eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Челябинцы полгода живут в дыму пожаров у Коркинского разреза

В Коркино после прекращения добычи угля тушением возгораний никто не занимается. О причинах катастрофической ситуации рассказала председатель собрания депутатов района Наталья Лощинина.

13:20, 22.01.2018 // Росбалт, В России

FreeImages.com Content License

Жители Коркинского района Челябинской области с лета прошлого года страдают от сильного смога и жалуются на увеличение заболеваемости органов дыхания. Дело в том, что прежний собственник не обеспечивает своевременную ликвидацию огня на Коркинском разрезе, рассказала председатель собрания депутатов района Наталья Лощинина.

— Такой невыносимый запах в Коркино был всегда или все началось, когда прекратилась добыча угля в Коркинском разрезе?

 — Мы живем на борту разреза. И, конечно, возгорания периодически случались, но, когда работали шахта и разрез, их тушили. К запаху гари люди здесь уже привыкли. Но явления, когда смог стал явно виден в воздухе, усилились заболевания органов дыхания, начались недавно. Наверное, с лета прошлого года, когда добыча угля практически прекратилась и пожары перестали тушить.

— Почему их перестали тушить?

 — Челябинская угольная компания прекратила свою работу. Предприятие «Промрекультивация» создано, но к тушению пожаров они еще не приступили. Дело в том, что оно предполагает участие Челябинской угольной компании и Русской медной компании в объемах 50 на 50. И это не только юридическое участие, но и финансовые затраты, и, насколько я поняла, со стороны ЧУКа возникли проблемы… Я напомню, что изначально предполагалось, что РМК забирает Коркинский разрез после окончания строительства Томинского ГОКа, а до того момента заниматься тушением пожаров и укреплением бортов будет «Промрекультивация». Каждый из ее участников, если не ошибаюсь, обязался вложить порядка 3 млрд рублей. Далее разрез будет укрепляться песками Томинского ГОКа. Что потом случилось, я не знаю. Но сегодня разрез горит, никто тушением пожаров не занимается. В связи с этим у жителей возникает паника, люди сильно болеют….

— Есть какая-то статистика по заболеваемости?

 — Главный врач детской городской больницы говорит, что, как только поднимается дым, сразу начинается повальная госпитализация. Помимо детей, особенно страдают пожилые люди. 9 декабря прошлого года у нас прошел митинг «Коркино за жизнь», на котором стартовал сбор подписей под петицией президенту России Владимиру Путину, губернатору Борису Дубровскому и трем федеральным министрам — Денису Мантурову, Сергею Донскому и Александру Новаку. На митинг пришло несколько тысяч человек, не только коркинцы, но и жители Первомайки, Розы, Октябрьского района, Челябинска…

— В связи с этим появился повод сказать, что «людей из Челябинска привезли специально, чтобы провести митинг за Томинский ГОК».

 — Там не было агитации за ГОК. Несколько выступающих, в том числе я, говорили, что на сегодняшний день нам предложен единственный реально возможный вариант рекультивации разреза — путем закладки материалов с Томинского ГОКа. Никаких других путей решения проблемы никто никогда не озвучивал, эта тема вообще не обсуждалась. Еще года три назад вопрос был настолько актуален, что люди начали отсюда уезжать. Все понимали, что скоро заканчивается лицензия у Челябинской угольной компании, добычи угля не будет, как и работы, перспектив. Чтобы дальше добывать уголь, надо переселять Розу, а это огромные затраты, которые никто нести не будет. На рекультивацию разреза нужно порядка 30 млрд рублей. Ни один бюджет таких затрат не потянет, даже федеральный. А в Коркино, Розе и Первомайке проживают 60 тыс. человек. Кто-то поехал на юга, кто-то ближе к столице. Но со временем многие вернулись обратно. Уехать в зрелом возрасте непросто — сложно найти работу, тяжело жить без друзей, без родственников.

— Сейчас отток прекратился?

