eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Глеб Кузнецов. Чего хотим добиться?

19:55, 11.02.2019 // Росбалт, Реакция

Фото с сайта kremlin.ru

Статья Суркова сегодняшняя — хорошая. Единственная ее проблема, что каждое слово в ней уже было написано, многократно отрефлексировано, где-то подтверждено, а где-то опровергнуто практикой три четверти века назад.

1. Выбора нет, а есть полная тотальная предопределенность исторического пути.

2. Государство есть насилие. Страна большая, много работы для плечистых ребят, словом и делом сшивающих это все дело в единое целое. «Ключевая функция государства — военно-полицейская».

3. Народ непознан и непознаваем, «скрыт», «глубинен», ну да и черт с ним. Почему? См. пункт 2.

4. Лидер ткет ткань доверия «скрытого народа» к «военно-полицейскому аппарату», фактически лидер — психотерапевт, если не сказать анастезиолог, позволяющий скрытому народу из пункта 3 притерпеться к тому, что с ним делают в пункте 2.

5. Западные политики — «мерзавцы и подлецы», институты — «камуфляж» и «драпировка», а вся система построена на недоверии и критике. Зато у нас все честно и открыто. Поэтому…

6. …все остальные страны завидуют уникальности нашего «лидерства», в рамках которой институты нужны и существуют «не сами по себе», а только для того, чтобы обеспечить прямую связь Нации и Лидера.

7. Уникальность и стабильность конструкции придает та «гравитация», которую воспитанный в духе пункта 2 народ из пункта 3 придает элите, норовящей «воспарить» и стать чуждой народному духу (непознаваемому).

8. Лидер осмысляется народом так, как Эйнштейн мыслил Бога — «изощрен, но не злонамерен». То есть модная нынче в определенных кругах ересь, что лидер должен быть «добрым» и заботиться о некоем «благосостоянии» отвергается, народу это все не нужно. Связь народа с лидером мистическая, а не «ты мне, я тебе» как у плутократов.

9. Государство «не сломается», пока есть Лидер, Нация и военно-полицейский аппарат.

10. Задача государства — «занимать призовые места в геополитической борьбе».

Годный документ для первой трети XX века. Споров тогда было много между приверженцами корпоративизма, национал-социализма, синдикализма и классического итальянского фашизма. В частности, профессор Салазар — не только практик корпоративизма, но и его глубокий теоретик с крепким католическим воспитанием, отнесся бы к тексту весьма критически.

Как к пропаганде «языческого цезаризма», отвергающего априорные ценности правильно устроенной Державы: семью, традицию, закон. Собственно из-за принципиальных расхождений с этим самым «языческим цезаризмом», присущим ряду стран и отвергающим априорные католические консервативные ценности, Португалия с Испанией во Второй Мировой так и не сподобились поучаствовать.   Ценности эти современный автор смело прячет в непознаваемые (вернее, не нуждающиеся в познании) закрома «глубинного народа», так как полагает, как представляется, их несущественными в деле «геополитической борьбы» и установления равновесия между нацией, лидером и военно-полицейским аппаратом.

А между тем без них то самое правильно устроенное корпоративистское государство, в котором полная стабильность и всякий сверчок знает свой шесток, не построить. Отвергаем плутократию — ок. Верим начальству — прекрасно. Идем своим путем от победы к победе — замечательно. Строим «долгое» именное государство — вообще класс. Ну, а нам-то всем это вообще зачем? Какую задачу-то решаем? Чего добиться хотим?

Глеб Кузнецов, политолог

Главное за сегодня


Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°
Санкт-Петербург: 0°