eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

«До сих пор в ногу мы себе не стреляли»

Доработанная версия закона о контрсанкциях все же допускает введение запрета на ввоз в Россию импортных лекарств и медицинского оборудования.

18:24, 17.05.2018 // Росбалт, В России

Фото с сайта duma.gov.ru

Законопроект о контрсанкциях прошел в четверг в Госдуме второе чтение. В третьем, окончательном чтении его собираются принять уже на следующей неделе. Как и обещали депутаты, при доработке из проекта исключили большую часть норм, вызвавших возмущение делового сообщества и экспертов.

В результате, по выражению спикера Госдумы Вячеслава Володина, нормы стали «универсальными». «Мы считаем, что законопроект стал лучше, более того, его поддерживают и представители деловых объединений, и экспертного сообщества. Поправки, которые сегодня были внесены, снимают вопросы, ранее существовавшие к законопроекту», — заверил Володин.

Депутаты действительно переписали законопроект почти начисто. Из него вычеркнули все нормы, содержащие конкретный перечень отраслей, товаров и услуг, которые предлагалось подвести под контрсанкции. Вместо этого в документе появилось шесть направлений, по которым могут вводиться ограничительные меры. Среди них — прекращение или приостановление международного сотрудничества; запрет или ограничение на ввоз/вывоз продукции или сырья; лишение доступа к госзакупкам и запрет на участие в приватизации. В качестве последнего направления значится введение «иных мер» по решению президента.

Именно президенту и правительству решено передать полномочия по подготовке, введению и отмене санкций. Право готовить свои предложения получил и Совбез.

В законопроекте также содержится оговорка, согласно которой объектом контрсанкций не могут быть «жизненно необходимые товары», аналоги которых не производятся в РФ. Контрсанкционный режим не будет распространяться и на граждан, которые ввозят в Россию товары для личного пользования.

Несмотря на это, у отдельных депутатов возникли опасения, связанные с возможным введением запрета на ввоз в Россию лекарств и медоборудования из недружественных стран. Так, коммунист Алексей Куринный не поверил, что оговорка про «жизненно необходимые товары» удержит отраслевых лоббистов от соблазна добиться включения импортных лекарственных в контрсанкционный список. В этой связи он призвал не превращать лекарства в объект политической игры и вообще исключить медицинскую тему из списка возможных ограничительных мер. «Аналоги в понятии лекарственных веществ и медицинского оборудования — это не одно и то же», — заметил депутат.

Его поддержал и коллега по фракции КПРФ Олег Смолин, который подтвердил, что «аналоги — это далеко не всегда то же самое, что оригинальные лекарства и медоборудование». «Надо прописать, что правительство может запрещать ввоз лекарств только с учетом широкого общественного обсуждения», — призвал депутат.

Однако в Госдуме дали понять, что введение контрсанкций в отношении импортных лекарств и медоборудования может послужить неплохим стимулом к развитию импортозамещения в этой области. «До сих пор все действия, которые были направлены на импортозамещение, принесли только плюсы и в ногу сами себе мы при этом не стреляли», — заявил глава комитета Госдумы по экономической политике Сергей Жигарев.

В результате депутаты отказались учесть замечания к законопроекту, тем самым подвесив в воздухе вопрос с введением возможного запрета на импорт лекарственных средств.

Между тем, некоторые парламентарии горели желанием присвоить этому закону свое имя. Так, в ЛДПР настаивали на том, что закон о контрсанкциях надо назвать в честь лидера этой партии. «На Западе у всех дрожь бьет, когда произносят имя Жириновского», — аргументировал такую необходимость либерал-демократ Вадим Деньгин. В ответ спикер Володин заметил, что в таком случае следует спросить разрешение у самого Жириновского, но того в зале не оказалось. «Он на встрече с журналистами, но мы, естественно, провели консультации, он поддержал эту поправку и просил принять», — заверил Деньгин. Тем не менее, Володин потребовал письменное согласие. «Есть у вас согласие? Нет. А „сейчас сделаю“ — это не ответ», — ответил отказом Володин.

Судьба еще одного законопроекта — об уголовном наказании за исполнение антироссийских санкций на территории РФ и пособничество в их введение решится на следующей неделе. В четверг он планировался к принятию во втором чтении (при этом документ не претерпел изменений по сравнению с первым чтением). Но накануне в Госдуму поступило обращение от РСПП, свои претензии высказал и Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ). Представители делового и гражданского сообщества заявили, что принятие законопроекта в таком виде «создает риски необоснованного уголовного преследования граждан России и иностранцев, ограничения взаимодействия с иностранными инвесторами, снижения заинтересованности в инвестициях в Россию у иностранных компаний и ухудшения делового климата».

В итоге Володин согласился выслушать претензии общественности, для чего созвать заседание Совета законодателей, запланированное на 23 мая. Одновременно с этим законопроектом парламентарии решили повременить с рассмотрением в первом чтении поправок в УПК, определяющих подследственность и подсудность уголовных дел за исполнение санкций и пособничество в их введении. Как следует из документа, расследовать такие дела сможет не только Следственный комитет (СК), но также МВД и ФСБ. Хотя, по словам его автора, депутата Виктора Пинского, ко второму чтению депутаты разрешат расследовать такие дела только СК, подсудность же предлагается закрепить на уровне судов субъектов РФ.

Елена Земскова

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 8°, ясно
Санкт-Петербург: 5°, небольшой дождь