eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Все не так: оживут ли замороженные?

Тех, кто не пожалел заплатить десятки или сотни тысяч долларов криобиологам, или их тела поджидает немало опасностей.

00:01, 08.09.2018 // Росбалт, В России

Иллюстрация ИА «Росбалт»

Бизнес на крионировании — технологии сохранения в состоянии глубокого охлаждения людей и животных в надежде на то, что в будущем их удастся оживить и при необходимости вылечить, — процветает.

Сегодня в России в состоянии криоконсервации хранятся тела свыше полусотни человек (точнее, 30 тел и 29 голов пациентов) и более двух десятков домашних животных — собак, кошек, птиц и т. д. А всего в мире лежат в криостатах около 370 человек и 200 животных. Все они, по словам криобиологов, ждут своей очереди на оживление.

Как уверяют представители российской криофирмы, за последнее время они заключили более 200 договоров с будущими пациентами, желающими сохранить себя после смерти. А в США клиентами криокомпаний являются тысячи достаточно обеспеченных людей.

Обходится это недешево. Заморозить и хранить тело полностью в течение долгих лет стоит примерно $36000, голову или мозг отдельно — $12000 (расценки российские). Крионирование кошки или мелкой собачки обойдется в $10000, крупного пса — в те же $36000. В США цены на порядок выше: тело полностью — $40000-250000, голова или мозг — $80000-120000.

За полвека, прошедшие после замораживания в США первого «путешественника во времени», профессора психологии Джеймса Бедфорда, эта технология была обкатана много раз. При крионировании тело поэтапно охлаждается сначала до температуры + 2°С, затем до температуры сухого льда -80°С и еще раз до -195°С — температуры жидкого азота. После этого ледяную мумию либо мозг помещают в саркофаг-криостат — сосуд Дьюара либо термос с жидким азотом, где замороженный объект может храниться неизменным на протяжении сотен лет.

В числе таких первопроходцев два известных американца — актер Дик Клэр и бейсболист Тед Уильямс. Говорят, что крионирован был и мозг Майкла Джексона, который по решению его родных не стали захоранивать вместе с телом. В Институте крионики в Детройте с 2011 г. сохраняется в жидком азоте и тело идеолога этого движения Роберта Эттингера, умершего в возрасте 92 лет.

Его сторонники особо упоминают, что крионированием интересовались многие мировые знаменитости: Сальвадор Дали, Чарли Чаплин, Артур Кларк, Уолт Дисней, Мохаммед Али, Бритни Спирс, Сильвио Берлускони и Ларри Кинг. А воскрешения первого «замороженного», по прогнозам криобиологов, можно ждать лет через 30-50 или, в крайнем случае, к концу нынешнего века.

Между тем, как сообщается, в одной из американских университетских больниц уже начали замораживать живых людей с крайне опасными травмами и ранениями: чтобы выиграть время в борьбе за жизнь и спасти их от смерти. У пациентов, на которых ставятся подобные опыты, кровь заменяют соляным раствором с температурой -1°С. После этого у них останавливается дыхание, но клетки мозга и тела продолжают функционировать, хотя и очень медленно. Через пару часов кровь переливают снова — и пациент оживает. Такая же технология, когда человека на час-полтора делают «временно мертвым», охлаждая его тело, используется и при работе машин «скорой помощи», чтобы вовремя довезти пострадавшего до больницы в случае сильной потери крови.

Поможет ли «клеточный ремонт» размороженному трупу?

В своей книге «Перспективы бессмертия» Эттингер утверждал, что за крионикой будущее. «Пусть сегодня ее методы несовершенны, — говорил он, — но когда-нибудь люди справятся с задачей воскресить и вылечить нас». Есть ли во всем этом какое-то рациональное зерно? Или перед нами лишь эксплуатация мечты человека о вечной жизни?