 — Он серьезно уменьшился. Нас никто нигде не ждет… Еще несколько лет назад люди приходили ко мне на прием и спрашивали, стоит им покупать, ремонтировать квартиры, дома или нет? Никто не знал, будут ли их дома сносить либо нас всех вообще бросят на произвол судьбы. Поэтому вкладывать деньги не спешили. У меня у самой было такое состояние.

— Тоже хотелось уехать?

 — Желания уехать у меня никогда не возникало. Но понимание, что дома пока ничего делать не нужно, было. У нас тогда родился ребенок, мы с семьей переехали в частный дом, но так и не закончили в нем ремонт. Сейчас уже есть понимание, что, скорее всего, нас не бросят и ямой будут заниматься. Но до сих пор все живут на паузе. Тем более что поначалу было много негативной информации про Томинский ГОК — что он окажет вред здоровью, закладочные материалы будут ядовитыми. Но люди начали читать литературу, разбираться. Хотя человеческий разум устроен так, что в памяти откладывается самая первая полученная информация.  А первым делом люди увидели картинки с трубами и противогазами…

— Как сегодня относятся к проекту в Коркино? Многие челябинцы до сих пор живут в страхе…

 — У нас к проекту относятся нормально. Люди ждут работу, хотят, чтобы скорее начали тушить пожары. Тут ведь полгорода — горняки, шахтеры. Они знают всю специфику работы, знают, что такое добыча полезных ископаемых открытым и закрытым способом. Им всяким мусором голову не забьешь, и они рассказывают об этом своим близким. Группа наших депутатов, чтобы разобраться, ездила на Михеевский ГОК как аналог Томинского ГОКа. Затем на экскурсии съездили все желающие — вызвалось несколько сотен человек из разных сфер: общественные организации, бюджетники, предприниматели, молодежь. Все они увидели, что на территории растут цветы и за четыре часа экскурсии темные ботинки остаются чистыми. Посетителям показали весь производственный цикл, нигде не было дверей, куда нельзя входить, и никому не предлагали надевать противогазы…

— Вот вы говорите, что другого варианта рекультивации Коркинского разреза нет. А в прошлом году в Челябинскую область приезжали члены СПЧ и заявляли, что хорошо было бы создать на его месте водоем. Чтобы туда можно было ходить купаться, загорать…

 — Отличная идея. Но это яма глубиной 500 метров. Если ее просто залить водой, борта начнут разрушаться, и туда утянет и Розу, и Коркино. Поэтому сделать пляж сейчас нереально. Но, если посмотреть план рекультивации, предложенный РМК, он именно к этому и ведет: укрепить борта, засыпать карьер, поднять уровень, а потом залить водой. Но это все более чем через 20 лет. В их проекте, который они демонстрировали на «Иннопроме» и на выставках в Москве, на картинках плавают лебеди, есть пляж и деревья. И наши люди понимают, что это реально. Меня удивило, что в один день, когда РМК устроили здесь в ДК ярмарку вакансий, пришло около 5 тыс. человек. Там такая давка была!

— У вас проблема с работой?

 — Эта проблема везде есть, но в Коркино она очень остро стоит. В свое время тут было семь предприятий «Челябинскугля», там работали несколько тысяч человек. Потом некоторые закрылись, и люди остались без работы. Затем пришел ЧУК и проработал 15 лет….

— Когда перестали добывать уголь, тоже, наверное, часть жителей лишилась работы?

 — Конечно. За полгода, с конца мая 2017 года, уволены порядка 500 человек с разреза. Для Коркино это серьезная цифра. Это горняки, шахтеры, людям в основном 40-50 лет, им еще нужно кормить семью. Устроиться куда-то, имея такое образование, сложно. В основном все ездят работать в Челябинск. Хоть он и рядом, это тяжело. Очень много молодежи было на ярмарке. Озвучено, что средняя зарплата на Михеевском ГОКе сегодня 45 тыс. рублей, и на Томинском зарплаты будут сопоставимыми. У нас тут таких зарплат нет.

