забирать на себя негатив. При этом вся внушительная масса муниципальных кандидатов, агитируя своих сторонников, неизбежно «потащит» вверх явку. И это первое несовпадение с математикой губернаторских выборов, где высокая явка не очень удобна. Но есть и другое несоответствие. 

Задача обеспечить 70% голосов за «Единую Россию» на муниципальных выборах, прямо скажем, выглядит трудновыполнимой. Но даже если ее решат, нужно учитывать один важный нюанс. 70% голосов за ЕдРо не означает, что те же 70% получит врио Беглов. Процент на местных выборах будет считаться от количества мандатов, а не от числа проголосовавших. Их «математика» состоит в том, что победа при наличии 5-6 кандидатов в округе вполне может быть обеспечена и двадцати пятью, и тридцатью процентами голосов, то есть простым большинством. 

Где на тех же участках врио Беглову добывать еще 15-20%, при наличии у каждого партийного «спойлера» своих муниципальных списков —  пока не очевидно. И это второй численный фактор, оказывающий вкупе с первым серьезное влияние на итоги. Для успешной «сшивки» кампаний в такой ситуации есть только одна математическая модель — но она пока не используется.

Разобравшись с математикой, можно подумать и о чистой политике. Спикер ЗАКСа Вячеслав Макаров, безусловно, имевший все предпосылки претендовать на кресло губернатора, по-прежнему в игре. Формальное окончание неначавшейся губернаторской карьеры, выраженное в итоговом выдвижении другого кандидата, не останавливает игру, а лишь меняет ее. Официальная поддержка врио Беглова не подразумевает ни персональной ответственности, ни сколь-нибудь серьезных сдерживающих факторов, ни рисков. 

Даже самый лучший результат «Единой России» не обеспечит Беглову победу, за которую Макаров и так не отвечает. А сам врио, в свою очередь, никоим образом не может влиять на результат муниципалов. Кстати, конкретно в Петербурге даже пятидесятипроцентный, результат правящей партии будет признан успешным. 

Ставленники Макарова на муниципальных выборах, выдвинутые как от Единой России, так и от иных политических структур, в конечном итоге составят «муниципальное большинство». Если добавить его к полному контролю парламента и депутатского корпуса, а так же к контролю над некоторыми политическими партиями, то конструкция выглядит внушительной. В том числе и потому, что любые полномочия и назначения могут быть ограничены парламентом и абсолютно зависимы от него путем нехитрых изменений в городские законы, которые законодательная же власть и примет. 

Все это ведет к тому, что совсем скоро именно Макаров сможет позиционировать себя в качестве основного оператора Москвы в парламентском Санкт-Петербурге — с новой управленческой моделью. Есть вероятность, что такая комбинация  возникнет, если необъединяемые в принципе группы с одним интересом могут объединиться.  

Ожидания замены основного кандидата исходили не только от региональных игроков, но и по слухам, от других «башен» Кремля. Давление не помогло, ожидания не оправдались, но и «приятия» кандидата не случилось — в рамках большой игры до финала еще далеко. По крайней мере, помогать другие «башни» Беглову не будут точно, это не вписывается в логику большой политики. 

Макаров, не обремененный рисками, ответственностью и сверхлояльностью, прямо заинтересован в сохранении своих позиций. И чем хуже положение Беглова, тем лучше — его. С этой точки зрения, второй тур выглядит заветной мечтой. Но даже серьезное ослабление позиций врио — уже результат. 

Системная оппозиция будет бороться за второе место и федеральные преференции по итогам. Тайная мечта есть и у них — ни один из «случайных» губернаторов-оппозиционеров не отказался год назад от свалившейся на голову власти. Несистемная оппозиция продолжит  «обкатывать» лозунг «за любого» — это отвечает и их видению, и интересно чисто с точки зрения технологии. Ведь гипотетически, в отличие от «не ходить», «портить» и «против всех», она может сработать. 

Сценарий регионов 2018 года с вторыми турами и политическими «подснежниками», конечно, маловероятен. Очевидно, что Бегловым и командой будут приложены все усилия, дабы получить сильного губернатора и сильную городскую администрацию -  с неограниченными полномочиями и лояльным  парламентом, как это обычно бывает у вновь пришедших градоначальников. Но слабость конструкции, кроме очевидных нюансов, как говорят, в ошибочном решении оставить совмещенные выборы и не «привязать» Макарова к результату Беглова. И если от второго тура нас отделяет около 130 000 голосов петербуржцев, то от возможного превращения Петербурга в полноценную парламентскую столицу — чуть более 80 дней.

Анна Хмелева

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 6°
Санкт-Петербург: 7°