eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Егор Седов. Ответственность непричастных

17:47, 08.07.2019 // Росбалт, Реакция

СС0 Public Domain

По поводу известного уже, видимо, всем демарша журналиста Габуния на «Рустави-2».

Тут есть несколько моментов.

1. Можно было бы сказать: фамилия журналиста — мингрельская, мингрелы часто (хотя — необязательно) жители прибрежных районов, а там — Абхазия… Может быть, из беженцев. Хотя, если человек повышенно эмоционален и несдержан, зачем его выпускать в прямой эфир? Не всякий может стать летчиком или шофером, не всякий может быть и ведущим прямого эфира, тут никакой дискриминации нет. А гнев — он должен быть холодным гневом, а не вот этим хамством, оставляющим позади и российские телеканалы.

И я все это готов был бы сказать. Если бы не видел, что текст читается с компьютера. Домашняя заготовка. То есть, ни о каком эмоциональном срыве речи не идет! А если так, то это провокация.

2. Видео распространяется журналистом газеты «КП». Во всяком случае, все что я видел — из его твиттера. И такое впечатление, что это — работа в одной связке. Втемную, всветлую — без разницы.

3. А теперь — о главном. О том, о чем я говорил неоднократно — и буду, видимо, говорить еще. В данном случае — о проклятии непричастным. Придется отвлечься от конкретной ситуации с этим злосчастным эфиром.

Свобода, граждане — это не столь уж давнее состояние части человечества (а у большинства этого и до сих пор нет). И это же — моя любимая «атомизация» (ну, или индивидуализм): когда человек становится совершенно отдельной личностью. И отвечает только за свои поступки — и только сам. Перед людьми, перед Высшими Силами — только сам. Не род. Не нация. Не соседи. Не родители, не школа-соседи. Только сам!

Свобода — это расколдовывание мира, освобождение людей как раз от коллективной ответственности.

А есть тоталитаризм. Который подыхающую идею коллективной ответственности старается поддержать на плаву. (Лучше всего это выразил Маяковский со своим «единица — вздор, единица — ноль»).

По-разному тоталитаризм проявляется. Одни обвиняли нации (все, от младенцев до стариков!) Другие — «враждебные классы». Третьи — «неверных», «еретиков» и «отступников». Четвертые аж до целых расово-гендерных групп пытаются докопаться.

А суть — одна.

И вот здесь проходит красная черта. За любыми рассуждениями об ответственности непричастных, о коллективной ответственности начинается тоталитаризм. (Или — фашизм; термин давно перешагнул итальянский смысл; собственно, одно из его нынешних значений — негатив в адрес любого тоталитаризма, но об этом надо говорить отдельно). Явление, глубоко мне ненавистное. И совершенно неважно, кто его носитель, какой он профессии и национальности.

Я известно как отношусь к Известно-Кому. Но — к нему. Не к его родителям, школе, соседям, учителям, школьным друзьям (если таковые были). Даже не к «питерской подворотне» (к слову сказать, разных стукачков и все прочее в этом роде сильно не любившей).

А мать, граждане, это — святое. Тем более — ушедшая из жизни мать. Она не может быть в ответе за дела сына. Только он, только сам. Это уже — возвращаясь к ситуации.

А вот что радует — это посты грузин, осуждающих не-журналиста Габуния. За мерзкое хамство, за провокацию. Им инстинктивно отвратителен тоталитаризм. Поэтому они будут победителями. И поэтому рано или поздно тоталитаризм будет побежден. И в имперско-агрессивном обличии, и в прочих.

Егор Седов, публицист

По теме

Главное за сегодня


Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 20°
Санкт-Петербург: 17°