В мире

Порошенко решил стать «суперпрезидентом»?

В преддверии визита украинского лидера в США в Киеве инициировано «переформатирование» АТО и рассмотрение закона о реинтеграции Донбасса.

21:08, 16.06.2017 // Росбалт, В мире

Фото с сайта president.gov.ua

Пока внимание россиян было приковано к прямой линии с лидером нации, украинцев озадачил их собственный президент. Заявление Порошенко о готовящемся законе про реинтеграцию Донбасса отвлекло внимание от других насущных проблем. Граждане Украины привыкли, что за каждым новым законом что-то стоит, но не то, о чем напрямую заявляют власти — такая вот идет «игра-угадайка». Поэтому объяснить инициативу Порошенко попытались многие. Политики и эксперты принялись рассуждать, что это за «зверь такой» и чем все это может обернуться.

Собственно, началось все с предложения Александра Турчинова завершить АТО. Секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) заявил в интервью агентству «Интерфакс-Украина», что нужно закончить антитеррористическую операцию и перейти к новому формату защиты от «гибридной войны» с Россией.

«Военные действия продолжаются на востоке нашей страны уже три года и переросли как по продолжительности, так и по масштабам формат АТО. В то же время нужно отметить, что антитеррористическая операция выполнила очень много важных задач, — сказал Турчинов. — Именно в рамках АТО мы остановили агрессора, смогли провести президентские, парламентские и местные выборы, а также освободили значительную часть оккупированной территории Украины… В то же время, пришло время перейти к новому формату защиты страны».

Возможно, выступление секретаря СНБО пропустили бы мимо ушей, так как отношение к этому государственному мужу в стране неоднозначное — его «лидерские» позиции в антирейтинге политиков тому прямое свидетельство, но Турчинов заговорил о больном и опасном — о военном положении и возможностях применения ВСУ в этих условиях.

«Несмотря на распространенное мнение, согласно нашему законодательству, введение военного положения предполагает лишь наличие особенного правового режима в стране или в отдельных регионах, и не предоставляет автоматического права на использование ВСУ и других воинских формирований», — пояснил Турчинов, добавив, что законодательство формировалось на основе представлений ХХ столетия о классической войне и не учитывает необходимости противостоять «гибридной агрессии», которую развязала против Украины РФ.

Нужно отметить, что юридическая несостоятельность АТО и вероятность объявления военного положения в стране уже давно обсуждается в обществе. Как-то странно все это, когда в одной части государства «идет война», а остальные граждане лишь смотрят ее по телевизору, ну и, в крайнем случае, жертвуют чего-нибудь на нужды военных. Но украинские власти, ориентированные в основном на защиту олигархического бизнеса и капитала, сросшиеся с ним намертво, народ слышать не хотели. Да и у населения, собственно говоря, не сформировано единое мнение по этому вопросу. С одной стороны, чтобы не допустить дальнейшего развала страны, нужно «объявить войну» и всем вместе бороться против врага, если таковой есть, с другой… Хлопотно это и опасно, ведь придется забыть о мирной жизни и всевозможных благах. Может быть, даже взять в руки автомат или трудиться на оборонном предприятии не за зарплату, а за идею.

До сих пор непонятно, было ли заявление Турчинова согласовано с Порошенко или это его личная инициатива, которую нужно рассматривать как «рассуждения вслух». Вообще-то, украинские чиновники самого высокого уровня забывают частенько, что их публичные высказывания могут непредсказуемым образом изменить судьбы миллионов граждан. Но, если взять в расчет, прозвучавшие у Турчинова идеи о «предоставлении президенту расширенных полномочий», то демарш видится спланированным и согласованным.

«Пришло время не просто признать оккупированными некоторые регионы Донецкой и Луганской областей, но четко, на законодательном уровне определить основы государственной политики по их освобождению. Необходима эффективная технология защиты страны, а для этого законодательно нужно предоставить президенту право применять ВСУ и другие военные формирования против гибридной агрессии со стороны РФ», — подчеркнул секретарь СНБО.

Если все же предположить, что Турчинов действовал на свой страх и риск, именно так думают некоторые эксперты, то приходится признать, что Порошенко молниеносно использовал ситуацию в свою пользу, еще раз продемонстрировав свой опыт в политических играх. Уже на следующий день украинский президент, выступая перед журналистами, заявил, что «российская агрессия» в Донбассе должна быть остановлена, причем для этого важно задействовать все возможности. А потому сворачивать в Донбассе военные действия Киев не собирается.

