eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Российский «средний класс» Шредингера

Доход в 60 тыс. рублей не говорит о благополучии семьи и ее уверенности в будущем. Люди сегодня боятся бедности и завтрашнего дня, объясняют эксперты.

19:00, 21.06.2018 // Росбалт, В России

Основой стабильности общества в стране является наличие многочисленного «среднего класса» — гласит одна из социологических теорий. Предполагается, что если велико количество людей, живущих в «золотой середине», — всем довольных и не стремящихся к изменениям, то не будет ни потрясений, ни революций.

Но есть и противоположная теория: о том, что «средний класс», наоборот, генерирует недовольных и карбонариев, а его представители, живя неплохо, хотят жить еще лучше. Другие исследователи социума вообще отрицают «средний класс» или в принципе ставят его существование под сомнение. Из-за разных критериев нет единства у исследователей в оценках, сформировался ли «средний класс» в России и какова его роль в нашей стране.

По мнению экспертов Аналитического кредитного рейтингового агентства, в группе среднего класса находятся люди с доходами, которые позволяют им иметь недвижимость и автомобиль. Минимальный уровень зарплаты для причисления к среднему классу в Москве составляет 121,1 тыс. рублей (до вычета налогов), в большинстве регионов РФ — 60 тыс. рублей. Сообщается, что такие люди имеют высшее образование, занимаются умственным трудом или предпринимательством.

Доктор экономических наук Сергей Смирнов полагает, что в сегодняшней экономической ситуации «средний класс» составляет менее 30% населения. Он считает неверным определение принадлежности к «среднему классу» по текущим доходам.

«Одно дело, когда у человека зарплата 60 или 100 тыс. рублей, при этом у него есть квартира, загородный дом, и у него вообще все хорошо, и совсем другое дело, если при тех же 60 тысячах у него не решен жилищный вопрос и трое детей в семье. Поэтому и существуют абсолютно разные оценки численности „среднего класса“. Иногда о принадлежности к „среднему классу“ судят по величине вкладов в банках. И действительно, если у вас есть более-менее серьезный счет в банке, то даже если потеряете работу, у вас есть подстраховка на определенный период. Ну, а если такие вклады имеет примерно 27-30% населения, то их, в принципе, и можно отнести к „среднему классу“», — пояснил эксперт.

По словам Смирнова, положение представителя «среднего класса» выглядит шатким в условиях непростой экономической ситуации. «Зависимость от экономической конъюнктуры велика, и можно напомнить, что спад, который, например, был в 2008—2009 году, ударил именно по „среднему классу“, сократив высокодоходные рабочие места», — заметил эксперт.

Сегодня, по мнению доктора экономических наук, численность «среднего класса» пока остается стабильной, однако и критерии, по которым человек считает себя обеспеченным, изменились. «Сегодня другие стандарты потребления, и чтобы быть причисленным к „среднему классу“, уже недостаточно иметь „Жигули“, как это было в начале „нулевых“ годов, до нефтяного бума», — добавил Сергей Смирнов.

За десять лет, прошедших с кризиса 2008 года, в России не наблюдается заметного экономического развития, обратил внимание профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин. «У нас за 10 лет экономика не двинулась ни вперед ни назад. За эти годы, конечно, кто-то персонально мог разориться, а кто-то - заработать. Кто-то отправился в тюрьму, кто-то, наоборот, процветает. Но в целом люди остаются в прежнем положении, с теми же доходами», — констатировал Травин.

В то же время, по его мнению, некорректно говорить о наличии какого-то «среднего класса», который поддерживает стабильность. «Есть десятки определений, что такое „средний класс“. Захотим — отнесем к нему тех, у кого доходы 60 тыс. рублей. А захотим — будем считать бедными тех, у кого доход в 3 тыс. рублей, а тех, у кого 6 тыс. — будем считать „средним классом“. Поэтому численность „среднего класса“ может указываться различной. Но кого бы мы ни отнесли к этому „классу“, все десять лет численность этих людей остается прежней», — сказал Травин.