— Вернемся к митингу. Каков его итог?

 — У нас было создано движение «Коркино за жизнь», появилась петиция, начался сбор подписей. На сегодняшний день их собрано уже 100 тыс., и до сих пор люди привозят подписные листы. Также идет сбор подписей в интернете, но я за ним не слежу, поскольку больше доверяю «живым» автографам.

— Нам говорили, что бюджетникам глава района Евгений Валахов запретил ставить подписи. Это правда?

 — Я не могу такого утверждать, поскольку приказа не видела и лично от него не слышала. Но некоторые бюджетники сначала с большим удовольствием взялись собирать подписи, но потом отказались, ссылаясь на то, что им запретили «сверху». Письмо на имя Бориса Дубровского о том, что мы просим организовать обращение на имя президента России, потому что у нас тут огромная проблема, жить очень тяжело, мы болеем и не хотим тут умирать, передано ему 22 декабря. Считаем, что такое обращение целесообразно, потому что президент в ходе визита в Челябинскую область затронул экологические вопросы, а Коркинский разрез — одна из основных экологических проблем в регионе. Скоро будем подавать подписи губернатору, чтобы он их направил президенту.

— Не боитесь, что вас начнут уличать в том, что вы заинтересованы в приходе в Коркинский район РМК?

 — Вы знаете, Коркино город бедный, у нас практически ничего не делается, не совершенствуется. И я даже понимаю почему — в России очень много таких городов. Но я выросла в этом городе, мой дед руководил шахтой, на угольных предприятиях работали мои родители. Мне хочется, чтобы мой город развивался. Когда сюда зашла Русская медная компания и начала помогать во всех сферах, это все сразу заметили. Возьмем, к примеру, детский сад-ясельки № 32, который они недавно капитально отремонтировали. Там предварительная смета была 60 млн рублей, но она выросла. Сегодня это не детский сад, а сказка! Думаю, что такого в Челябинской области больше нет. Смотришь на него, и слезы наворачиваются. Хоть еще рожай! А был обычный детский сад в центре города, двухэтажное сталинское здание, всеми забытое и заброшенное. После падения метеорита это был единственный садик, где не поменяли окна. Просто подремонтировали рамы и вставили обратно. Там все текло, рушилось. Прокуратура писала представления закрыть его. Не знаю, как там вообще дети находились. Я в прошлом году встречалась с Игорем Алтушкиным. Когда показывала ему фотографии, как мы детей поздравляли с 1 июня, он увидел за малышами и шариками старое здание и спросил: «Это что?». Узнав, что в таком состоянии находится детский сад, сам предложил помощь. Через два дня там уже была бригада строителей, которые облазили садик с крыши до подвала. Там пять с лишним месяцев шел ремонт, скоро планируем открытие. Мы ощутили, что значит жить рядом с современным производством, которое платит налоги и помогает решать социально значимые проблемы. К сентябрю планируется открытие нового ФОКа стоимостью более 200 млн рублей в парке. Это все благотворительность. При том, что Томинский ГОК еще не построен и не начал работу. Хочется, чтобы это продолжалось, чтобы была решена экологическая проблема, появились рабочие места.

— А кроме РМК кто-то что-то делает для улучшения жизни в районе? Администрация, собрание депутатов?

 — Мы тоже, конечно, стараемся улучшать жизнь коркинцев. Но бюджет Коркинского района 1,5 млрд рублей. Это очень мало. Деньги уходят на содержание системы образования, социальных служб, проведение спортивных, культурных мероприятий, содержание ведомств. Плюс мы несколько лет выплачиваем кредиты за строительство дорог. В прошлом году выделили на капремонт детского сада № 11 порядка 5 млн рублей. Но этого, конечно же, недостаточно, изменений почти не видно внешне.

— Кстати, проясните, пожалуйста, ситуацию с детским садом № 26 поселка Роза. По нему поступает противоречивая информация — одни говорят, что там до сих пор холодно, другие — что ситуацию подогревают искусственно.