«По моему поручению был разработан проект законодательного акта, который называется „О реинтеграции оккупированных территорий Донбасса“, — сказал Порошенко. — Он охватывает целый ряд мероприятий и шагов, которые надо будет осуществить для обеспечения реинтеграции, для определения правового режима».

Детали закона пока не известны, но президент заверил, что работа над документом идет тщательная. В разработке участвуют украинские депутаты и эксперты. Также Порошенко уточнил, что законопроект базируется на Минских соглашениях. Россия при этом, по его мнению, будет продолжать находиться под западными санкциями. Правда, буквально через полдня, Порошенко, видимо страхуясь на случай, если его закон не примут, сделал еще одно заявление.

«Если мы отменим АТО и в то же время не предоставим военным права действовать адекватно в условиях агрессии — оставим Украину беззащитной», — заявил Порошенко в интервью журналистам, отвечая на вопрос о возможности отмены антитеррористической операции и введения военного положения.

Депутаты Верховной рады почти единодушно воздерживаются от комментариев президентской инициативы, ссылаясь на то, что неплохо было бы хотя бы сначала прочитать проект, но считают высокой вероятность того, что закон останется на бумаге, по крайней мере — до осени. До летних каникул парламентариям осталось всего несколько дней и вряд ли сразу найдется достаточное количество голосов «за». Тем более, согласно  Турчинову, президенту понадобятся расширенные полномочия, а это прямая заявка на главенство во власти в парламентско-президентской республике.

Хотя депутаты президентского блока настроены решительно. Закон о реинтеграции Донбасса предусматривает введение в регионе «гибридного военного положения», сообщил в четверг депутат крупнейшей в парламенте фракции «Блок Петра Порошенко» Мустафа Найем. «Сейчас мы стратегически подумали на два шага вперед, обходим вопрос введения военного положения, вводя так называемое гибридное военное положение через закон, который будет внесен на рассмотрение Верховной радой на следующей неделе, — сказал Найем на форуме, организованном Институтом Горшенина в Киеве. — Этот закон будет предусматривать в первую очередь объединение административных ветвей и возможность привлечения Вооруженных сил».

По его словам, скорее всего проведение антитеррористической операции в Донбассе будет «переформатировано». В частности, руководство военной операцией перейдет от Службы безопасности Украины к другим органам. К каким точно — Наем не сказал, но нужно думать, что к Министерству обороны. Также можно предположить, что в случае введения военного положения главнокомандующим останется Петр Алексеевич Порошенко. Так что хотя президента пока открыто не обвиняют в попытках узурпации власти, но отмечают реальные возможности ее укрепления.

Серьезную поддержку инициативам Порошенко могло бы обеспечить решение властей США о предоставлении Украине летального оружия. О возможности позитивного решения этого вопроса  сообщил спикер Верховной рады Андрей Парубий, находящийся в Вашингтоне с рабочим визитом. «Мы проговаривали, собственно, увеличение финансирования помощи Украине в бюджете США на 2018 год и, конечно, мы обсуждали вопрос предоставления Украине летального оборонительного вооружения, — заявил председатель ВР после встречи со спикером Палаты представителей Полом Райаном. — И я надеюсь на положительное решение относительно предоставления Украине вооружения, в первую очередь противотанковых комплексов „Джевелин“, и очень рассчитываю, что в том числе мой приезд будет способствовать тому, чтобы этот вопрос был решен положительно».

Специалисты считают, что расклад сил очень скоро сможет прояснить Трамп на встрече с Порошенко, которая запланирована на 19—20 июня. Контекст предстоящих переговоров двух президентов (не на полях саммита «двадцатки», а в ходе полноценного рабочего визита) может либо создать предпосылки для второго «расцвета» и усиления позиций Порошенко, либо существенно сократить его «жизнь» как главы государства.

В дискуссии о статусе АТО поучаствовал и министр внутренних дел Украины. Арсен Аваков считает, что нужно переформатировать статус военной операции в Донбассе, однако не изменять ее суть. «Этот закон никакого отношения к реинтеграции, к признанию статуса захваченных территорий, прав людей и правовому режиму на данной территории не имеет», — высказался Аваков на брифинге в Киеве, таким образом аккуратно обозначив свое негативное отношение к инициативам Турчинова и Порошенко. Поговаривают, что в случае принятия закона об АТО и реинтеграции Турчинов отъест серьезный кусок власти у министра внутренних дел.