Как заявил эксперт, стагнация в экономике привела к тому, что нельзя зафиксировать ни улучшения социально-экономического положения россиян, ни волнений из-за его падения. Такой «застой» обеспечивает и определенную стабильность в обществе до сегодняшнего дня. «Если в стране очень много бедных и велика дифференциация между бедными и богатыми, то такое государство может оказаться очень нестабильным, потому что бедные люди могут начать бунтовать. Им мало что терять. Если же у людей есть квартира, машина и стабильный доход, то они могут быть очень недовольными тем, что происходит, но думают: ну хорошо, сейчас начнем создавать политические партии, и нас посадят как Ходорковского. Будем выходить на протесты — нас будут бить дубинками по головам. Так зачем то, что пока имеем, менять на какую-то авантюру? Вот никто и не бузит по-настоящему», — пояснил Дмитрий Травин.

Люди, которых относят к «среднему классу», по-разному чувствуют себя в нынешней экономической ситуации, считает бывший замминистра труда РФ, доцент Павел Кудюкин. Многие ощущают непостоянство своего положения.

«По предлагаемым критериям к „среднему классу“ можно отнести и высококвалифицированного рабочего, и хорошо оплачиваемого наемного работника умственного труда, и некрупных предпринимателей, и чиновников. Это очень разнородная и условная „общность“. У предпринимателя могут быть противоречия и с наемным работником, и с чиновником. Отличия есть и в источнике дохода, и в объеме усилий, которые надо прикладывать, чтобы его получить. Одно дело, когда вы что-то гарантированно получаете от государства, да еще коррупционные доходы встречаются у чиновников. А другое дело, когда вы на свой страх и риск ведете свое дело. Есть предприниматели, а есть чиновники, которые этого предпринимателя гнобят и коррумпируют, или он их коррумпирует», — объяснил Павел Кудюкин.

По мнению эксперта, такая разнородность не позволяет условному «среднему классу» быть чем-то единым целым. Поэтому разговоры об устойчивости общества, где многочислен «средний класс», неверны. «Складывается ощущение, что комфортно в „среднем классе“ чувствуют себя только чиновники, и то не все. А значительная часть людей, которых относят к „среднему классу“, постоянно балансируют на грани того, что они оттуда выпадут в более „низкие“ группы», — подчеркнул Павел Кудюкин.

По словам социолога и политического консультанта Романа Романова, в нынешней социальной ситуации «средний класс» в России чаще используется или как узкоэкономическое (с уклоном в маркетинг) понятие, или как агитационно-пропагандистский политический инструмент. Он обратил внимание, что даже по критериям, принятым экономистами, россиян, которых относят к среднему классу, количественно мало.

«И в лучшие годы их не было больше 20%. А если мы к перечисленным критериям добавим, например, наличие сбережений в объемах больших, чем одна отложенная зарплата (3-7% по разным данным), владение недвижимостью кроме собственной приватизированной советской квартиры — этих людей станет еще меньше», — подчеркнул эксперт.

Романов пояснил, что социально-профессиональный состав российского «среднего класса» принципиально отличается от западных стран. «Это не работники интеллектуальных индустрий на позициях менеджеров среднего звена и выше, не фермеры и малые предприниматели, а по большей части чиновники, силовики и работники госкорпораций — и только во вторую очередь малые предприниматели и прочие. Все перечисленные группы — очень разнородны, единственное условно общее у них — тип потребления и досуга. Для их описания „средний класс“ — избыточное понятие. Лучше уж прямо говорить о чиновниках, силовиках, малых предпринимателях и т. п. А, например, врачи, учителя и работники высшей школы в имущественном плане вытеснены в нижнюю страту „среднего класса“, часто балансируют на грани бедности и превращаются в прекариат — современный интеллектуализированный аналог старого пролетариата», — заметил социолог.

В силу этих причин, «средний класс» не являет и устойчивого общественно-политического единства. «Среднедоходные слои все еще проявляют довольно умеренную политизацию, а единственная форма активности, которая наблюдается чаще, чем у бедных — участие в деятельности ТСЖ. В остальном между ними больше различий, чем общего», — заключил Роман Романов.

То, что россияне, которых относят к «среднему классу», не считают себя принадлежащими к нему, определенно говорит том, что эти граждане не удовлетворены своим социально-экономическим положением, считают свои доходы низкими и боятся бедности в будущем. И пока «молчаливых середнячков» не слышно в социально-политической жизни. Но все может измениться, если прогнозы об ухудшении их положения начнут сбываться.

Дмитрий Ремизов

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 18°, ясно
Санкт-Петербург: 11°