 — Тему подняли год назад. Депутаты по обращениям родителей ходили туда, измеряли температуру. Выяснили, что есть проблемы в нескольких группах. Наш депутат Валерий Кальянов (руководитель ЧУК. — прим. ред.) совместно с главой района Евгением Валаховым заявили, что весной—летом вопрос будет решен. Но начался новый отопительный сезон, и проблема возникла опять. Видимо, сделали не все, что было нужно. В этом садике работает сторожем Ольга Васильевна Панина, у нее внуки туда ходят. Она организовала сбор подписей родителей. Я могу с уверенностью сказать, что там действительно, холодно в нескольких группах, детям в таких условиях находиться нельзя. Но перед очередной прокурорской проверкой в садике, видимо, обогревателями натопили помещения, чтобы снять напряженность. Тогда на улице было тепло, поэтому сделать это было несложно. В прошедшие выходные там вроде бы что-то планировали делать сотрудники тепловой службы.

— А Ольгу Васильевну сделали крайней…

 — Именно так. Говорили, что она по ночам окна раскрывает, чтобы застудить помещения, куда, напомню, ходят ее внуки, и прочую ерунду. Теперь сокращают ее ставку. Конечно, тут нет ее вины, она всего лишь пыталась обозначить проблему. Жалобы от родителей не прекращаются. Детки ходят одетые, болеют.

— Еще один острый вопрос — по муниципальному рынку. Насколько я понимаю, он сейчас работает без тарифов?

 — Эта проблема тянется несколько лет. Муниципальный рынок находится в центре Коркино, он достаточно крупный, там много мест сдается в аренду на открытой и закрытой территории. Но тарифы по нему были приняты еще в 2008 году. С тех пор устарел сам подход к формированию тарифов. В начале 2016 года глава района Евгений Валахов назначил нового директора, через месяц они вышли в собрание депутатов с просьбой утвердить повышение тарифов на 20%. Мы отказали, потому что не было представлено никакого экономического обоснования. Тема на какое-то время затихла. В конце 2016 года в собрание стали обращаться предприниматели с жалобами на то, что тарифы на улице и в закрытом, теплом помещении практически одинаковые, плюс не убирается мусор, снег, скользко. Коммерсантам выгоднее уходить в торговые центры, чем работать на этом рынке. В начале 2017 года группа депутатов сходила на рынок в выходной и сняла все на видео. Продавцы высказали много жалоб, депутаты увидели, что территория пустая, люди уходят, рынок движется к банкротству. Зашли в администрацию рынка, задали ряд вопросов — сколько работает дворников, почему не чистится территория, попросили показать штатное расписание. По последнему вопросу депутатам отказали и предложили написать запрос, они согласились, поблагодарили и ушли.

В следующий понедельник все аппаратное совещание главы района было посвящено рынку. Его возмутило, что депутаты решили действовать, не предупредив его. Я попыталась его успокоить, пообещала, что мы напишем на него обращение, будем создавать комиссию и решать вопрос совместно. Также он поговорил с другими депутатами, которые сказали то же самое. А на следующий день в 8 утра в УВД, СК, прокуратуру от директора рынка была направлена жалоба на депутатов о вмешательстве в хозяйственную деятельность, угрозах, попытке скомпрометировать ее. Никто ничего не понял. Естественно, все ведомства отказали, потому что работа с обращениями граждан — основное полномочие депутатов. Прошли комиссии, мы рекомендовали тарифы пересмотреть, администрация обещала разработать новые, но ничего не делалось. В мае 2017 года на очередном заседании мы приняли порядок разработки тарифов, отменили действующие и дали администрации полтора месяца на разработку новых, чтобы сдвинуть вопрос с мертвой точки. Это был взрыв, последовала жалоба в прокуратуру, что мы незаконно отменили тарифы. Сначала оттуда пришел протест, но в итоге надзорное ведомство с нашими доводами согласилось. Когда стало понятно, что тарифы не успеют принять к 1 июля, мы продлили действующие тарифы до 1 сентября. Но в августе нам на рассмотрение вынесли те же самые тарифы, пояснив, что поручили сторонней организации ООО «Аудит-импульс» к октябрю разработать новые.

