eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Все отнять и поделить

Дело братьев Магомедовых очень напоминает хорошо знакомую в России схему. С ней в своей время столкнулись Ходорковский, Чичваркин, Каменщик.

14:15, 06.04.2018 // Росбалт, В России

Фото ИА «Росбалт», Сабина Наджафова

30 марта стало известно о масштабных обысках в офисе группы «Сумма», объединяющей активы в портовой логистике, инжиниринге, строительстве, телекоммуникационном и нефтегазовом секторах. В тот же день Следственный комитет задержал братьев Магомедовых. Бизнесменов подозревают в создании преступного сообщества, а также в мошенничестве и растрате.

По версии следствия, Магомедовы похитили 2,5 млрд рублей из регионального и федерального бюджетов. Эти деньги предназначались для строительства объектов инфраструктуры и энергоснабжения. Суд арестовал обоих фигурантов. На судью не повлиял даже тот факт, что в рейтинге Forbes богатейших бизнесменов России 2017 года Зиявудин Магомедов занял 63-е место, его состояние было оценено в $1,4 млрд. По версии Forbes, Магомедовы замыкали пятерку самых богатых семей России. Что теперь будет с их бизнесом, пока сложно представить.

«Росбалт» вспомнил другие уголовные дела против крупных российских предпринимателей. Из них следует — ничего хорошего владельцев «Суммы» не ждет.

Дело Ходорковского

Безусловно, первое, что приходит на ум — это дело олигарха Михаила Ходорковского. В 2003 году силовики задержали бизнесмена в новосибирском аэропорту «Толмачево» по обвинению в хищениях и неуплате налогов. Спецоперации предшествовали две истории. Первая — это конфликт с президентом Владимиром Путиным. Не секрет, что в феврале 2003-го на совещании в Кремле с участием крупных предпринимателей Ходорковский сделал доклад о коррупции, вызвавший недовольство главы государства. За несколько недель до задержания бизнесмен отправился в турне по России, во время которого он также критиковал «порочную» зависимость страны от цен на сырье.

В мае 2005 года Мещанский районный суд Москвы признал Ходорковского виновным в мошенничестве, присвоении чужого имущества, неуплате налогов и других преступлениях и приговорил его к 9 годам лишения свободы. Параллельно развивались события вокруг компании ЮКОС, которую до того времени и контролировал опальный олигарх. Еще до ареста Ходорковского ЮКОС объявил о слиянии с компанией «Сибнефть». Однако сделка сорвалась, а Министерство РФ по налогам и сборам возбудило расследование по поводу уклонения НК ЮКОС от уплаты налогов. Общая сумма налоговых претензий составила 582 млрд рублей и впоследствии арбитражный суд Москвы принял решение о банкротстве компании и назначении в ней внешнего управляющего.

Началась распродажа активов ЮКОСа. Ряд аукционов выиграла компания «Роснефть», во главе которой находится близкий к руководству страны олигарх Игорь Сечин. По подсчетам специалистов газеты «Ведомости», активы ЮКОСа, купленные «Роснефтью» на аукционах, достались ей с дисконтом в 43,4% от рыночной цены данного имущества. 

Дело Исмаилова

Вряд ли кто-то будет утверждать, что бывший владелец Черкизовского рынка — святой человек, а его детище — это образец законности и прозрачности. Но само «дело Черкизона» выглядит показательно даже на общем фоне. Возникший в начале 1990-х вещевой рынок вполне себе успешно существовал до 2009 года. Он был своего рода параллельной вселенной — со своими порядками и устоями. Но в 2009 году терпению властей пришел конец.

1 июня Владимир Путин на заседании президиума правительства произнес свою историческую фразу: «Где посадки?» и потребовал от руководителей правоохранительных органов усиления борьбы с контрабандой. Председатель правительства упомянул некий рынок, где «стоят товары на более чем $2 млрд, до сих пор их не уничтожили и хозяев нет». Поговаривали, что гнев Путина вызвало то, что Тельман Исмаилов открыл семизвездочный отель в турецкой Анталье стоимостью $1,5 млрд. На его презентации присутствовали мировые знаменитости, а вела церемонию Шэрон Стоун.

Последовала массовая атака СМИ, приближенных к государству.

Спустя три дня власти приостановили работу Черкизона. Крест на судьбе рынка поставил глава Следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин, заявивший: «Этот гадюшник надо закрывать, и мы доведем это дело до конца в ближайшее время».

Карьера владельца рынка Тельмана Исмаилова пошла под откос: в его ресторане «Прага» прошли обыски, последовал ряд исков от различных банков, и в 2015-м Арбитражный суд Москвы признал бизнесмена банкротом. А 2 ноября того же года Исмаилов лишился и своего семизвездочного отеля. 9 марта 2017 года стало известно, что начата процедура распродажи имущества предпринимателя.

В сентябре 2017 года «Росбалту» стало известно, что Исмаилов будет объявлен в розыск в рамках уголовного дела о создании преступного сообщества и убийствах. В итоге суд заочно арестовал бывшего владельца Черкизона, который, как стало известно агентству, нашел убежище во Франции.

Дело Чичваркина

Бывший владелец «Евросети» Евгений Чичваркин был одним из самых заметных представителей российского бизнеса. Фактически — первым человеком, который поставил на поток продажу в стране сотовых телефонов. Первый магазин «Евросети» открылся в 1997 году на Ленинском проспекте в Москве. Компания стала быстро развиваться, стремительно наращивая сеть своих салонов и выходя в регионы.