«Смысл в крионировании людей, по-видимому, есть, но только для самих ученых: это научный интерес исследователей, — сказал „Росбалту“ доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН, президент Геронтологического общества при Pоссийской академии наук Владимир Анисимов. — Действительно, ткани тела можно заморозить, а потом „оживить“. Такие методы, например, используются в криохирургии, когда с помощью холода ликвидируют опухоли. Ничего удивительного и необычного тут нет. В медицинских целях замораживают до температуры жидкого азота кожу, роговицу и костный мозг. Хотя, случается, что части тела и не оживают, по непонятной причине. Видимо, их просто неудачно крионируют. Необходимо правильно подобрать температурный режим и скорость замораживания, а это удается не всегда… В природе мы тоже видим такие примеры: застывают во льду рыбы и лягушки, а потом оттаивают и живут себе дальше, как ни в чем не бывало, их поведение ничем не отличается от обычного. Но восстановит ли все свои функции размороженный таким образом мозг? Ответа на данный вопрос пока нет. Никто не знает, что после всего этого произойдет с памятью и разумом человека».

А происходит, как считает большинство ученых, прискорбная вещь: кристаллики льда, которые образуются при замораживании тела в жидком азоте, разрывают клетки, нервную и кровеносную системы организма, необратимо меняют структуру всех его тканей. Воскресить человека после такой перетряски, тем более, если он перед этим фактически уже умер, нереально. Можно разморозить труп — но что с него толку?

Справедливости ради, науке известны случаи, когда удавалось привести в чувство людей, не подававших признаков жизни после пребывания на очень сильном морозе. В это время в их организме продолжалось кровообращение, хотя очень медленно. Медики гитлеровской армии проводили подобные опыты на узниках концлагерей, которых вводили в глубокую заморозку с помощью специальных инъекций. Однако без особого успеха. Иногда нацистам удавалось «воскресить» тело — но мозг, увы, не оживал. А о воскрешении трупов при этом не шло даже и речи.

Криобиологи говорят, что замораживают людей не только для того, чтобы продлить им жизнь в грядущих веках, но и, что немаловажно, чтобы дать медицине будущего (например, с помощью нанотехнологий) шанс вылечить тех, кто сегодня обречен на смерть из-за неизлечимых болезней. «Однако надежды на это почти нет, — считает Владимир Анисимов. — Многие хорошо известные врачам болезни существуют давно, и все-таки лечить их так и не научились. Рак, например, упоминался еще в египетских папирусах, которым более 2 тысяч лет, но его лечение во многих случаях неэффективно и сегодня. Крионисты надеются, что заморозка позволит человеку „дожить“ до времени, когда медицина будет лечить все болезни. Но эта мечта очень похожа на сказку — к сожалению, несбыточную».

Тем временем, апологетам крионики удается убедить в своей правоте достаточно большую аудиторию: приток их клиентуры стабильно растет. Они говорят, например, что противодействуют образованию в клетках ледяных кристаллов, замещая все жидкости в теле на растворы специальных веществ — криопротекторов. А также приводят в пример технологию искусственного оплодотворения, когда эмбрионы, которые потом имплантируют женщинам, хранятся изначально в жидком азоте. Из размороженных яйцеклеток в итоге появляются на свет вполне здоровые младенцы, а значит, если клетки, из которых состоит эмбрион, нормально переносят сохранение при сверхнизких температурах, ничего страшно с другими клетками тоже не случится.

Криобиологи признают, что после разморозки человеческому мозгу понадобится капитальный «клеточный ремонт» — восстановление поврежденных участков «серого вещества». Во время инсульта или травм, — говорят они, — у человека тоже отмирают и серьезно повреждаются клетки мозга. Однако зачастую это не приводит к разрушению всей личности. Если же потери клеток окажутся слишком серьезными, — что ж, ничего не поделаешь, значит, не повезло. У каждого, мол, свои шансы на оживление.

Вот как, скажем, описывается процесс воссоздания размороженного человека с помощью нанороботов — микроскопических автономных устройств, способных восстановить клетки и ткани организма (пока что все это — не более чем фантастика): в накачанное криопротекторами тело внедрят мириады молекулярных роботов, которые найдут повреждения, «вылечат» их и омолодят клетки. При этом нанороботы будут обмениваться данными между собой и с контролирующим их действия суперкомпьютером, расположенным за пределами тела. А потом — покинут его через кровеносную систему и дыхательные пути.