— Почему они сами этого не сделали?

 — Для меня это тоже загадка. Ведь в администрации есть финансовое, социально-экономическое управления, есть рынок, где работают специалисты. Но надо платить деньги из бюджета сторонней организации, чтобы она разработала тарифы, — нонсенс. Депутаты практически единогласно отказались принимать старые тарифы, и с 1 сентября рынок остался без тарифов. Но, так как договоры у всех предпринимателей были заключены до конца года, они продолжили по ним работать. Новые предприниматели при этом зайти на рынок не могли. В октябре нам представили новые тарифы — без расчетов и обоснований. Когда мы попросили пояснить или показать расчеты, последовал отказ и ответ, что это коммерческая информация. То же самое произошло и в декабре. Мы в ответ предложили свой вариант тарифов, с понижением стоимости аренды для тех, кто работает на улице, на 20%. Но решение не было принято. Дело в том, что за 30 минут до заседания состоялось заседание фракции «Единой России» в кабинете главы района, после чего семь депутатов почему-то проголосовали против.

— Как работает рынок сейчас?

 — Они пролонгировали как-то старые договоры. Но новые предприниматели заключить их не могут. Это по закону. Что там происходит на самом деле — непонятно, ведь контролирует работу рынка глава района. Таким же образом на последнем заседании собрания депутатов не приняли еще два важных вопроса — о Контрольно-счетной палате района и об Общественной палате. По КСП нужно было изменить положение о работе, потому что оно устарело. На это указывала и прокуратура. Было разработано стандартное положение, но половина депутатов, согласовав его на комиссиях, проголосовали на заседании собрания против. Подозреваю, что этот вопрос не прошел в отместку. Что касается Общественной палаты, то год назад в Еманжелинске было совещание с участием председателя ОП региона Олега Дубровина. На нем муниципалов попросили привести в соответствие с областным законом об Общественной палате свои нормативные акты. Если ранее палату у нас формировал глава района — он назначал треть состава, и его люди выбирали остальных, — то Дубровин предложил более демократичный принцип, согласно которому формируется региональная ОП. Треть палаты должен формировать глава, треть — собрание депутатов, а еще треть участники выбирают сами из предложений общественных организаций. Поскольку срок полномочий членов действующей палаты района заканчивался в середине января 2018 года, мы решили принять новый порядок к концу 2017-го. Осенью приступили к разработке.  Была создана рабочая группа, куда вошли представители главы, собрания депутатов и палаты. Однако 15 декабря глава района, за месяц до окончания срока полномочий Общественной палаты, сформировал новый состав по старому положению. Сделано это было кулуарно, без обсуждения в СМИ, чтобы успеть до заседания собрания депутатов, где нас поставили перед фактом. Евгений Валахов тогда заявил, что смысла принимать новое положение по Общественной палате нет, ведь оно обязывает расформировывать только что созданный орган.

— И что теперь будет с этими тремя вопросами?

 — Положение по Контрольно-счетной палате будем снова выносить на рассмотрение депутатов. Тарифы по рынку надо принимать, но, опять же, разработать и защитить их должна администрация. По Общественной палате, насколько мне известно, есть обращение в прокуратуру от нескольких бывших членов, которые просят проверить законность формирования новой ОП. Ведь об этом должна была быть информация в СМИ. А публикация была всего одна — маленькая заметка в газете «Станица», которую возглавляет новый председатель Общественной палаты Галина Павлова. Эту газету мало кто видит. Об этом не было информации ни на местном телевидении, ни на радио, ни в газете «Горняцкая правда», где печатаются все нормативно-правовые акты района. Мы тоже будем разбираться с этим вопросом.

Источник - Znak.com

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: -22..-9, среднеоблачно
Санкт-Петербург: -16..-9, малооблачно