eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

«Рутинными эти выборы не будут»

Народ настроен настороженно — падение уровня жизни трудно игнорировать. Протестное голосование в отдельных регионах вполне вероятно, считают эксперты.

20:05, 20.08.2019 // Росбалт, В России

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

К единому дню голосования Россия подходит в момент значительных флуктуаций общественных настроений: где-то ситуация перегрета, где-то избиратели наоборот остаются сверхпассивными и по-прежнему готовы безропотно утверждать предложенные властью кандидатуры. Эксперты считают, что на выборах в сентябре в некоторых регионах чиновники должны быть готовы к сюрпризам.

Илья Гращенков, директор Центра развития региональной политики:

Фото из личного архива Ильи Гращенкова

«Рутинными эти выборы уже точно не будут. Времена, когда избиратель как бы утверждал принятые сверху решения о назначении губернаторов и депутатов, почти прошли. Да, кое-где еще возможны повторения старых сценариев, в том же Крыму, например. Но в целом 8 сентября 2019 года станет поворотной точкой в политической истории России. Даже если власти удастся отбить часть явно проигрывающих кандидатов, причем если это будет сделано „любыми способами“ (как в свое время в Приморье на выборах Андрея Тарасенко), это уже мало что изменит.

Система „вертикали власти“ построена таким образом, что все недовольство снизу — движется по ней наверх, как и директивы, наоборот — вниз. Сегодня „ЕР“ взяла на себя весь удар недовольства властью, она и ее лидер Дмитрий Медведев потеряли в рейтинге более половины, но что самое главное, резко вырос их антирейтинг. Иными словами, избирая или назначая людей с высоким антирейтингом, власть гладит электорат против шерсти, в результате тот вынужден заявлять о своей позиции — на митингах или протестным голосованием.

Таким образом, сегодняшним бенефициаром провалов власти становится системная оппозиция, голосовать будут за ЛДПР, КПРФ, „Пенсионеров России“, „Яблоко“ и т. д. В сумме они могут увеличить присутствие в региональных парламентах и советах на 30-40%. По этой же причине семь-восемь врио губернаторов могут столкнуться с угрозой „вторых туров“, так как вполне вероятно повторение сценария 2018 года с протестным голосованием „за кота“ (фактически за любого оппозиционера). Учитывая число кампаний, даже отмониторить ситуацию можно будет не везде, а значит, сюрпризов может быть гораздо больше, чем в прошлом году.

Народ настроен настороженно. В целом никто не хочет революций, но и падение уровня жизни нельзя игнорировать, как это делают сами власти. Телевизор говорит, что стало лучше жить, а реально 50-60% жить стало сильно хуже, и эта обманка и заставляет их активизироваться. Что еще делать, когда кажется, что тебя не слышат? Подавать голос, и этот голос — не в пользу власти».

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений, кандидат политических наук:

Фото из личного архива Бориса Кагарлицкого

«Думаю, что протестное голосование будет достаточно массовым, вопрос лишь в том, насколько эта тенденция будет повсеместной. Дело в том, что власть сама, когда устроила единый день голосования, не учла, что придется одновременно управлять большим количеством разных избирательных гонок с различными участниками и разным уровнем протестного голосования.

Одно дело, когда управляют более-менее единым процессом, скажем, президентских или думских выборов — тогда всем чиновникам можно дать общие указания, может быть единая линия поведения для всех представителей власти, единая линия пропаганды и т. д. А когда речь идет о выборах разных уровней практически одновременно, то управлять этим процессом невозможно — он все равно спускается на низовой уровень. И в этом случае резервы и возможности федеральной власти, чтобы продавить нужный результат, являются заметно меньшими.

Между тем протест в обществе нарастает, нарастает и недовольство. Когда оценивают масштабы протеста, часто говорят, что то или иное количество людей готово выйти на улицы. Но на самом деле мы не видим массового выхода на улицы, зато видим совершенно другое: огромная масса людей, даже большинство, сейчас готовы протестовать единственным способом — у избирательных урн.

