В мире

В ОДКБ знают, куда идут?

Место генсека Организации Договора о коллективной безопасности наконец-то занято — представителем Армении. Означает ли это, что союз решил все свои проблемы?

21:00, 19.05.2017 // Росбалт, В мире

Фото с сайта odkb-csto.org

В начале мая, после четырех месяцев исполнения обязанностей генерального секретаря Организации Договора о коллективной безопасности Валерием Семериковым, кресло генсека наконец-то занял представляющий Армению Юрий Хачатуров. К тому моменту столь долгое «безвластие» породило обилие публикаций в СМИ о том, что «ОДКБ доживает свой век».

Впрочем, много разговоров на эту тему было и в тот период, когда ОДКБ не послало свои Коллективные силы оперативного реагирования в Киргизию при свержении Курманбека Бакиева с поста президента, а также когда организация фактически никак не отреагировала на прошлогоднее обострение ситуации в Нагорном Карабахе. Скепсиса добавило и то, что осенью минувшего года Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев внезапно «заболел» перед встречей глав государств ОДКБ в Ереване, явно не желая обсуждать армяно-азербайджанский конфликт.

Хачатуров, напомним, в течение восьми лет, до октября прошлого года, занимал должность начальника Генштаба Вооруженных Сил Армении, а затем был назначен секретарем Совета национальной безопасности. Однако, по словам представителя Армении в ОДКБ в 1995—1998 годах Степана Григоряна, высказанным в интервью армянской службе радио «Свобода», назначение на должность генсека организации представляющего Ереван военного не может дать Армении существенные преимущества.

«Генеральный секретарь ОДКБ имеет определенные функции. Он не может открыто проводить в ОДКБ интересы своей страны, поскольку функции генсека иные. Главным политическим органом в ОДКБ является совет глав государств, он и принимает главные политические решения», — сказал Григорян. А как отметил на пресс-конференции в Москве сдававший свой пост Валерий Семериков, комментарии о «конце ОДКБ» исходят исключительно от «сказочников».

«Часто политологи обсуждают проблемы ОДКБ, не имея представления об Организации, о системе принятия решений в ней и делают вывод, что организация недееспособна, — отметил он. — Якобы потому, что вот ситуация в Кыргызстане — там не применяются коллективные силы, ситуация в Нагорном Карабахе — тоже. Конечно, это дилетантская точка зрения, есть многие другие способы оказания помощи — не только с использованием Коллективных сил оперативного реагирования. Ну, а потом — ведь на применение коллективных сил принимаются соответствующие решения, и эти решения принимаются консенсусом, и принимают его главы государств, и уж поверьте — они взвешивают ситуацию всесторонне».

Семериков уверяет, что деятельность ОДКБ, благодаря сбалансированности принятия решений и многим другим обстоятельствам, высоко оценивается даже на международных площадках: «И в ОБСЕ, в ООН мы слышим только положительные отзывы от наших коллег, и все изучают не только состояние дел, но и опыт наш, и мы делимся этим опытом, и со всеми международными организациями заключены протоколы, меморандумы о взаимодействии, благодаря тому, что у нас проводится очень большая работа в целом».

Как сказал заместитель генерального секретаря ОДКБ корреспонденту «Росбалта», одним из самых больших успехов организации можно считать создание (в 2009 году) и деятельность КСОР.

«Если кому-то интересно — можете посмотреть историю создания аналогичных коллективных сил оперативного реагирования в блоке НАТО, в Европейском союзе. Я заверяю вас, что там сроки в разы потребовалось больше времени, — заявил Валерий Семяриков. — Ну, и самое главное это, конечно, состав этих коллективных сил оперативного реагирования — на сегодняшний день это самые лучшие подразделения всех государств. В первую очередь, это конечно войсковая составляющая. Второе — поскольку перед коллективными силами стоят разносторонние задачи — не только по отражению вооруженного вторжения противника, но и связанные по борьбе с терроризмом, с наркотиками, по укреплению границ, вплоть до каких-то демонстрационных действий, — поэтому в составе этих Коллективных сил есть и представители правоохранительных органов, спецподразделений, спецслужб, МЧС. Буквально года четыре или три назад мы в состав КСОР включили подразделения, которые непосредственно занимаются борьбой с незаконным оборотом наркотиков, они тоже доказали свою эффективность».

По словам Валерия Семерикова, потенциал совместных миротворческих сил таков, что они способны выполнять задачи не только на территориях государств- членов ОДКБ, но и на территории других государств по мандату Совета Безопасности ООН. Но при этом организация не может «достучаться» до НАТО с предложениями о сотрудничестве.

«Несмотря на контакты с отдельными членами альянса, в целом, со стороны организации есть непонимание, скажу откровенно. Мы с ними встречаемся, отдельно с ними обсуждаем проблемы, вопросы, но систематизировать нашу работу, формализовать нашу работу между организациями никак не получается», — сказал он.

На днях и министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью телерадиокомпании «Мир» высказался на эту тему: «Натовцы, наоборот, воспринимают Россию как страну, которая является противником, угрозой даже и всячески стараются принизить статус и значение того, что делает ОДКБ».

Недавний и. о. генсека ОДКБ также напомнил, что еще в 2004 году главы государств-членов организации приняли отдельное решение по взаимодействию с НАТО. Были намечены конкретные направления. Выработанные предложения были направлены в штаб-квартиру альянса с готовностью организовать совместную работу, но там не дали никакого ответа.

Своеобразной иллюстрацией об отношении к перспективам такого сотрудничества в странах НАТО может служить мини-опрос, который корреспондент «Росбалта» провел среди парламентариев государств Прибалтики.  Все они ответили примерно в том смысле, что «этого не может быть, потому что не может быть никогда», либо «ОДКБ — это неполноценная организация, находящаяся исключительно под влиянием Кремля».

Однако, по мнению президента Академии геополитических проблем, генерал-полковника Леонид Ивашова, единой военной политики в рамках ОДКБ как раз нет. «Если министры обороны договаривались о чем-либо, например, солидарно выступали против расширения НАТО, то дипломатические ведомства согласовать этот процесс не могли. Если Россия выступала против действий НАТО или США, то другие республики, если и поддерживали, то молчаливо», — заявил он в интервью Sputnik Армения.

Получается, что авторитетный эксперт в какой-то степени и согласен с мнением прибалтийских коллег о «неполноценности ОДКБ», только по другим причинам: к сожалению для Кремля, осуществлять полный контроль внутри организации  у него, наверное, пока не получается.

Кстати, напомним, что на момент подписания договора в ОДКБ было девять государств-членов, но после того, как ее покинули Грузия, Узбекистан и Азербайджан, их осталось только шесть: Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, РФ и Таджикистан.

Герман Напольский

.

 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости^

Погода

Москва: +15..+27
Санкт-Петербург: +14..+23