Мнения украинских экспертов разделились. Одни считают, что закон будет работать исключительно на укрепление власти Порошенко и расширение его полномочий, другие — что переформатирование АТО сыграет положительную роль в остановке развала Украины и закон о реинтеграции более логичен и перспективен, чем закон о признании территорий ОРДЛО оккупированными.

«Думаю, речь идет о переходе от исключительно оборонительной тактики в противодействии российской агрессии к более маневренной тактике, упреждающей и ломающей тактику Кремля на Донбассе. Это не значит военный вариант разрешения конфликта. Или уход из Минских соглашений. Украинская власть неоднократно озвучивала, и эта позиция, уверена, остается неизменной — исключительно мирно-дипломатический вариант возврата территорий», — пишет на своей странице в Фейсбуке политолог Олеся Яхно-Белковская.

По ее мнению, российская власть, не сумев использовать самопровозглашенные образования в качестве инструмента развала украинской государственности, теперь перешла к варианту постепенной аннексии ОРДЛО. Украине, считает Яхно, необходимо иметь возможность более оперативно реагировать на ситуацию (например, в вопросе гуманитарных миссий и помощи); на законодательном уровне утвердить базовые позиции реинтеграции оккупированных территорий (а не принять закон об оккупированных территориях, как предлагают его инициаторы, что может отрезать навсегда от Украины часть  территорий — у Грузии уже есть негативный опыт в отношении подобного закона); мотивировать западных партнеров к более жесткому давлению на Россию в вопросе «деоккупации» Донбасса и Крыма.

«Нельзя говорить об отсутствии войны и требовать от общества мобилизации. Тем более, что на PR-уровне война вроде бы и не отрицается, но как только разговор переходит в правовую и экономическую сферу, она превращается в антитеррористическую операцию, — выразил свое мнение изданию „Главред“ директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский. — В таких условиях власть не вправе требовать от общества ни доверия, ни уважения к себе, ни, тем более, той самой мобилизации, которая необходима для победы над врагом».

На взгляд эксперта, это является принципиальным вопросом с точки зрения и внутреннего, и внешнего восприятия этого конфликта. От чего зависит не только отношение к нему, но и поведение в нем как непосредственно участвующих, так и третьих сторон. Власть часто оправдывает свою попытку уйти от необходимости введения военного положения тем, что в этом случае Украине якобы МВФ не даст кредиты. Но таких требований фонд к Украине не предъявлял, тем более, что военное положение может быть введено на части территории страны, в то время как остальная часть будет «заниматься возвращением кредитов». Хотя «гибридная война» охватывает все сферы жизнедеятельности и все части страны, и, по сути, является тотальной, а никак не локальной, полагает Сунгуровский.

Многие эксперты отмечают, что  с самого начала этого конфликта украинская власть пошла на нарушение национального законодательства. Ст. 4 Закона Украины «Об обороне» четко предписывает действия президента в этом случае — введение военного положения. Но поскольку политическое руководство Украины привычно мыслит в категориях экономических выгод и электоральных преимуществ, то пойти на это оно, естественно, не могло. Все заявления о введении такого положения в случае интенсификации конфликта не были подтверждены действиями. Были и интенсификации, и жертвы, и экономические потери — не было только готовности и решительности пойти на бескомпромиссные действия по отстаиванию национальных интересов. Во многих случаях роль государства была в этом отношении компенсирована ролью гражданского общества — добровольческих и волонтерских движений.

А вот что вынудило Порошенко изменить подход к этому вопросу, остается пока не совсем понятным. Возможно, он почувствовал, высокую вероятность досрочных президентских выборов и решил переломить ход событий. В любом случае, ждать событий, способных пролить свет на эту проблему, осталось недолго. И визит Порошенко с США назначен на следующую неделю, и парламентские дебаты, возможно, состоятся.

Валентин Корж, Днепр, Украина

По теме

Статьи

Новости

Все новости^

Погода

Москва: +9..+21, малооблачно
Санкт-Петербург: +10..+17, малооблачно