Некоторые регионы покажут себя более протестными, а другие — более лояльными. И это зависит еще и от того, кого выбирают. Если вы выбираете муниципальных депутатов, то тут не важно, каков уровень протеста. Если вы выбираете депутатов регионального собрания или горсобрания в крупных городах, то тут вы можете увидеть уже достаточно жесткий протест против „Единой России“. В третьей группе будут выборы, где появился хотя бы один, хоть сколько-нибудь привлекательный оппозиционный кандидат, который может сконцентрировать на себя это протестное голосование. Уровень протеста, естественно, будет в таких регионах гораздо выше.

Если речь идет о выборах в два тура, мы прекрасно понимаем, что у „ЕР“ почти нет шансов выиграть. Мало того, что избиратели всех кандидатов объединяются против единороса, но не менее важно и то, что во втором туре люди наконец-то понимают, что можно провалить официального кандидата, и просто более активно идут на выборы. Это мы могли наблюдать уже осенью прошлого года.

Есть регионы, как, например, Петербург, где уже нарисовался конфликтный уровень, и он будет достаточно высок. В других регионах он может быть пока еще только гипотетически. Но мне кажется, что очень большая ошибка как политологов, так и, кстати говоря, федеральных чиновников, что они сосредоточили все свое внимание на Москве и все больше и больше упускают регионы. Именно в регионах они, возможно, понесут самое тяжелое поражение».

Анна Очкина, руководитель Центра социального анализа ИГСО, социолог, кандидат философских наук:

Фото из личного архива Анны Очкиной

«Голосование в регионах будет очень сильно различаться. Где-то, например, в Хабаровском крае, точно будет протестная активность, проявится недовольство. А где-то, наоборот, недовольство выразится в полном невнимании и неучастии граждан, например, на городских выборах.

В Хабаровском крае после прошлых выборов губернатора сформировался общий блок недовольства. В целом в России массовые митинги, которые имеют главной повесткой требование отставки федерального правительства, очень редки. Да, на многих митингах вносят в резолюцию требование отставки Кабмина, но чтобы специально для этого собирали людей на митинг — это редкость. Но в Хабаровском крае в этом году такие протестные митинги были.

У нас нет оформленного политического сознания в сравнении даже с пассивными американцами. Вот, к примеру, американец всю жизнь голосовал за республиканцев, и вдруг республиканцы не оправдали его ожиданий — тогда он может проголосовать за демократов, а может проголосовать за независимого кандидата. Но там, по крайней мере, понятно, что можно предсказать, потому что есть некая политическая „матрица“. У наших же людей нет политической „матрицы“, мы очень эмоциональны в политической жизни. У нас часто даже недовольство, политические претензии проявляют себя как обида. Поэтому не исключено неожиданное перераспределение предпочтений. Может повториться тенденция, когда станут набирать очки люди-новички, маргиналы в политике, находящиеся за пределами сложившихся больших структур. Недаром в Москве „Единая Россия“ идет самовыдвиженцами. То есть политтехнологи просчитали эту возможность, почувствовали эти тенденции и попытались правящую партию вывести в маргинальные рамки.

По факту поражения „ЕР“ ждать не приходится. Даже не во всех регионах она потеряет проценты. Но элемент протестного голосования в разных формах — или неучастия, то есть фактически срыва выборов, или 10-15% голосов за каких-то совершенно неожиданных людей и малые партии — будет во всех регионах. Встряска может быть в самых разных регионах. А там, где встряски не будет, может проявиться колоссальная потеря интереса людей к выборам, особенно если выборы городские.

Победы у „ЕР“ возможны, но это будут пирровы победы, после которых „партию власти“ разлюбят и разуверятся в ней окончательно».

Дмитрий Ремизов

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 7°
Санкт-Петербург: 8°