Так же, как и в истории с Черкизовским рынком, проблемы у «Евросети» начались с обвинений в контрабанде. В марте 2006 года сотрудники правоохранительных органов изъяли 167,5 тыс. мобильных телефонов, якобы предназначавшихся торговой сети. Было возбуждено уголовное дело по двум статьям УК РФ — ч. 1 ст. 188 (контрабанда) и ч. 1 ст. 238 (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров, не отвечающих требованиям безопасности здоровья потребителей). 50 тыс. аппаратов от Motorola эксперты признали не соответствующими российским техническим требованиям.

«Евросеть» же заявила, что все телефоны соответствуют нормам закона. Затем в МВД России сообщили, что эксперты установили превышение допустимого уровня излучения в этой технике. Им ответили уже в компании Motorola, заявив, что телефоны соответствуют всем необходимым гигиеническим нормам и не могут вредить здоровью потребителей. В результате правоохранительные органы вернули компании «Евросеть» сотовые телефоны Motorola стоимостью более $16 млн. Участники рынка назвали этот случай крупной победой бизнеса в противостоянии с милицейским рэкетом. Но то было лишь началом.

2 сентября 2008 года сотрудники правоохранительных органов обыскали центральный офис «Евросети». Следственные действия были связаны с расследованием дела о похищении в 2003 году бывшего экспедитора компании Андрея Власкина, якобы уличенного в кражах сотовых телефонов. В отношении владельца компании Чичваркина было возбуждено уголовное дело, его объявили в международный розыск. Сам бизнесмен уехал в Лондон.

22 сентября 2008 года Чичваркин вместе с Тимуром Артемьевым подписал соглашение о продаже 100% компании «Евросеть» инвестиционной компании ANN, возглавляемой предпринимателем Александром Мамутом. А в январе 2011 года Следственный комитет прекратил уголовное дело в отношении бизнесмена. Сейчас он живет в Лондоне и не собирается возвращаться в Россию.

Дело Каменщика

«Мы продолжим дальнейшую либерализацию и улучшение делового климата», — заявил Владимир Путин в июне 2016-го на XX Петербургском экономическом форуме.

А за полгода до этого Следственный комитет задержал владельца и председателя совета директоров «Домодедово» Дмитрия Каменщика. Ему инкриминировали оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, в составе группы лиц по предварительному сговору, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 3 ст. 238 Уголовного кодекса). Дело стало прямым следствием теракта в аэропорту.

24 января 2011 года террорист-смертник взорвал самодельное устройство в зоне прилета иностранных авиалиний. В результате погибли 37 и были ранены 172 человек — граждане России и иностранных государств.

Помимо Каменщика, обвиняемыми по этому дел стали экс-глава российского филиала компании «Эрпорт менеджмент компани лимитед» Светлана Тришина, бывший директор аэропортового комплекса Вячеслав Некрасов и экс-руководитель управляющей компании по авиационной безопасности Андрей Данилов. По версии следствия, все они внедрили новую систему досмотра на входах в аэровокзальный комплекс, что привело к повышенной уязвимости аэропорта.

Эксперты отмечали, что проблемы Каменщика связаны с тем, что он — главный бенефициар и владелец аэропорта «Домодедово». «Есть много признаков того, что „Домодедово“ является объектом операции по отъему собственности. Сначала „Домодедово“ обвиняют в том, что оно виновато в теракте, потом имущество „Домодедово“ арестовывают в обеспечение исков, а потом это имущество в обеспечение компенсаций и продадут», — писала журналист Юлия Латынина

23 сентября 2016 года СК РФ закрыл уголовное дело против Каменщика по реабилитирующим основаниям в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Комментируя последствия уголовного дела, владелец аэропорта «Домодедово» Дмитрий Каменщик заявил, что не собирается продавать бизнес и не получил соответствующих предложений.

По мнению историка Бориса Колоницкого, «ошибки» суда и следствия происходили всегда. Но невозможно представить, чтобы в Советском Союзе человека могли отправить за решетку исключительно для отъема его собственности и по заказу конкурента. «В периоды советских репрессий были разные истории, можно вспомнить партийные конфликты в 20-х годах. Другое дело, что в советское время не было олигархов и подобных ситуаций. В дореволюционное время вполне можно было обеспечить в суде свою защиту, были тогда и специальные службы. Все благодаря судебной реформе 1864 года. Но после революции все изменилось», — подчеркнул Колоницкий.

Экономист Андрей Заостровцев отмечает: если в нулевых годах с бизнесом могли разобраться «по понятиям», то сейчас — «без понятий». Гарантий для предпринимателей становится все меньше, не спасают даже связи с государством. «На примере бизнеса Магомедовых мы видим, что предприятия уже стали трактовать как организованную преступную группу. Если в истории с ЮКОСом были вполне себе частные разборки, то в случае с Магомедовыми это был вполне инкорпорированный в государство бизнес. Но и это не помогло. Пошла игра без правил, и сегодня все меньше и меньше становится гарантий. Это уже можно было видеть на примере „Башнефти“, которая в руках „АФК-Система“ была частной компанией. А сейчас еще лучше — на примере Магомедовых», — заключил Заостровцев.

Илья Давлятчин

Меньше слов — в нашем Instagram

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 7°, дождь
Санкт-Петербург: 4°