eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

«Честь халата» важнее жизни?

В России задумались о введении отдельной статьи в УК о врачебных ошибках. Нынешняя система наказания медиков за халатность порочна и приводит к безответствености.

22:00, 06.10.2017 // Росбалт, В России

CC0

Следственный комитет предложил ввести в Уголовный кодекс РФ дополнительную статью, предусматривающую ответственность за преступления, связанные с врачебными ошибками и халатностью при оказании медицинской помощи.

Глава ведомства Александр Бастрыкин заметил, что граждане обеспокоены ростом числа таких преступлений. Так, увеличение количества заявлений об ошибках медиков, которые стоят людям здоровья и жизни, наблюдается в Москве, в Кабардино-Балкарии, в Мордовии, в Амурской, Магаданской, Архангельской области и Ненецком автономном округе.

При этом часто виновным медикам выносят мягкие приговоры или вовсе освобождают от ответственности. Например, в Санкт-Петербурге суд прекратил дело против хирурга, которая оставила в брюшной полости пациента зажим, из-за чего мужчина умер через несколько месяцев после операции. Расследование затянули, и дело закрыли в связи с истечением сроков давности.

Приговором об ограничении свободы закончилось резонансное дело других петербургских медиков, которые забыли простыню в животе у роженицы. Они были признаны виновными в причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности и приговорены к двум годам ограничения свободы — обычно это значит, что осужденному нельзя выезжать из города без разрешения и раз в месяц нужно отмечаться в надзорном органе.

В Татарстане к полутора годам ограничения свободы приговорена заведующая педиатрическим отделением больницы, по вине которой скончался ребенок. Врач не провела всех необходимых исследований и девочка умерла от вирусной инфекции. А в Твери недавно ребенок умер из-за недостаточной квалификации врачей областной больницы.

Случаи, когда медики получали за свои ошибки или преступную халатность реальные сроки, можно пересчитать по пальцам. Более того, после двух-трех лет после приговора врач, даже допустивший непростительные оплошности или откровенное пренебрежение здоровьем и жизнью пациента, снова может вернуться к работе.

В интервью радиостанции «Эхо Севера» эксперт-патологоанатом, пожелавший остаться анонимным, рассказал, что врачи фактически бесконтрольны при оказании медпомощи. Он сообщил, что в одной из крупнейших больниц Архангельской области после увольнения заведующего отделением патанатомии больнице пришлось привлекать для проведения патологоанатомических исследований специалистов судебно-медицинской экспертизы (СМЭ). Эти эксперты никак не были связаны с руководством больницы, и итоги их работы оказались шокирующими: 40% расхождений диагнозов прижизненных и посмертных. «То есть, в 40% случаев люди умерли не от того, от чего их лечили в больнице», — подчеркнул патологоанатом.

По мнению юристов и правозащитников, наказать виновных медиков оказывается крайне сложно по целому ряду причин. Одна из них — затягивание процесса расследования, в том числе и намеренное. Адвокат Юлия Казанцева рассказала корреспонденту «Росбалта», что пороки заключаются в самих правилах проведения судебно-медицинской экспертизы. «При уголовном расследовании действуют ведомственные приказы, разъясняющие, что первоначальная экспертиза назначается в регионе по месту совершения преступления. Соответственно, экспертизу выполняют специалисты, которые подведомственны, подконтрольны минздраву этого же региона. В результате судебные медики в силу „корпоративности“ не всегда объективны», — сообщила Казанцева.

По словам адвоката, в случаях, когда потерпевший не доверяет выводам первичной экспертизы, он имеет право заявить ходатайство о назначении повторной экспертизы в другом регионе. Однако для этого ему еще надо привлечь независимого специалиста, который указал бы следствию на ошибки экспертов при проведении первичной экспертизы. «Гораздо проще добиться назначения экспертизы в другом регионе в рамках гражданских дел. Суды идут навстречу и назначают такие экспертизы. А вот в уголовных делах первичную экспертизу назначают только в том же регионе. Никогда не было такого, чтобы назначили первичную экспертизу в рамках уголовного расследования сразу в другом регионе», — отметила Юлия Казанцева.

Принципы расследования преступлений, связанных с врачебными ошибками или халатностью, должны быть изменены, уверен представитель правозащитной организации «Зона права» Булат Мухамеджанов. Он напомнил, что следователи, которые занимаются расследованием «врачебных дел», не всегда компетентны, так как не обладают медицинскими познаниями.

«Не обладают специфическими познаниями и прокурор, который должен утверждать обвинительное заключение, и судья, который должен рассматривать дело в суде. Краеугольным камнем остается судебно-медицинская экспертиза, которая должна определить причинно-следственную связь между действиями медиков и наступлением последствий, причинением вреда либо смертью пациента. Есть экспертиза — дело расследуется и уходит в суд, нет ее — дело разваливается. Но экспертизы проводятся силами врачей-экспертов, которые работают в региональных бюро СМЭ. А они подведомственны региональному минздраву. Получается, что врачи проверяют врачей. Здесь не хочется говорить, но приходится — о „чести халата“, по аналогии с „честью мундира“, когда скрывают преступления, чтобы защитить коллегу», — пояснил правозащитник.

В итоге следствие — часто специально — затягивается, а сроки тут крайне важны. «Дело в том, что по делам о врачебных ошибках можно привлечь к ответственности лишь в течение двух лет. По истечении двух лет приговор может быть обвинительным, но суд освобождает от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности», — рассказал забайкальский юрист Роман Сукачев.

В Татарстане СК РФ эту проблему решил кардинально — в региональном следственном управлении было создано специальное медицинское отделение, которое выносит экспертные заключения по делам, находящимся в производстве. «У следователей в таком случае есть возможности получить две точки зрения на одну и ту же ситуацию», — пояснил Булат Мухамеджанов.

Законодательство в сфере ятрогенных преступлений несовершенно, считает и руководительница Забайкальского правозащитного центра Анастасия Коптеева. Как заявила общественница, за годы правозащитной деятельности ей не раз приходилось сталкиваться с тяжелыми последствиями врачебных ошибок, халатности медиков.

«Статистика по такого рода делам — это тайна за семью печатями. Она нигде официально не озвучивается, ни одним ведомством. Минздрав не ведет учета и не предает гласности количество врачебных ошибок. Никогда я не слышала, чтобы такую статистику публиковали те же органы СК РФ или полиции. Поэтому нельзя даже сказать, в каком регионе дела обстоят лучше или хуже. Однако только по статистике нашей правозащитной организации мы можем сказать, что их огромное количество — дел, которые находятся на стадии предварительного расследования или в судах», — подчеркнула Коптеева.

Булат Мухамеджанов отметил, что сведения по преступлениям лишь иногда озвучиваются руководством Следственного комитета. «Если покопаться в отчетах о совещаниях у Бастрыкина, то там озвучивалась информация, что в 2015 году порядка 700 человек погибли от врачебных ошибок, а за первое полугодие 2016 года — примерно 350 летальных исходов. То есть можно говорить о примерно 700 погибших в год. И это только те случаи, которые стали предметом разбирательства, и по ним были возбуждены уголовные дела. А сколько случаев, которые остаются без внимания правоохранительных органов, как говорится, не сосчитать», — констатировал общественник.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, Россия по продолжительности жизни даже не входит в сотню стран-лидеров, а соседствует в этом списке с отсталыми латиноамериканскими и азиатскими странами. Не в последнюю очередь вина за это лежит на порочной системе организации медицинской помощи, которую вечно «реформируют», но в итоге делают только хуже.

Дмитрий Ремизов

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: +1..+2, вечером дождь
Санкт-Петербург: -1..+1