Замораживают еще живых или уже мертвых?

«Вопрос еще и в том, когда именно замораживают человека — еще живого или уже мертвого? — говорит Владимир Анисимов. — Где та временная грань, когда можно позволить заморозить мозг либо целиком тело? Если пациент еще жив, то, выходит, крионирование — это аналог эвтаназии, то есть добровольное самоубийство». По словам самих криобиологов, замораживать людей стремятся в так называемой «серой зоне» между жизнью и окончательной, биологической смертью. Формально — умерших. Поэтому все делается только после смерти, зафиксированной юридически — иначе замораживание считалось бы убийством. Хотя грань эта достаточно расплывчата: медики могут констатировать смерть мозга, в то время как «частями» человек еще жив, клетки не начали разлагаться и в организме не произошли совсем уж необратимые изменения. Либо как вариант (который, как правило, не афишируется) — будущий криопациент может заранее подписать все необходимые документы, соглашаясь на добровольную эвтаназию — и тогда сотрудники криофирм получат законное право заморозить его еще при жизни.

Смерть — не сиюминутное событие, а процесс, растянутый во времени, — говорят идеологи крионики. Биологическая смерть мозга еще не означает мгновенной смерти всех тканей и органов. Сердце, например, сохраняет свою жизнеспособность еще в течение 1,5-2 часов, почки и печень — до 3-4 часов, мышечная ткань и кожа — до 5-6 часов, костная ткань — несколько суток. После того как останавливается сердце, прекращаются дыхание и поступление кислорода в мозг, его умирание продолжается от нескольких минут до часа, а при понижении температуры тела до 20-25 °С — до нескольких часов. Охлаждение же до ноля позволяет замедлить отмирание «серого вещества» в десятки раз. По ряду исследований, через 4 часа жизнеспособность проявляют почти все нейроны, через сутки — 25%, а полная информационная смерть наступает лишь на вторые сутки. Все это время значительная часть клеток мозга остается еще жизнеспособной, а значит, по идее, столько же может существовать и информация, определяющая личность человека.

Воскресят или нет, неизвестно. Но деньги вперед

«Однако надо задуматься: нужно ли все это? — спрашивает Владимир Анисимов. — Что станет с личностью человека после „воскрешения“? Люди, которых оживят через 200 или 500 лет, окажутся в совершенно другом мире и вряд ли смогут адаптироваться к нему, тем более, если их заморозили в пожилом возрасте. Считается, что человек воспримет такое перемещение во времени адекватно. Однако, скорее всего, для него это станет непереносимой болью. Шок от попадания в абсолютно чуждую среду будет превышать пользу от продления жизни таким способом. Перенос в далекое будущее — это слишком мощный психологический стресс. Представьте себе бабушку XIX века, попавшую в наше время. Что с ней будет?

Я бы, например, не хотел такого „пробуждения“. На это соглашаются неисправимые романтики, люди с недостатком информации или нехваткой интеллекта. Найдите среди крионированных хоть одного ученого высокого ранга, который позволил поступить с собой подобным образом, — там таких нет.

Поэтому надо жить в своем времени. Пока что крионирование носит коммерческий характер, и нюанс тут в том, что никто не доживет до обещанного воскрешения — ни те, кого замораживают, ни те, кто замораживает. Это как ловленный мизер в преферансе — расклад, который не приносит удачи даже при правильных действиях играющего.

Думаю, что крионированием занимаются не жулики и не мошенники, а достаточно серьезные специалисты в своей области, но — слишком большие романтики. Допустим, они делают это ради удовлетворения своего научного любопытства. Но смущает вопрос — вводит ли специалист по крионике в заблуждение как себя, так и своих клиентов, в общем-то, посторонних людей? Ведь результат не известен ни авторам, ни тем, кто завещал себя заморозить.

Слишком многое говорит за то, что оживить их не смогут. А вдруг смогут? На этом строится вся игра. Ответственности никакой, а деньги сегодня».

Владимир Воскресенский

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 11°, дождь
Санкт-Петербург: 10°, небольшая облачность